Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сочинцы подсчитывают убытки от повышения цен. Дождутся ли жители Красноярска появлению дешевых продуктов? Бюджет челябинской пенсионерки. Почему многодетная семья из Обнинска никак не может получить доступное жилье? За что закрыли орловскую газету? Подмосковье: Как отсудить свою землю у банкира? Псковская область: Почему закрываются сельские школы? Саранск: Что делать, если нет денег заплатить за квартиру? Вятка: Кто защитит животных от мучителей? Самара: Жители двух домов спасают свой двор от застройки


В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Дорожают продукты питания первой необходимости, продолжают расти в цене молоко и сыр, кефир и творог, растительное масло, яйца и колбаса.



Жительница : Невозможно! Сыр 300 рублей, молоко порошковое – 50 рублей. Разве можно прожить так пенсионерам. Мы нищие живём.



Геннадий Шляхов : За продуктами питания сочинские пенсионеры, да и многие горожане идут не в магазин, а на ярмарки, что расположены в жилых микрорайонах. Любые продукты питания здесь продают не намного, но дешевле, чем в магазинах - товар приходит напрямую от поставщиков. Продавец Зина на одной из таких ярмарок торгует молочными продуктами из Кореновска Краснодарского края. От своих постоянных покупателей вот уже месяц выслушивает одно и тоже.



Зина : Люди, кто ругается, кто матерится, кто говорит: куда деваться – всё равно есть будем. Бабушки некоторые стали реже ходить. Старички, в основном, по их карману всё.



Геннадий Шляхов : Молочные продукты везут в Сочи из Краснодарского края. Своего молокозавода на курорте нет. Стоимость литра молока за прошедший месяц выросла в среднем на 7-8 рублей.



Татьяна Григорьевна : Молоко подорожало. Мы берём в мягкой упаковке. Оно стоило на ярмарке по 17 рублей. Сейчас – 24 рубля.



Геннадий Шляхов : Татьяна Григорьевна подолгу ходит по ярмарке. Остановится у одного ларька, у другого. Приценится и, ничего не купив, идёт дальше.



Татьяна Григорьевна : Мы – пенсионеры и нам очень трудно. Мы очень семья любим сыр, и каждое утро мы кушаем бутерброды с сыром. Но сейчас цены – на 100 рублей подорожало. Брали «Российский» – он 145 стоил, теперь – 245. Я сейчас его не беру. Этот кусочек, если я возьму 300 грамм на три дня. Раньше 300 грамм – 50 рублей, а сейчас где-то 100 рублей. Это всё сговор производителей и продавцов.



Геннадий Шляхов : По поводу роста цен на молочные продукты краевая власть ничего определённого сказать не могут. А вот причиной подорожания почти в два раза подсолнечного масла называет неблагоприятные погодные условия, повлиявшие на качество семян. Говорит заместитель начальника Управления пищевой и перерабатывающей промышленности Департамента сельского хозяйства Краснодарского края Юрий Крылов.



Юрий Крылов : По информации маслозаводов, они принимают семечки другие. Масла меньше, меньше масличность семян. Выход значительно ниже получается.



Клавдия Ильинична: Во так, во жизня! Ну что, живи вот пенсионер как хочешь.



Геннадий Шляхов : У Клавдии Ильиничны глаза на мокром месте. С утра – на ярмарку за молоком, потом в аптеку за лекарствами мужу, который уже месяц по соцпакету получить не может. Нет, говорят, для льготников. Покупать таблетки в свободной продаже и платить из семейного бюджета – значит остаться без еды. Продавец молока Зина, тем временем готовит новые ценники.



Зина : Сегодня поставщики пришли к хозяевам. К ним пришёл товар по новой цене. Два-три дня, сказали, еще будет подорожание на 1-2 рубля.



Геннадий Шляхов : Не только пенсионеры, но и многие работающие в бюджетной отрасли сочинцы ощутили на себе подорожание продуктов питания первой необходимости. Вот только те, кто получает зарплату - учителя, библиотекари - стесняются рассказывать о том, как непросто переносят повышение цен. Вроде как трудоспособные граждане, а получается, что обеспечить семью на зарплату от государства в сложившейся ситуации не могут.



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Заготовленные на зиму соленья и варенья - главная надежда сибиряков. Хватило бы только до следующего урожая. Основные продукты питания становятся все менее доступными - и цены продолжают расти. Сильнее всего в Красноярске подорожало молоко и все молочные продукты. За несколько дней - в среднем на 40 процентов. Так, если раньше пачка масла «Крестьянское» стоила 25 рублей, то теперь - 37, а сыры и вовсе стали дороже на 60 рублей за кило. К примеру,килограмм "Швейцарского", сваренного на Алтае, стоит минимум 220 рублей. Молока в упаковке тетра-пак теперь дешевле 30 рублей просто не найти. А вот растительное масло подорожало почти вдвое от первоначальной стоимости - в среднем за один бутыль придется отдать 60 рублей . Ценники в магазинах и на рынках меняют каждый день.



Жительница : Очень тяжело. А пенсию нам никто не повышает. Зато цены растут. Н икто нас не жалеет.



Житель : Пенсия у нас 2 тысячи рублей. Сколько же можно купить на эти деньги? А я ж не одним хлебом сытый буду. Придется траву есть.



Наталья Бурмистрова : Увеличение стоимости продуктов в 1,5-2 раза зарегистрировано не только в Красноярске, но и во всех городах региона. Представители местных молочных компаний объясняют подорожание сокращением надоев. Однако сами сельчане заверяют, что давать молока коровы меньше не стали, но признали, что продавать продукцию поставщикам теперь стали по новой цене. Объяснение этому дают простое - магазины переписывают ценники в сторону повышения, так почему же они не могут предлагать свой товар по новой цене.


Однако это повышение тут же повлекло другое. Выросли цены на кондитерские изделия. Конфеты и пряники теперь стоят дороже почти на треть. Покупатели хмурые - продукты дорожают, а вот заплату и пенсию повышать никто не торопится. Сначала хлеб, молоко, сметана и сыр, теперь вот очередь дошла до конфет.



Жительница : Ну, конечно, рост цен на продукты питания такими бешеными темпами не устраивает. Хотелось бы, чтобы качество товара соответствовало цене.



Наталья Бурмистрова : То же самое произошло и в дорогих супермаркетах. Цены выросли неожиданно. Значительно дороже стал молочный шоколад, чуть меньше прибавили в цене пряники и печенье. Продавцы уверяют, что их торговая надбавка минимальна, она осталась почти на прежнем уровне, это производители взвинтили цены и продолжают их поднимать.



Продавец : Повышение цен, как и для нас, так и для покупателей было неожиданным. Повышение цен происходит волнообразно. Сегодня повышается один продукт, завтра – другой. Естественно, мы не можем работать себе в убыток. На социально значимые продукты в нашей компании установлена минимальная торговая наценка.



Наталья Бурмистрова : Подорожали товары, в состав которых входит молоко, такое объяснение возмущенным покупателям дают в магазинах и на рынках. Исключение составила пока только сгущенка, но и это временно. Ее берут не так много, и на складах остались старые запасы.


Подобная ситуация, правда, не с молоком, а с хлебом, наблюдалась в Красноярске в июле. Тогда, воспользовавшись слухами о якобы скудном урожае зерна в России и последовавшим ажиотажем, пекари и торговцы подняли цены на хлеб сразу на 15-30 процентов. В компании "Красноярский хлеб", которая является самым крупным производителем хлебобулочных изделий в Красноярске, повышение объяснили ростом цен на муку. Когда стали разбираться, выяснилось, что причина подорожания продукта номер 1 не только в мукомолах, необоснованно взвинтивших цену, но и в новой инвестиционной программе, которую хлебопеки намеревались реализовать, в том числе и за счет простых покупателей.


После переговоров с чиновниками бизнесмены добровольно снизили цены на прежний уровень с 14 рублей на 12 за булку. Как пообещали власти, такая стоимость хлеба сохранится как минимум до нового года. Однако и здесь пекари смогли найти лазейку. За один и тот же сорт в Красноярске приходится отдавать разную сумму. Ценник на хлеб колеблется от 12 рублей 80 копеек до 14 рублей 20 копеек. Как пояснила пресс-секретарь компании "Красноярский хлеб" Галина Захаренко, стоимость продукции зависит от престижности района.



Галина Захаренко : Оттого что мы продаем хлеб социальный по 10 рублей, у нас ежемесячные убытки составляют 430-440 тысяч рублей в месяц. Поэтому мы и применяем такую дифференцированную оценку, и в центральной части города, где живут довольно состоятельные люди, цена "фирменного" составляет 14 рублей 20 копеек. 12 рублей 80 копеек – это стоимость хлеба для малообеспеченных слоев населения, которые проживают в рабочих районах Красноярска. Там, где население смешанное - цена булки хлеба - 13 рублей 10 копеек.



Наталья Бурмистрова : А вот с ценами на сахар в этом году красноярцам повезло. Где-то они снижаются, где-то просто не растут. В ближайшее время понижения цен на самые необходимые продукты красноярцам ждать вряд ли стоит, считают наблюдатели. Поднимать цены производителей, по их словам, заставляет беспрецедентно дорогое сырье - тонна подсолнечника нового урожая обходится вдвое дороже прошлогоднего.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Как прожить на одну пенсию пожилому человеку или на одну среднестатистическую зарплату матери-одиночке в Челябинске? Ответ: жить - получиться вряд ли, только выживать. За последний месяц цены в городе на продукты растут катастрофически быстро - мясо и овощи подорожали на 30 процентов; так же выросла цена фруктов. За хлеб теперь приходится выкладывать на 20-25 процентов больше, чем раньше, а за подсолнечное масло - на 50. О своем бюджете рассказывает челябинская пенсионерка Татьяна Морозова.



Татьяна Морозова : Я удивляюсь, как можно прожить на пенсию, которую получают пенсионеры. Если средняя пенсия 2800, ну до 3 тысяч. Больше половины пенсии уходит на всякие расходы. Я плачу за коммунальные услуги в среднем 2 тысячи. Теперь мне еще нужно платить за лекарства, которые очень дорогие. Сегодня я брала лекарство, которое стоит 300 рублей, а второе – 1 тысячи. И что мне остается?



Александр Валиев : Продовольственную панику подогревают слухи о том, что в дальнейшем цены вырастут еще значительнее. Подорожали и российские сыры. Сегодня они стоят около 200 рублей, это почти на 40 процентов больше, чем было еще пару недель назад.



Татьяна Морозова : Я вот захожу в магазин и смотрю, думаю, чтобы мне купить. Покупаю минимум – колбаски, допустим, очень хочется, изредка покупаю. Больше чем 200 грамм я не беру. Масса сливочная беру пачку и растягиваю на месяц. Сейчас цены поднялись. Как дальше люди будут жить, я не знаю и я, в том числе. Растительное масло на 50 процентов. Раньше было 35, а сейчас 65. Хлеб тоже на 30-35 процентов. Если у кого есть родственники, как-то помогают чем-то. А вот прожить на голую пенсию, я считаю, это нужно ходить с протянутой рукой, собирать бутылки. Уже многие сидят и деньги просят. Жить-то невозможно.



Александр Валиев : Этой осенью цены поднялись практически на все продукты - яйца, рыбу, майонез, куриное мясо, колбасу, мёд. Приемлемые цены на овощи-фрукты в Челябинске можно увидеть разве что на рынках, но и там заметно подорожание. В прошлом году в это время виноград можно было приобрести за 30-40 рублей, а в нынешнем сезоне цена не опускалась с 60 рублей. Впрочем, у матерей-одиночек и без подорожания денег хватало едва-едва свести концы с концами. Рассказывает Наталья Павлова. Ей 30 лет, она одна воспитывает 4-летнего сына и зарабатывает 10 тысяч в месяц. В Челябинске эта зарплата может считаться чуть выше средней.



Наталья Павлова : Бюджет свой составлять стало практически невозможно. Потому что он просто трещит по швам. 2 тысячи уходит на коммунальные платежи - телефон, электроэнергию, домофон, квартплата. Дальше – 400 рублей я плачу за каратэ ребенку для общего развития, 200 рублей музыкальная школа. Посчитали мы с ним, у нас в среднем уходит около 5 тысяч в месяц на продукты питания. 600 рублей у нас в общей сложности уходит на транспортные расходы, 1 тысяча уходит в среднем на детский сад. Остается всего 1 тысяча рублей. Что можно на эту 1 тысячу рублей сделать, вообще в принципе, я не знаю.



Александр Валиев : Челябинск становится одним из самых дорогих в смысле проживания городов Уральского федерального округа. Здесь одна из самых высоких в УрФО цен на сливочное масло - 126 рублей 30 копеек за килограмм. Только жители Екатеринбурга платят за килограмм масла больше. Также в Челябинске самая высокая стоимость минтая и соли. По цене картофеля и хлеба Челябинскую область опережает только Ханты-Мансийск.



Наталья Павлова : Если раньше в магазин заходишь, покупаешь стандартную корзину – яйцо, хлеб, молоко, масло, еще что-то. Оставляешь там 400 рублей – и все, то сейчас меньше чем 500 ты не оставляешь это однозначно. А когда выходишь из магазина, понимаешь, что вообще ничего не купил. Я уже молчу про одежду, которую необходимо постоянно покупать, про игрушки. Отдых – это уже все, это уже забытая деталь нашей жизни. Я считаю, что повышение цен очень сказывается на среднестатистических семьях, а тем более на матерях-одиночках.



Александр Валиев : Между тем, антимонопольная служба уже начала проверки по всем регионам страны с целью выявления причин роста цены на хлеб. В Челябинской области выявлены признаки согласованных действий участников хлебного рынка, которые привели к установлению одинаковых цен на хлеб во всех предприятиях розничной сети города Челябинска. Торговая наценка на хлеб в большинстве предприятий розничной торговли составила 20-26 процентов.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



В семье Ольги и Виталия Повисьма четверо детей – три девочки и мальчик. Старшая уже ходит в школу, остальные устроены в детские сады. Молодым родителям сейчас – чуть больше 30. По нынешним временам такая семья – большая редкость. А самое потрясающее – шесть человек зарегистрированы в комнате общежития площадью в 13 метров.



Ольга Повисьма : Мы сейчас находимся в такой ситуации, то есть у нас общежитие – 13 квадратных метров. У нас семья – шесть человек, четверо детей. Жить нам там невозможно. Мы сейчас вынуждены жить на даче и каждое утро добираться до школы, до садика, до работы оттуда.



Алексей Собачкин : Надежда на государственную поддержку появилась, когда было заявлено о местной жилищной программе «Молодая семья». Власть пообещала помочь деньгами на улучшение жилья тем семьям, в которых один из супругов был моложе 30 лет, и если на каждого приходилось менее 6 метров жилплощади. Многодетная семья под эти критерии в 2004 году попадала. И Ольга Повисьма отнесла в жилотдел обнинской администрации заявление, уверенная в том, что скоро получит субсидию. Она надеялась продать комнату в общежитии и, приложив государственные деньги, купить хотя бы двухкомнатную квартиру. Но никакой субсидии молодой семье не дали. К тому времени, когда в 2006 году программу запустили, Ольга перешагнула 30-летний рубеж.


Попытались взять кредит в банках на улучшение жилищных условий. Нигде не дали. Потому что в семье слишком много иждивенцев. Приходится Ольге, Виталию и их детям жить на даче в 20 километрах от Обнинска в городке Малоярославце, в обычном сельском доме. Каждое утро родители отвозят детей в Обнинск в школу и детский сад.



Ольга Повисьма : Нас это все не устраивает, потому что возникает очень много проблем. Мы начали писать письма, обращались в администрацию президента, в калужскую администрацию, непосредственно к губернатору Артемонову, в нашу администрацию города Обнинска. Результатов пока никаких. Везде нам обещают, обещают, ждите.



Алексей Собачкин : Официальные ответы, действительно, обнадеживают. В Калужской области собираются давать бесплатное жилье многодетным семьям по договорам социального найма. Но программа еще не разработана, и когда она начнет действовать, никто не знает. Да, и об этих намерениях власти Ольга Повисьма узнала случайно. Не стала бы она будоражить письмами начальство, так и была бы в неведении.


А телевизор, тем временем, рассказывает о том, как успешно претворяется в жизнь нацпроект под названием «Доступное и комфортное жилье». На экране красивые и новые квартиры и счастливые новоселы. Поэтому обнинская многодетная семья пребывает в недоумении. Почему же ей не удается вписаться в национальный проект?



В эфире Орел, Елена Годлевская:



Четвертого октября Федеральный суд Советского района города Орла под председательством Александра Щербакова признал недействительным свидетельство о регистрации официального печатного органа городской власти - еженедельника «Город Орел». Это означает закрытие газеты.


В качестве истца выступило Центрально-Черноземное управление Росохранкультуры, которое спустя почти три года со дня выхода газеты решило, что уставные документы еженедельника не соответствует Закону «О средствах массовой информации». Ответчик – учредители еженедельника – Орловский городской Совет народных депутатов и мэрия города Орла, которые, по мнению редактора газеты «Город Орел» Юрия Лебедкина, намеренно отказались подписывать требуемые управлением Росохранкультуры документы и довели ситуацию до суда, так как другими способами избавиться от собственной газеты не получилось.


В чем суть конфликта? Пресс-службы мэрии и горсовета от комментариев отказались. Ситуацию поясняет редактор газеты «Город Орел» Юрий Лебедкин.



Юрий Лебедкин : С момента создания газеты прошло 3 года. Горсовет проводил самостоятельную политику. И мэрия была другая. Другой был мэр, другой был состав органов исполнительной власти. Тогда газета пользовалась поддержкой городского совета. Постепенно изменилась политическая ситуация и расстановка сил. Газета стала занимать независимую позицию. Но ситуация в Орловской области такова, что у нас должна быть, по мнению губернатора и его команды, только одна точка зрения – губернатора. Другие неверные. Вот этот конфликт именно на этой почве и стал обостряться.


После муниципальных выборов весной 2006 года в городском совете большинство получили представители прогубернаторской партии, назовем их так, вне зависимости от их партийной формальной принадлежности. Сменился мэр города. Нынешнего мэра Александра Косьянова поддержала Компартия. Он прямо обратился за помощью в редакцию, поскольку прогубернаторские СМИ его травили. Газета ему такую поддержку оказывала в течение полутора лет, входя в прямой конфликт с губернатором, с его окружением, с губернаторскими СМИ и, соответственно, с городским советом, который с мэром вел войну. Но сменилась позиция мэра. Он вошел в предвыборный список партии «Единая Россия», вступил в саму партию.


Здесь опять-таки проблема. Я подчеркну, это специально неформальная принадлежность к той или иной партии в том, что в условиях Орловской области сегодня, в таких полуфеодальных условиях, у нас есть один принцип. Мы говорим – партия, подразумеваем – Егор Семенович Строев. И газета, которая позволяла себе давать спектр мнений, оказалась неугодной для обоих соучредителей.



Елена Годлевская : Судебное решение – кульминация взаимоотношений власти и газеты. До этого были и попытки введения цензуры, когда редакцию понуждали показывать представителям аппарата горсовета подготовленные к печати материалы, и сомнительные проверки контрольно-счетной палаты города Орла финансово-хозяйственной деятельности редактора, и попытки убрать неугодного редактора. За день до судебного процесса мэр города Орла Александр Косьянов сообщил коллективу, что городская власть подпишет необходимые документы, и Управление Росохранкультуры отзовет иск, если руководителем еженедельника станет нынешний заместитель редактора прогубернаторской газеты «Орловская правда» Алексей Кондратенко. Журналисты на это не согласились, и суд вынес ожидаемое решение. При этом дело было рассмотрено без участия редакции газеты. Журналисты, однако, не сдаются.



Юрий Лебедкин : Во-первых, мы не собираемся отказываться от своих прав - начиная с права участия в отправлении правосудия, которого нас лишили, и заканчивая нашим правом вообще на профессиональную деятельность. Все доступные и законные формы и методы в этой борьбе мы будем использовать. Наш коллектив, в общем, я думаю, достаточно профессионален для того, чтобы не потеряться в информационном поле Орловщины, которая вытоптана феодальными сапогами.



Елена Годлевская : Вы все время говорите о феодализме. Что вы под этим подразумеваете?



Юрий Лебедкин : Совершенно очевидные вещи – авторитарный режим, установившийся в Орловской области. Сегодня любое движение, любой поступок, любое слово губернатора воспринимается, как истина последней инстанции. Никаких других точек зрения быть не может. Но, что самое неприятное, губернатор личных своих врагов или недругов пытается представить врагами государства и, таким образом, решает свои личные проблемы.



Елена Годлевская : Девятого октября вышел, возможно, последний номер газеты «Город Орел». Несмотря на десятитысячный тираж, еженедельник в областном центре не найти – кто-то пачками скупал газеты, а после обеда продавцы периодической печати заговорили о том, что номер снят с продажи.


Местные наблюдатели отмечают, что газета «Город Орел» не была оппозиционной. Она лишь давала более широкий спектр мнений, чем принято в прогубернаторских средствах массовой информации. Но и это, судя по всему, показалось власти опасным.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Любовь Прижукова : Невозможно терпеть, когда о тебя вытерли ноги и перешагнули.



Вера Володина : Любовь Борисовна Прижукова - одна из более чем ста приезжавших в прошлый четверг к Генеральной прокуратуре. Земельные пайщики из Лоторшинского и Волоколамского района в очередной раз требовали расследовать и по закону дать оценку тому, как работников сельского хозяйства лишали земли. Ходоков тормозили гаишники, рассказал Сергей Федотов.



Сергей Федотов : Волоколамские еще полчаса держат. Все признают то, что команду по внешнему виду автобусов на задержание дали. Нас перехватывают на Риге, уже буквально вдогонку за нами несутся. И четвертый нас останавливают на въезде в Москву, по Волоколамскому шоссе прямо на самом въезде. При этом ребята говорят – дали команду такие-то номера автобусов остановить и задержать. А когда мы подошли к Генеральной прокуратуре, там уже ждал целый автобус ОМОНа.



Вера Володина : И пугали нынешние собственники.



Сергей Федотов : Женщины рассказывают о том, что представитель «Промсвязьбанка» приезжал сюда, объезжал трудовые коллективы, говорил – не дай бог, кто поедет, все будут уволены, никому здесь места не найдется.



Вера Володина : «Здесь» - это в Лотошинском районе, где земли пяти предприятий принадлежат банкирам, а два еще работают, в частности, бывший колхоз «Заветы Ильича».



Сергей Федотов : Ведущее место в области, входя в число лучших пяти хозяйств, и в 50 лучших хозяйств, которые производят молоко в России. А это больше 30 тысяч хозяйств. Только в этом году мы дважды получали премию, как «Директор года» и как «Лучший налогоплательщик» в храме Христа Спасителя. Нам сейчас в колхозе «Завет Ильича» не хватает земли для того, чтобы прокормить коров, а мы вступаем в национальный проект и готовы расширяться. Мы сможет получать и давать продукцию. Встает главный вопрос – где возьмем землю? Рядом захваченные банком земли, отобранные у крестьян, пустуют. Когда мы эти земли вернем, и вернем отобранные хозяйства, мы сможем сделать один мощный, хороший холдинг на территории Лотошинского района, который будет заниматься производством молока, переработкой молока и реализацией. И каждый дольщик будет иметь (вот эта старенькая бабушка) пусть свои небольшие, но доходы.



Вера Володина : Сергей объясняет, что при дефиците молока сегодня переработчики стали чуть больше платить за него крестьянам, но и здесь нет защиты.



Сергей Федотов : Раньше они просто нас давили этими ценами – по 7 рублей, по 6 рублей. Мы выходили чуть выше себестоимости, хотя закупочные цены повышаются, доля крестьянина в этом пакете молока остается на уровне 15 процентов. А все остальное получают переработчик, посредник и реализатор. А в Европе перекос все-таки идет в сторону сельхозтоваропроизводителя.



Вера Володина : Лидер лотошинских обманутых пайщиков Сергей Федотов считает, что ни Европа, ни Азия не являются примером для российских чиновников. И хотя протестующие пока добиваются, чтобы им землю вернули, они знают, что с нею потом делать.



Сергей Федотов : Первая задача – землю вернуть. Потом ее не распродавать. Это система государственного земельного банка. Когда в этот банк отдаешь свидетельство, грубо говорю, о праве собственности на землю в залог, получаешь деньги в виде кредита, и эти деньги начинаешь осваивать. Если ты их не освоил, то, допустим, в Азербайджане применяется такая мера – банк получает право аренды на эту землю, и сдает ее в аренду кому-либо из предпринимателей, сельскохозяйственных организаций. Когда эта земля отработает, тот кредит, который крестьянин взял, все права опять возвращаются к собственнику. Она не уходит ни налево, ни направо, она продолжает работать. Она каждый год, каждый месяце, каждый день в процессе производства участвует.



Вера Володина : Любовь Прижукова рассказывает, что в бывшем совхозе «Судниковский», где она была директором последние 4 года, сегодня используется не более трети из 4 тысяч гектаров мелиорированной прекрасной пашни, вдвое уменьшилось поголовье коровьего стада. Земля под банкирами, иски крестьянские на пути в Страсбургский суд.



Любовь Прижукова : Все мои главные экономисты, главные бухгалтеры и я на судах… У нас уже несколько судебных процессов прошло. Мы свидетельствуем о том, что никакая земля в уставной капитал не вносилась. Мы были у руля в это время. Тем не менее, суд наш первый, конечно, принял решение в их пользу. Под копирку решения пишут. Фемида у нас не только с завязанными глазами, но и с заткнутыми ушами.



Вера Володина : Пока люди не находят правды в суде, собственники их земли пытаются подкупить и истцов в том числе.



Любовь Прижуова : Собирают свидетельства, документы первичные. Не знаю, видимо, собираются купить, уже теперь не знаю, за какую цену.



Вера Володина : Почему не возделывается земля? Она дожидается несельскохозяйственных проектов, объясняет Сергей.



Сергей Федотов : Завтра пойдет железная дорога. Собственник земли новый скажет о том, что государство, будь добро, заплати. Будет строиться транспортное кольцо, как сейчас в Подмосковье через Истру, через Волоколамск. Это, значит, собственники земли точно также скажут – выкупай у нас землю. Президент Путин на это внимание обратил. У нас, говорит, странная картина получается. Только появляется какой-то федеральный проект, и сразу оказывается, что земля уже кому-то принадлежит. Важно было схватить с минимальными затратами, с копеечными, а потом на этом деле заработать большие деньги. Банк, который сюда пришел, он, к сожалению… Два хозяйства уже не работают. И люди там остались без работы, потому что кроме школы, кроме областной больницы, и кроме администрации на территории этих бывших сельсоветов, бывших двух совхозов ничего сейчас нет.



Вера Володина : Трудоспособные ездят на заработки в Москву, а пенсионеры и молодежь изучают законы, Любовь Прижукова вспоминает, за несколько лет участия в судебных процессах, где только не были. В ОБЭпе, например, изучив их пачки документов, представитель этого ведомства в часовой речи объяснил крестьянам.



Любовь Прижукова : Приносите ваши пачки документов, перешлем туда в районе, и вы получите ответ. Все правильно. Мы так и получили стандартный ответ. Причем, такие возмутительные ответы, грубо выражаясь, насобачились писать. Законы теперь мы уже все знаем. Их аргументы совершенно абсурдные. Некоторые, которые имеют совесть, сочувствуют. И судьи тоже – мы понимаем, но ничего не можем, по 20 лет работали, не хотим потерять работу и так далее.



Вера Володина : В отличие от судий, пайщики всё потеряли, там что им не страшны ни посты гаишников, ни угрозы или иные ходы владеющих совхозной землей. Сергей Федотов о просителях за Василия Бойко.



Сергей Федотов : В Рузский район приехали эмиссары от нескольких общественных движений, в том числе от «Крестьянского фронта», с тем, чтобы уговорить людей отказаться от уголовного преследования Бойко. Это будет означать, если закрыть дело по Бойко, больше ни по кому дело возбуждать не будут. Если по Бойко дело дойдет до суда, как мне объяснили в Следственном комитете, это пробный камешек.



В эфире Псков, Анна Липина:



Настя : Для меня школа - это родной дом. В ней учителя, которых я давно знаю.



Анна Липина : Четвероклассница Настя в родной школе учится последний год. В следующем году ее школа будет закрыта, и Насте придется вместе с другими детьми из своей деревни Васильево учиться в школе, расположенной в райцентре. До нее от Настиного дома больше 10 километров.



Лев Шлосберг : В течение двух последних лет в Псковской области проводится масштабная и весьма неоднозначная реформа социальной сферы.



Анна Липина : Говорит руководитель центра социального проектирования "Возрождение" Лев Шлосберг.



Лев Шлосбрег : Официально заявляется, что социальная сфера избыточна для нынешнего количества населения, и нужно ее упрощение. На деле эта реформа вылилась в уничтожение инфраструктуры жизнеобеспечения в абсолютном большинстве сельских территорий. Как известно, господин губернатор в одном из интервью еще с 2005 году сказал одну вещь: «Мы не должны создавать у людей иллюзии, что здесь перспективно жить».



Анна Липина : В сельской школе деревни Васильево Палкинского района сейчас учатся несколько учеников. В этом году есть и первоклассник. Учащихся было бы гораздо больше, но летом школа была реорганизована из основной в начальную. Причиной для изменения статуса общеобразовательного учреждения послужило уменьшение количества школьников - теперь их насчитывается 16. Снижение количества обучающихся приводит к уменьшению денежных поступлений на нужды образования. В Псковской области действует система нормативно-подушевого финансирования. Теперь дети, окончившие начальную школу, с 4 класса будут учиться в районной школе. Мама первоклассника Алексея, Валентина, надеется, что в большой школе ее сыну будет комфортнее.



Валентина : Каждый хочет, чтобы они учились так, чтоб было хорошо.



Анна Липина : Между тем, по мнению Льва Шлосберга оптимизация школ - это путь к вымиранию села.



Лев Шлосберг : Очень болезненная ситуация - это ликвидация школ. Собственно говоря, для людей это более болезненно, чем ликвидация фельдшерско-акушерских пунктов, потому что реальными медицинскими услугами люди все равно пользовались в районных больницах и вынуждены были выезжать в районный центр, а детей все-таки привыкли учить около дома. Тем более что дети маленькие, их опасно отпускать на большие расстояния, родители волнуются, автотранспорт ужасный, дороги чудовищные. И в этой ситуации ликвидация школы фактически означает ликвидацию населенного пункта.



Анна Липина : Между тем, областные власти стараются решать проблему подвозки детей. Для этого закупаются специальные школьные автобусы.



Лена Ильина : Если не успеваем на первый, мы едем на втором рейсе, мы берем младших школьников на руки - когда как, когда много народу - мы берем, а когда мало - то сидим свободно.



Анна Липина : Делится впечатлениями 8-классница Лена Ильина.



Лена Ильина : Доезжаем, машина довозит нас до остановки, и мы идем в школу.



Анна Липина : Администрация Псковской области проводит политику сокращения небольших сельских школ, ссылаясь на угрозу для качественного образования, и на то, что их содержание обходится дорого для бюджета.



Лев Шлосберг : Закон «Об образовании» охраняет вообще сельские школы очень серьезно, и эта информация тщательно скрывается от людей. Первое - ликвидация сельской школы может быть только по решению схода граждан, а иное невозможно. И второе - для малокомплектных сельских школ - это специальный пункт закона предусмотрен - должны быть обязательно выделены деньги вне зависимости от численности учащихся на жизнедеятельность школы. Вот эти два пункта Закона «Об образовании» гарантируют тем людям, которые действительно хотят в своей волости сохранить школу- добиться ее сохранения.



Анна Липина : За последние два года в Псковской области областные власти сократили 116 малокомплектных школ.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Судебный пристав : Здравствуйте! Василий Федорович?



Василий Лебедев : Да.



Судебный пристав : Василий Федорович, на сегодняшний день у вас задолженность по квартплате 99 тысяч 467 рублей 88 копеек.



Игорь Телин : Судебные приставы пришли на квартиру к одному из сотен квартиросъемщиков, кто на протяжении уже значительного времени не оплачивает коммунальные услуги. Решением суда, имущество должно быть описано и затем продано с молотка, если только хозяин квартиры не решит оперативно погасить задолженность перед коммунальщиками.



Василий Лебедев : У меня света нет два года. Как вы считаете? Два года света нет.



Судебный пристав : Извините, но это по вашей вине.



Василий Лебедев : А почему по расчетке деньги берут в течение двух лет, а счетчик не работает? Свет не включен? Зачем это нужно.



Игорь Телин : Два года назад в квартире Лебедевых отключили за неуплату коммунальных услуг электричество. Эта мера коммунальщиков, в общем-то, незаконная, но жаловаться в суд хозяева не стали, а просто продолжили не платить, правда, теперь неуплатам появилось свое объяснение.


Случай, напротив, о котором упомянул Василий Лебедев, произошел в аналогичной ситуации. У женщины-инвалида за неуплату было отключено электричество, по вечерам она пользовалась свечкой. В один из вечеров горящая свеча упала на кровать, начался пожар, в котором погибла хозяйка квартира. За отключение электричества, которое и привело в конечном итоге к трагедии, начальник домоуправления Сайгашкин наказания не понес.


Должников по квартплате в Саранске – сотни, в отношении многих из них уже приняты решения о взыскании задолженности. Так что работы у судебных приставов столицы Мордовии немало. Однако многие горожане просто не пускают нас в свои квартиры, говорит пристав Галина Уханова. Впрочем, это – до поры до времени.



Галина Уханова : Если два-три раза сходим, на четвертый раз мы имеем право даже, если что-то там скандальное, взломать дверь. Такое у нас наблюдается. За прошлые две недели мы взыскали более 300 тысяч реально в пользу ЖКХ.



Игорь Телин : Триста тысяч – капля в море. Общий долг жителей Саранска по оплате коммунальных услуг сейчас превышает 200 миллионов рублей. И сумма эта будет увеличиваться. Уже в октябре в квитанции об оплате коммунальных услуг включен счет за отопление, он сразу увеличил сумму платежей на 500 - 1 тысячу рублей. Многие жители столицы Мордовии – республики, где самая низкая зарплата в Приволжском федеральном округе, - уже не могут в полной мере оплачивать те суммы, которые написаны в квитанциях. Однако саранские коммунальщики настроены в этом году более чем решительно и намерены востребовать с неплательщиков все долги.



Марина Трошина : Мы принимать можем меры, я имею в виду со стороны ЖКХ. Это, прежде всего, прекращение жилищно-коммунальных услуг, а в дальнейшем, если такой должник не оплачивает эту задолженность, то составляется исковое заявление в суд на выселение такого человека.



Игорь Телин : Конечно, эта мера, описанная юристом одного из саранских ДЕЗов Мариной Трошиной – крайняя. Коммунальные службы пытаются все-таки договориться с жильцами об оплате и предлагают варианты или реструктуризации долга, или его отработки на предприятиях ЖКХ. Татьяна Маркина пошла по второму пути. Ее долг – почти десять тысяч рублей, не платила за квартиру около года. Сейчас в качестве дворника отрабатывает долг в одном из саранских домоуправлений.



Татьяна Маркина : У меня с сыном случилось несчастье. И вот я не работала, сидела с ним. Поэтому так и задолжала. Платят зарплату. Я отдаю немножко долг и еще за текущий месяц. Через полгода я хочу рассчитаться уже.



Игорь Телин : Отработать долги по коммунальным услугам жителям Саранска предложили еще летом прошлого года. Однако за это время согласились на отработку – в качестве дворников, уборщиц, сантехников – лишь несколько десятков горожан. Да и то, некоторые из них продержались на работе два-три месяца, или и того меньше. Вот что говорит Алексей Слугин, мастер одного из участков Ленинского ДЕЗа.



Алексей Слугин : Те люди, которых мы привлекаем, во-первых, тяжело работают. Они привыкли вольно себя чувствовать, а здесь надо в 8:30 на планерку, к часу на планерку. Некоторые поработают дня два-три и уходят, больше не появляются.



Игорь Телин : Более двухсот миллионов рублей должны сейчас жители Саранска за коммунальные услуги. До нового года эта сумма будет увеличиваться за счет включения в платежки оплаты за отопление, ну а с нового года в столице Мордовии ожидается очередное повышение коммунальных тарифов, так что по прогнозам уже через полгода общий долг горожан может перевалить за психологическую отметку в 250 миллионов.



В эфире поселок Верхошижемье Кировской области, Екатерина Лушникова:



Вера Кновалова : С живой содрал кожу от горла и ниже лапок. Спаниелька – она же небольшая.



Екатерина Лушникова : Полуживой нашла свою собаку жительница Верхошижемье Вера Коновалова. Ее любимый спаниель Жуля был украден из двора собственного дома.



Вера Коновалова : Жуля, спаниелька. Я ее подобрала, когда она уже 2,5 года прожила к тому времени. Конечно, в квартире жила. Я с ней в парке гуляла. Вывела, около дома привязала. Минут через 20 я уже пошла гулять. Вышла, а у меня одной собачки нет. Это, значит, на поводке увели от дома.



Екатерина Лушникова : Искать свою собаку Вера пошла к пенсионеру Геннадию Махневу. О нем в поселке давно уже ходила недобрая слава.



Вера Коновалова : В общем, давно он уже не работает, пьет. У его мамы, когда она была жива, была собака Дружок. Мать умерла. И вот он убил, а потом ходил мясо продавал по поселку. Он даже кошку разделывал.



Екатерина Лушникова : Вера опасалась, что если пойдет одна, ей не откроют двери. Поэтому взяла с собой знакомого, жителя Верхошижемья Михаила Макарова.



Вера Коновалова : Мы пришли к дому. Я говорю – Миша, постучи. Потому что если я постучу, мало ли, если у него собака, он мне не откроет. Ну, этот мужчина постучал. Он открыл. А я уже собаку увидела на кухне. Она как бы не шевелилась. Я думала, что она мертвая, раз не шевелится. Я побежала к соседям в милицию позвонить, чтобы приехали. А когда вернулась, этот мужчина, который со мной пришел, он же ушел оттуда, и собаки как бы не было. Я ее нашла в другом месте. У нее судороги начались. Она еще живая была.



Екатерина Лушникова : Милиция по вызову не приехала. И Вера направилась к ветеринару, она надеялась, что любимого Жулю еще можно спасти.



Вера Коновалова : Я еще так сказала – говорю, а, может быть, можно что-то сделать? Она говорит – да вы что, кожа содрана. Что вы сделаете? Ничего. Сделала усыпляющий укол.



Екатерина Лушникова : До сих пор Вера не может пережить случившееся.



Вера Коновалова : Я и забыть-то не могу и эти глаза, как она на меня смотрела. Я пришла туда, вынесла ее на улицу. Она глаза-то открыла. Конечно, она смотрела, прищуривалась, но это все передо мной. Дома у меня есть успокоительное. Глицин все время принимала. Меня трясло. Естественно, у меня такой шок.



Екатерина Лушникова : Хозяйка погибшего животного обратилась с заявлением в милицию и прокуратуру, требуя привлечь виновного к уголовной ответственности. Однако в возбуждении уголовного дела ей было отказано. О причинах рассказывает помощник прокурора Кировской области Алексей Щелокаев.



Алексей Щелокаев : Она обращалась сначала в райпрокуратуру, затем обратилась в прокуратуру области 18 июня. Здесь по ее жалобе был запрошен материал о проверке. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела отменено. Материал возвращен на дополнительную проверку. После проведения дополнительной проверки ей снова было отказано в возбуждении уголовного дела. Мужчина, которого она подозревает в причинении повреждений собаки… Она не видела, как он причинял эти повреждения. Он отрицает. Других свидетелей нет.



Екатерина Лушникова : Однако свидетели все-таки имеются. Житель поселка Верхошижемья Михаил Макаров, помнит, как все случилось.



Михаил Макаров : Собака лежала на кухне. Молоток рядом был. Вера пошла звонить в милицию. А он мне сказал – уходи.



Екатерина Лушникова : Ветеринар Нина Саковцева тоже помнит как однажды ночью, ей принесли растерзанное животное.



Нина Саковцева : Она пришла ночью уже. Она на крыльцо положила собачку, которая была в тяжелом состоянии, в очень тяжелом. Какие-то рваные раны, нерезаные, понятно. Этой собаки было не помочь.



Екатерина Лушникова : Правозащитник Татьяна Бажина считает, что доказательств в этом деле более чем достаточно. Однако следственные органы не захотели прислушаться к показаниям свидетелей и потерпевшей.



Татьяна Бажина : Доказательств достаточно, поскольку в соответствии с требованием УПК доказательствами являются показания свидетелей. И показания свидетелей в данном деле имеются. Почему в этом случае органы и прокуратура стоят на защите человека, который, по показаниям потерпевшей, произвел такие жестокие действия, мне просто непонятно. Как юрист и как человек я полностью считаю, что за такие преступления нужно наказывать по максимально возможной санкции закона. Кроме того, я считаю, что человек, который жестоко обращается с животным, в последующем он может убить человека. Я нисколько в этом не сомневаюсь. Потому что вот эта малая жестокость, хотя я не считаю ее малой, она порождает большую жестокость.



Екатерина Лушникова : Спустя год после случившегося, у Веры Коноваловой вновь пропала собака по кличке Тайга. Через несколько часов неизвестный подкинул истерзанное животное к крыльцу. Но на этот раз его удалось выходить. Уголовное дело по этому факту также не заведено.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Житель : Меня зовут Вениамин Алексеевич. Я инвалид. Вот такую красоту, который дает вид Волги, отдых хороший и здесь будет какая-то такая каланча, которая загородит здесь все – это несерьезно!



Жительница : Отношение, конечно, резко отрицательное. Потому что это зеленая зона рядом с набережной. Разве здесь можно ставить многоэтажки по 18 этажей?! Конечно, нет.



Житель : Здесь надо строить детскую площадку, а не дом.



Сергей Хазов : С середины сентября жители домов 2, 4 и 6 по улице Осипенко в Самаре устроили в своем дворе палаточный городок, протестуя против строительства многоэтажного дома. «Новостройка на месте зеленой аллеи должна была появиться благодаря распоряжению, которое еще полтора года назад подписал бывший мэр Самары Георгий Лиманский», - рассказала член инициативной группы Елена Колганова.



Елена Колганова : За эту землю мы бьемся с 1995 года. С 1995 года мы пишем в прокуратуру, что здесь нельзя строить дом. Здесь карстовые породы, здесь очень близко главный канализационный коллектор. Дома наши рушатся уже. Все это мы в прокуратуру писали. Нам любезно давали ответы, что, да, никакого строительства не будет. В 2004 году Лиманский выпускает постановление о разрешении. Собрали 1 тысячу подписей, Арсентьев нам помогал, и строительство откладывалось.


«Стройинвест» обратился в Департамент по строительству, в городскую администрацию о выдаче разрешения им на строительство. Департамент отказал. В этом году «Стройинвест» обращается в суд с просьбой рассмотреть их иск в отношении Департамента строительства и архитектуры. Суд они выигрывают. На основе решения суда Стархов обязан подписать разрешение на строительство. И уже 24 августа сюда привезли вот эти строительные блоки.


Наше мнение вообще просто не учитывалось. Публичных слушаний никаких не проводилось



Сергей Хазов : Жители требуют от фирмы «Стройинвест» прекратить строительные работы и предоставить общественному совету микрорайона пакет документов, разрешающих застройку. Жители домов по улице Осипенко не смогли увидеть и протокол общественных слушаний. Как утверждают представители фирмы «Стройинвест», им удалось собрать более четырехсот подписей жителей ближайших домов в поддержку будущей стройки. Елена Колганова продолжает.



Елена Колганова : На все запросы пока нам никаких документов, чтобы хотя бы посмотреть, разрешающих, они не представили. Единственное, что нам дали, мы просто вытребовали протокол общественный слушаний. Потому что мы имеем право посмотреть - на каком основании. Они сказали – у нас есть ваши подписи. Мы говорим – покажите наши подписи. Они сказали – список мы вам не дадим. Мы говорим – покажите хотя бы издалека этот список. Естественно, нам никто ничего не предоставил.



Сергей Хазов : В палатке, поставленной жителями на месте будущего строительства, многолюдно и днем, и ночью. Здесь жильцы организовали сбор подписей против будущей стройки и круглосуточное дежурство. Несколько раз строители пытались ночью и утром привезти материалы и технику на стройплощадку. Однако, бдительные жильцы, дежурящие в палатке, поднимали тревогу.



Елена Колганова : Это у нас пост номер 1 – наша палатка, которую мы установили своими силами в выходные. Вышли все жители – и молодежь, и детей позвали. Они нам натаскали щебенки, мы сделали все прочно. Мы будем стоять здесь, как наши бабушки говорят, на смерть. Нам терять нечего. Они здесь дышат. Это единственный у нас клочок земли. У нас здесь есть громкая связь. По первой же тревоге, когда только появляется вражеская машина, сразу вызываются все жители. Бегут все – кто раздетый, кто одетый, кто инвалид с палочками прибегают. Бегут все, кто может, и просто защищают грудью, и не дают разгружать ни кабель, ни какие доски. Все попытки (их уже четыре было) что-либо разгрузить и построить… Ни одна попытка у них не увенчалась успехом. Они это понимают, конечно, они уже не знают, что с нами сделать. Но мы сказали – вы нас отсюда просто не выгоните.



Сергей Хазов : Рассказывает Екатерина Жемкова.



Екатерина Жемкова : То, что ставится в нарушение всех генпланов, всего на свете – и с эстетической точки зрения, и грунты. Давно здесь все прокладывали. Посмотрите на этот дом. Он шесть подъездов, а тот – четыре. Потому что здесь, действительно, место опасное для строительства. Его специально сделали короче.



Сергей Хазов : Люди убеждены – строительство на месте зеленой аллеи должно быть свернуто. Говорит Вячеслав Савченко.



Вячеслав Савченко : Это не то, что плохо, это отвратительно. Доход от строительства этого здания будет огромный. Но это все будет ухудшение условий порядка двух тысяч человек, живущих в двух соседних домах.



Сергей Хазов : В фирме «Стройинвест» отказались комментировать возникшую ситуацию. Против строительства высотного здания на улице Осипенко инициативной группой жителей собрано более одной тысячи подписей. Все они будут переданы депутатам городской и областной думы, а также в мэрию и губернское правительство.


Уплотнительной застройкой в Самаре возмущены правозащитники. «Подобные случаи, когда застройщики пытаются нарушить права жителей находящихся вблизи стройплощадок домов, в Самаре происходят постоянно», - рассказал правозащитник Александр Лашманкин.



Александр Лашманкин : Очень точно высказался по этому поводу представитель 11-го Арбитражного суда – несогласие жителей не является, с точки зрения закона, поводом для того, чтобы стройку отменять. Фактически так и есть. Жильцы – это просто некий фактор, мешающий. В принципе, если не действия самих жителей, то застройка велась бы, и никто бы ее не остановил.



Сергей Хазов : В середине октября самарцы планируют провести митинг против уплотнительной застройки, начатой в Самаре с разрешения местных властей.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG