Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Турция-Ирак: что если Анкара решится на военную операцию в Курдистане?


Ирина Лагунина: Руководство Курдской рабочей партии (ПКК) – группировки на севере Ирака, выступающей за создание независимого курдского государства, включающего районы южной Турции – заявило в пятницу о том, что бойцы ПКК перемещаются из Ирака на турецкую территорию. Между тем, на границе с Ираком со стороны Турции по-прежнему сосредоточены силы турецкой армии, и премьер-министр страны заявил, что Турция готова к любой международной критике в ответ на решение ввести войска в Курдистан. Эксперты отмечают, что решение турецкого правительства вмешаться в иракские дела подогрето резолюцией о признании геноцида армян в Османской империи, принятой комитетом по международным делам Конгресса США. Турция в ответ даже отозвала своего посла из Вашингтона. Однако само турецкое правительство подчеркивает, что курдский вопрос с резолюциями Конгресса не связан. Не далее, как в пятницу утром один турецкий военнослужащий был убит и двое ранены от взрыва бомбы, заложенной ПКК. А всего от рук этой организации, - признанной террористической и Европейским Союзом, и США, - за последние 23 года погибли около 30 тысяч человек. ПКК начала свою террористическую борьбу за независимость в 1984 году.


Но нынешняя угроза Турции вторгнуться на территорию Ирака в районе Курдистана порождает целый ряд проблем. От расстановки сил внутри Ирака до отношений в НАТО. Сейчас, как отметил министр обороны США Роберт Гейтс, 70 процентов всех перелетов ВВС сил коалиции проходит через Турцию. И треть всего топлива для военной техники. Мы беседуем с бывшим советником президента Ирака Джаляля Талабани Камраном аль-Карадаги. Если Турция введет войска, что будет с правительством в Багдаде?



Камран аль-Карадаги: Я думаю, это приведет к большому напряжению между Анкарой и Багдадом. Потому что недавно иракский министр внутренних дел посетил Анкару и после длительных переговоров они подписали соглашение по вопросу о борьбе с терроризмом и в том числе ПКК. Согласно этому соглашению Турция обязалась, что она не перейдет границы без заранее разрешения от Багдада. И поэтому если Турция это сделает без разрешения Багдада, это будет иметь негативные последствия для отношений между Багдадом и Анкарой.



Ирина Лагунина: Но насколько я понимаю, этот горный район, в котором сосредоточены около 3 тысяч бойцов группировки ПКК, не под контролем властей – ни в Багдаде, ни в курдской автономии.



Камран аль-Карадаги: Этот район, конечно, недоступный район – это в горах. Это такой треугольник между Ираком, Турцией и Ираном. Курдские власти на севере Ирака в Курдистане не имеют контроль над этим районом. ПКК там сидит крепко, никто не знает, сколько точно, но они крепко сидят. Очень трудно бороться против них в этом районе. Но судя потому, что скопления турецких войск очень большие, мы не знаем, что будет, если действительно такая большая сила вторгнется на территорию Курдистана. Потому что они все равно не смогут добраться до этих баз ПКК в этих горах. Поэтому курдские власти, курды вообще в Ираке очень обеспокоены эти, что это может привести к дестабилизации районов или может быть люди, мирное население пострадает. Эти опасения существуют.



Ирина Лагунина: Но если центральные власти не могут контролировать этот район, курдские власти тоже не могут это делать. Турция хотела бы ввести воска и поставить ситуацию под контроль, но международное сообщество резко против. Но кто в таком случае должен решать этот вопрос? Кто может избавить турецкое население от терактов ПКК?



Камран аль-Карадаги: Вопрос должен решиться между Анкарой и иракскими курдскими властями. Потому что военным путем очень трудно, имеет негативные последствия по многим причинам. Это и отношения Турции с Европой, отношения Турции с Америкой, с Багдадом и с самими иракскими курдами. В свое время почти год назад или меньше была договоренность между Анкарой, Америкой и Ираком создать совместный комитет, чтобы обсудить именно эту проблему – проблему ПКК. Нужно сказать, что ПКК – это не только проблема для Турции, проблема для Ирака вообще и для иракских курдов. Потому что это в их районе. Но этот тройственный комитет не сработал, потому что когда иракское правительство хотело создать свою делегацию на митинг в Анкаре, то Анкара отказалась присутствовать на митинге, потому что иракское правительство включило в свою делегацию во главе с министром по делам безопасности представителя курдской администрации, поскольку иракские курды знают лучше эту проблему. Турция отказалась и настаивала на том, что если будет представитель от курдского правительства в этой делегации, то тогда она не будет вести переговоры. Проблема в том, что Багдад, центральная власть Ирака не имеет контроль на севере. Северный Ирак находится под контролем иракских курдских властей. Поэтому претендовать, как будто эти власти не существуют, со стороны Анкары – это как спрятать голову в песок.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с Камраном аль-Карадаги, бывшим советником президента Ирака Джаляля Талабани. Однако работающий в Анкаре специалист по Турции Дэвид Бархард отмечает, что у турецкого правительства не осталось выбора:



Дэвид Бархард: Стартовым выстрелом для турков послужило то, что – особенно в последние две недели – слишком много людей погибли от терроризма, исходящего с Севера Ирака. Складывается впечатление, что ПКК специально повышает ставки, потому что, по моим подсчетам, только в последние два-три дня на востоке Турции в терактах погибли около 20 человек. И турки полагают, что если уж США вторглись в Ирак под лозунгом борьбы с терроризмом, то морально просто неприемлемо, что в Турции столько людских жертв из-за того, что США явно бездействуют.



Ирина Лагунина: Специалист по Турции в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований Булент Алириза отмечает, что это недовольство бездействием Соединенных Штатов в отношении курдских боевиков вкупе с резолюцией по геноциду армян может иметь серьезные последствия и для войны в Ираке, и для региональной политики.



Булент Алириза: Турция уже заявила, что ответ последует. В том числе идут разговоры о том, чтобы закрыть США коридор в Ирак через базу в Инчирлике. Высказываются и другие предложения. Например, в последние дни шли утечки о том, что Турция может перекрыть поставки топлива в Ирак. Откровенно говоря, если учесть, что Соединенным Штатам сейчас необходимо создать широкий фронт для давления на Иран, то нежелание Турции сотрудничать с Вашингтоном может иметь огромные последствия для США.



Ирина Лагунина: Булент Алириза также отмечает, что турецко-иранская граница стабильна с 17 века. И хотя она в последние годы прочно разделяла светскую Турцию и шиитскую иранскую теократию, в последнее время в отношениях между странами наметилось потепление.



Булент Алириза: Конечно, враг моего врага – мой друг. Турция и Иран, несмотря на все разногласия, которые у них есть, де факто объединились против курдских боевиков, которые выступают против обеих стран с территории северного Ирака.



Ирина Лагунина: Иран, кстати, даже перекрывал в последнее время границы с Курдистаном, чтобы не допускать на свою территорию курдских боевиков. Так что сценарий, о котором говорит Булент Алириза, вполне вероятен. Резолюция о геноциде армян, теракты с территории Ирака, бездействие, как говорят турки, со стороны США, а до этого – бесконечные новые требования для вступления в Европейский Союз. Не изменит ли это окончательно политический курс Турции? Анкара, Дэвид Бархард.



Дэвид Бархард: Будет ли это толчком в неверном направлении? Да, события явно подталкивают их к этому. Но это – не тот путь, который турки хотели бы избрать. Большинство населения этой страны хотели бы быть ближе к Западу, хотели бы вести западный образ жизни и иметь западные стандарты благосостояния. Но, по-моему, у них сейчас появляется чувство, что перед ними захлопнули дверь. Но мне кажется, что сейчас каких-то серьезных театральных заявлений и действий не будет. Прежде всего, потому, что противостояние с Западом будет иметь серьезные экономические последствия. А этого Турция конечно же не хочет.



Ирина Лагунина: Это был британский эксперт по Турции Дэвид Бархард.


XS
SM
MD
LG