Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Тарас Возняк: Бандера на самом деле означает флаг, а не бандит, но это очень хорошо работало в советское время


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие главный редактор львовского журнала "И", культуролог Тарас Возняк .



Андрей Шарый: О том, как фигура Степана Бандеры воспринимается в нынешнем общественно-политическом контексте в разных частях Украины и в России, я беседовал с главным редактором львовского журнала "И", известным в городе культурологом и общественным деятелем Тарасом Возняком.



Тарас Возняк: У нас здесь это как бы вопрос не особенно дискуссионный, скажем так. Почему? Потому что в принципе видение этой фигуры все-таки немножко другое, чем в России или даже в восточной Украине. Специального какого-то неприятия этой фигуры по большому счету нет при всем том, что надо понимать, что он был не единственной фигурой, которая руководила Украинской повстанческой армией, практически не принимала участия в событиях 40-х годов. Он был за границей, сначала был в концлагере в Германии, куда его, кстати говоря, нацисты посадили, о чем большинство людей и не знают. Как политический деятель он был только одним из, но почему-то в силу, я так думаю, работы советской пропагандистской машины, эта фигура самая значительная сейчас.



Андрей Шарый: Как раз о работе советской пропагандистской машины... Как быть с такими фигурами? Для целых поколений людей, тем, кому за тридцать, у Бандеры на всем пространстве бывшего Советского Союза однозначная абсолютно репутация, никакой работы по реабилитации этой фигуры не проводится за пределами западной Украины фактически. Как быть с ним и не рано ли ему ставят памятник, как вы считаете?



Тарас Возняк: Если говорить о западной Украине, то, конечно, не рано, его же ставят не в Киеве. Мало того, он похоронен в Мюнхене, его не переносят, скажем, в Киев. Украина дозревает до понимания исторической оценки той или иной фигуры, и это, наверное, действительно проблема Украины. Это одна сторона дела. Другая сторона дела - объективная оценка и личности, и движения. Она будет происходить со временем, сейчас еще очень много эмоций обеих сторон. Но, кроме того, надо быть готовым еще к тому, что, скажем, такие политические фигуры имеют и будут иметь разную оценку в разном контексте. Скажем, Наполеон для французов - это не Наполеон для русских. С этим в принципе никто ничего сейчас не делает и делать не должен. То же касается и Бандеры. Все-таки он даже был не главной фигурой. Главной фигурой все-таки был командующий Украинской повстанческой армии генерал Шухевич, о котором практически никто ничего не знает, и на самом деле он руководил повстанческим движением, а Бандера был политическим лидером. Но почему-то волна вынесла его фамилию, наверное, потому что она созвучна определенному российскому слову. Бандера на самом деле означает флаг, а не бандит. Но это очень хорошо звучит и очень хорошо работало в советское время.



Андрей Шарый: Есть несколько фигур украинской истории, вклад которых в эту самую историю подлежит переоценке. Вот скажите, пожалуйста, за полтора десятка лет украинской независимости в обществе, в Киеве, во Львове изменилось отношение к таким фигурам - Махно, скажем, Петлюра, Бандера тот же самый, произошел какой-то серьезный сдвиг в украинском общественном сознании?



Тарас Возняк: Они уходят из актуальной политики в исторический контекст. Они просто становятся фигурами, скорее, индифферентными, они уже не возбуждают столько эмоций. Возможно, это нормальный ход событий, потому что изменить взгляды человека, особенно старшего возраста практически, я думаю, невозможно. Что касается обучения в школе, ну, ищутся формулы, которые будут иметь своей целью то, что называется "примирение наций". Потому что, как в Испании фигура Франко противоречивая, но все-таки они нашли в себе силы искать определенный компромисс.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG