Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федор Лукьянов: "На этом саммите ничего принципиального не случится".


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марьяна Торочешникова.



Алексей Кузнецов: Основной задачей встречи президентов Ирана и России, а также лидеров стран Каспийского региона является достижение договоренностей о разделе Каспия. Но эту проблему, по утверждению многих аналитиков, в ближайшие годы решить не удастся. Некоторые эксперты указывают, что для российского президента этот саммит не более чем повод обсудить с иранскими властями проблему ядерной программы. Но есть и другие мнения. В частности главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов считает, что для Владимира Путина участие в прикаспийском саммите, скорее, удачная возможность посетить Иран, не назначая при этом официального визита.



Федор Лукьянов: Саммит мероприятие плановое, проводится раз в четыре года на таком уровне. Каспийская проблема действительно совершенно не близится к разрешению, но, тем не менее, остается очень важной для всех пяти стран-участниц, поэтому подобный саммит - событие. Если бы саммита не было, я очень сомневаюсь, что Путин бы сейчас в Иран поехал. Тут совпало давнее и очень настойчивое желание Тегерана увидеть Путина у себя, поскольку президент Ирана Хатами, предыдущий президент, в России был с официальным визитом, а ответного иранцы так и не дождались. Поэтому тут выбран такой компромиссный вариант, то есть визит на саммит и заодно посещение Ирана.


Что касается ядерной программы, то, безусловно, что-то обсуждаться там будет, скорее всего, в двустороннем формате. Потому что остальные страны-участницы каспийской "пятерки", в общем, никакого отношения к этой проблеме не имеют, это державы, не занимающиеся глобальными проблемами. Вряд ли что-то там будет серьезно обсуждаться. Обмен мнениями, наверное, но вообще иранская программа ядерная, как деления касты, это вопросы очень долговременные и явно совершенно ни у России, ни у кого-то еще нет четкого понимания, как их можно решить быстро. Думаю, что во время недавнего визита Николя Саркози в Москву Путин и Саркози обсуждали иранский вопрос с тем, чтобы Путин мог привезти Ахмадинеджаду какое-то сообщение, так сказать, скоординированное. Но, думаю, что на этом саммите ничего принципиального не случится, будет опять заявлено, что Иран проводит исключительно мирную ядерную программу и на это имеет право, а на военную права не имеет, но он ее и не проводит.



Марьяна Торочешникова: А вот в этой связи можно ли считать последние сообщения, связанные с возможным покушением на Владимира Путина именно в Иране, какой-то частью информационной войны и попыткой не допустить совершения каких-то принципиальных договоренностей, в том числе по ядерному вопросу?



Федор Лукьянов: Трудно очень мне судить. Я не понимаю, что это за история с якобы покушением, потому что непонятно, откуда это взялось, куда это делось. Так что я бы вообще не стал комментировать. Думаю, что каких-то прорывов на этой встрече в принципе быть не может. Как бы не та сейчас ситуация, потому что в принципе сами отношения между Россией и Ираном на самом деле довольно сложные. Россия вообще в странном положении, когда с одной стороны ее критикуют Соединенные Штаты и Западная Европа за слишком мягкую позицию по Ирану, а Иран со своей стороны глубоко обижен тем, что Россия не выполняет обязательств, обещаний и вообще, так сказать, играет в какую-то странную игру, используя Иран.


XS
SM
MD
LG