Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Центре Карнеги прошел круглый стол "Бремя преемника"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.



Андрей Шарый: Еще не состоялись выборы в Государственную Думу России, а политологи говорят о том, что может произойти в России на рубеже 2007-2008 годов, говорят о новой версии путинского режима и о бремени его преемника. Об этом репортаж с круглого стола Центра Карнеги обозреватели Радио Свобода Михаила Соколова.



Михаил Соколов: Авторитарный режим в России укрепился всерьез и надолго. В этом у всех экспертов нет никаких сомнений. Роль статьи шестой о направляющей и руководящей роли КПСС играет статья 80-я Конституции об особых полномочиях президента, в полно мере реализованная Владимиром Путиным, именно эта юридическая норма, вкупе с психологией любого носителя власти представляют из себя препятствие для того, чтобы, нынешний премьер и президент поменялись креслами, и Владимир Путин всевластно правил уже из Белого дома, - считает вице-президент фонда ИНДЕМ бывший помощник главы государства юрист Михаил Краснов.



Михаил Краснов: Президент является главой государства, что он гарант, что он обеспечивает суверенитет, целостность, права человека, и он же определяет (это вообще нонсенс, я всегда говорю) основные направления внутренней и внешней политики. Если центр тяжести переместится в правительство, то персоналистский режим никуда не денется, он даже усилится. В принципе репетиция уже была. Это чеченская модель. Президент был номинальной фигурой, Алханов, я имею в виду, а премьер Кадыров был реально управляющим субъектом. Не может так случиться психологически, что вот этот стиль, который мы видим уже по телевизору - и Зубкова, и Иванова, он вдруг куда-то денется. Он никуда не денется.



Михаил Соколов: Профессор Виктор Шейнис показывает, что конструкция «Путин - премьер» рискованна для режима и окружения президента, так как будет базироваться на личных обязательствах.



Виктор Шейнис: Если вступает в силу переход Путина с одного поста на другой, возможно, будет какая-то комбинация, которая так или иначе сохранит за ним доминирующее положение. Но если он занимает пост премьер-министра, значительно более слабый по Конституции, нежели пост президента, то тут возникает вопрос о качествах преемника. Изменить Конституцию таким образом, чтобы принципиально повысить роль премьер-министра, нельзя. Убрать 80-ю статью из Конституции в принципе возможно, но изменить ее так, чтобы премьер перестал зависеть от парламентского большинства, сохраняя основные черты нашей Конституции, все-таки невозможно. И тогда возникает вопрос о неформальных отношениях, о действии реальной Конституции, о фактических обязательствах преемника перед нынешним президентом.



Михаил Соколов: Но гипотетическое перемещение хотя бы части власти из Кремля хоть на время оказало бы позитивное влияние на развитие политической ситуации, полезна для общества и уже развернувшаяся борьба силовых группировок, - считает профессор Виктор Шейнис.



Виктор Шейнис: И здесь я мог бы процитировать Игоря Губермана: "Я за столом не первый год сижу с друзьями-разгильдяями, и наплевать мне, чья возьмет, в борьбе мерзавцев с негодяями". Впервые исход этой борьбы приобретает некоторый интерес.



Михаил Соколов: Аналитик Алексей Макаркин объясняет логику Путина, не готового отойти на позиции отца-основателя...



Алексей Макаркин: Любая попытка сыграть роль человека, который обладает рейтингом, моральным авторитетом, является отцом-основателем режима, но не имеет формализованных полномочий и не имеет формализованных ресурсов в своих руках, закончится войной всех против всех, которую он так и не сможет остановить. Отсюда и тот вариант, который был избран президентом - максимизация ресурсов в своих руках при достаточно, наверное, все-таки слабом преемнике на посту президента.



Михаил Соколов: Политолог Борис Макаренко считает, что на съезде «Единой России» Владимир Путин нанес удар по партийной системе.



Борис Макаренко: С приходом Путина в "Единую Россию" все равно партийная система не будет развиваться, потому что остальным партиям от этого стало еще хуже, но и "Единая Россия" не станет от этого сильной партией. Сразу после 2008 года "Единая Россия" останется не партией, а инструментом в руках Владимира Владимировича Путина.



Михаил Соколов: Профессор Евгений Ясин убежден: уйти из созданного им центра власти Путин уже не может. А думающим о России следует размышлять о развитии общества…



Евгений Ясин: Путин произвел стабилизацию системы посредством захвата контроля над всеми властными рычагами и умелым их пользованием. Те люди, в общем, сравнительно спокойно все это отдали, наоборот, им была предложена традиционалистская модель, вообще-то, тупиковая для России абсолютно, причем на короткой исторической дистанции. Просто есть некая работа, которую надо выполнять, нужно осмысливать идеологически, политически, философски, то, что происходит. Второе - это, с моей точки зрения, работа в низовом слое, это местное самоуправление, это жилищно-коммунальное хозяйство, как ни странно, это какие-то вещи, которые касаются людей непосредственно. И вот если там будут выращиваться какие-то требования, какие-то установки, будут люди выступать со все более энергичными требованиями о том, чтобы, скажем, выборы были более демократичными, чтобы за местными собраниями закреплено было право сбора налогов или сборов для каких-то местных мероприятий и так далее, это будет тот живой слой, из которого что-то может вырасти.



Михаил Соколов: Тем, кто грезил о европейском пути России, ее вхождении в постиндустриальную цивилизацию, остается лишь терпеливо ждать изменений в обществе, и анализировать данное историей .


XS
SM
MD
LG