Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. "Баркэмп"


Алексей Кузнецов: Сегодня у нас в гостях Юрий Синодов, главный редактор проекта Roem.Ru , журналист и, конечно же, блогер. Юрий находится в Киеве, где проходит конференция, точное название которой Юрий нам сейчас скажет.



Юрий Синодов: Блогкэмп проводится в формате «Баркэмпа»…



Екатерина Пархоменко: Если бы мы еще знали, что такое «Баркэмп»…



Юрий Синодов: Это когда блогеры неформально собираются, заранее они при помощи интернета могут описать в определенную форму, с чем они собираются выступать, а на месте вывешивается большая такая простыня со списком докладов. Если кто-то отсутствует, он просто подходит и вписывает себя на свободное место.



Алексей Кузнецов: То есть такая свободная форма заявок?



Юрий Синодов: Не то чтобы свободная, то есть на уже вписанное нельзя вставать, но если кто-то отсутствует, то да. Потому что, например, сегодня выступал Роман Иванов из «Яндекса» (он, правда, выступал, как частное лицо) с докладом, идея которого пришла ему в голову вчера. Имел огромный успех.



Екатерина Пархоменко: О-о, так расскажите, что он вам поведал?



Юрий Синодов: Роман рассказал об антисоциальных сетях, которые, по его мнению, являются антипрототипом, так скажем, социальных сетей. И, в частности, он на примере сайта 2ch.ru ("Двач") сказал, что там идет анонимное общение, рассказал о том, к чему это приводит, в частности, отсутствие авторитетов придает равный вес практически всем сообщениям и дает равные шансы быть услышанными всеми участниками сообщества, причем в некоторых разделах сайта принципиально нельзя никак подписаться, что снимает рамки, и, к сожалению, там были некоторые нецензурные примеры, которые я бы не хотел озвучивать.



Екатерина Пархоменко: Нет, нам, пожалуйста, не надо нецензурных.



Юрий Синодов: Наверное, презентация будет в интернете, поэтому, если кто-то считает это для себя допустимым, он ее поиском, скорее всего, найдет: запрос - Роман Иванов и 2 ch .



Екатерина Пархоменко: Правильно я понимаю, что антисоциальность в данном случае - это именно та самая анонимность всех участников?



Юрий Синодов: Нет, имеется в виду, что в антисоциальной сети не возникает социальных связей между участниками. То есть бизнес социальных сетей основан на том, что они каталогизируют какие-то связи, возникающие между участниками в социуме. То есть, по сути, это не сайты социальных сетей, а сайты-каталоги социальных связей их участников. А на 2ch не возникает никаких связей, потому что не знаешь, кто и что тебе пишет. И, более того, содержимое текстов исчезает через некоторое время, ну, зависит от числа тем, через 10-15 тем. Соответственно, совершенно никаких авторитетов нет, никакого социального взаимодействия нет. Ты просто, есть время - зашел, написал, нет времени - зашел, не написал. Но это, конечно, несколько хулиганский доклад. А в основном люди говорили разные вещи, очень разные, потому что на стене насчитал более 40 докладов, некоторые, конечно, не пришли, но в целом для блогера, который плохо себе представляет блогосферу и не имеет источника вербализации каких-то знаний и сведений, было бы достаточно полезно прослушать, как минимум, четверть этих докладов.



Екатерина Пархоменко: Я так понимаю, что доклады сами по себе будут доступны в сети, да?



Юрий Синодов: Как минимум, презентация. Например, у меня лично был доклад. Я думаю, что презентация ничего никому не даст, потому что, по сути, это была памятка. Но организаторы обещали еще выкладывать и видео. Вдобавок, это же блогеры, они сами могут записывать и выкладывать. К сожалению, если нужен какой-то конкретный доклад, соответственно, нужно использовать инструменты вроде поиска по блогам, вводить имя докладчика. И, скорее всего, там уже будет какая-то информация, помимо доклада – или комментарии участников, или, может быть, даже кто-то успел уже выложить видео. К сожалению, были проблемы с интернетом, поэтому, скорее всего, основная информация по Блогкэмпу будет завтра публиковаться, когда участники вернутся домой.



Екатерина Пархоменко: А какое у вас общее впечатление? Прошло уже два дня конференции, какой общий вывод можно сделать, в какую сторону эта история развивается?



Юрий Синодов: Блогосфера сама по себе диверсифицирована, такими же получились и доклады. Они очень разномастные, рядом могут быть какая-нибудь маркетинговая рекламная тема и очень заметные доклады, реально полезные. Может быть, если бы организаторы как-то разделили хотя бы по сложности восприятия доклады, было бы можно сказать какое-то общее впечатление. А в целом нельзя определить, какую именно пользу можно вынести из этого мероприятия, потому что это зависит от интеллекта участников, уровня мышления. Если человек сюда приехал пообщаться с народом, то он, как минимум, должен был упорядочить представление о своей деятельности и о том, как ему писать, о чем имеет смысл писать, как зарабатывать на блоге.



Екатерина Пархоменко: Вы высказали некоторую критику того, как это было организовано. А кто, кстати, организатор этого мероприятия?



Юрий Синодов: Непосредственными организаторами были ребята из Киева, фамилий не помню. Они привлекли ряд спонсоров, среди них наиболее одиозным был, в частности, Фонд Сороса, вернее, не Фонд Сороса, а университет, ну, на мой взгляд. Там сначала было заявлено что-то вроде «Свобода слова в условиях репрессивного режима Белоруссии», «Свобода слова в блогах в условиях репрессивного режима Узбекистана». Однако я фактически… Понятно, что я тут один, а доклады идут в четыре потока, три из них – основные и один – резервный. Я много не слышал. Но лично я не заметил ни одного доклада, в котором что-то бы говорилось про свободу слова. Я выбрал для себя достаточно бизнесовые доклады, я их прослушал, на остальные не ходил. То, что Сорос как-то в этом участвовал… Лично я боялся, что будет очень много политики, но этого не было.



Екатерина Пархоменко: Насколько я понимаю, блоги действительно являются пока что площадкой неконтролируемой никем, кроме, собственно, самих блогеров.



Юрий Синодов: Да.



Екатерина Пархоменко: И что в этом плохого?



Юрий Синодов: Скажем так, слушать десять раз про то, как надо анонимно вести блог в условиях репрессивного режима одного государства, а потом – про то, как его надо вести в репрессивных условиях режима другого государства было бы неинтересно, потому что технические подходы не меняются от страны к стране. Соответственно, один раз кто-то выступил, его послушали, и достаточно.



Алексей Кузнецов: До нас дозвонился Валерий из Москвы.



Слушатель: Что такое блогеры и что за забава такая, им что, больше делать нечего? Что вообще дают эти блоги и для кого они предназначены – для детей, для школьников, для студентов? И есть там нормальные взрослые люди, которые общаются в этих блогах?



Алексей Кузнецов: Вот это хороший вопрос.



Юрий Синодов: Можно точно также сказать про курилку: что это там взрослые люди стоят, что-то трут на какие-то темы, что это вам вообще дает, вы что, обалдели, страна стоит, заводы стоят?



Алексей Кузнецов: А вы тут курите.



Юрий Синодов: Совершенно верно. Соответственно, блоги – это просто другой инструмент, когда ты, сидя дома, занимаешься тем же самым, что и в курилке, по большому счету. А для меня конкретно – это бизнес.



Екатерина Пархоменко: Спасибо вам, Юрий, за такой исчерпывающий ответ, потому что мы уже девять месяцев каждое воскресенье рассказываем, что такое блоги, а оказывается, это до сих пор не понятно, что такое.



Юрий Синодов: Общение и бизнес.



Екатерина Пархоменко: Общение, конечно, в том числе и вполне серьезных и умных людей, а не только детей. Возвращаясь к конференции, много ли было докладчиков российских и в каком соотношении участники из разных стран?



Юрий Синодов: В основном блогеры выступали на русском языке, организаторы говорили статистику, по-моему, больше 80% докладов. Были англоязычные доклады, в частности, из Голландии участники представляли свой проект web2.0-ный Skoeps.nl, это в переводе означает «сенсация». Их тоже было мало. И были доклады на украинском и белорусском языках.



Екатерина Пархоменко: Что касается докладов на русском языке, значит ли это, что все докладчики – российские граждане, участники, приехавшие из России, или эти границы вообще не так ощущались на этой конференции?



Юрий Синодов: Из выступающих с лично мне понравившимися докладами была пропорция соблюдена практически поровну: Россия, экс-Россия и дальнее зарубежье. То есть несколько докладов мне понравилось российских докладчиков, несколько докладов тех, кто из Украины, Латвии, Эстонии, и тех, кто из дальнего зарубежья. Какие-то тенденции… Я думаю, если бы проводилось в России, то россияне бы все задавили из-за того, что российская блогосфера банально больше. Тут был доклад по украинской блогосфере… В 10 раз число блогов украинских меньше, чем число российских блогов.



Екатерина Пархоменко: У нас есть звонок из Москвы от Олега.



Слушатель: Я не полный профан в интернете, но что касается блогов и чатов, я тоже как-то особенно в них не общаюсь. Вот это общение способствует социализации людей или, наоборот, способствует их изоляции? Если говорить о совокупности людей, звонящих на Радио Свобода, то это такая микрогруппа, там есть ядро, уже голоса узнаешь. А вы – широкая группа или это такая резервация?



Юрий Синодов: Раз мы начали с аналогий в предыдущем вопросе, то и сейчас продолжу аналогию. А телефон позволяет социализироваться или десоциализироваться? Еще, по-моему, у Майка Науменко были строки в песне: «Мы общаемся друг с другом посредством телефона». Ну да, кого-то это удручает, кого-то нет. Но, с другой стороны, при помощи того же телефона вы можете общаться как с новыми людьми, находящимися где-то очень далеко, так и со своими старыми знакомыми, которые тоже находятся где-то очень далеко. То есть однозначного ответа на ваш вопрос нет, к сожалению.



Алексей Кузнецов: Каждый использует в силу своих желаний, умений, потребностей.



Юрий Синодов: Совершенно верно.



Екатерина Пархоменко: Мне бы хотелось вернуться к теме, которую мы с вами затронули до этого звонка, о разных участниках в разных странах, как там развиты блоги и так далее. Я поняла, что русская блогосфера существенно больше развита, там больше участников и так далее. Но принципиально тенденции похожи или это все-таки разные ситуации в разных странах? Есть ли граница между русской блогосферой, украинской и еще всеми остальными, вот что меня интересует.



Юрий Синодов: Я думаю, что нет, в то м плане, что надо быть настоящим украинцем, чтобы вести блог про Украину, есть граница в области интересов. Любого человека интересует то, что происходит как можно ближе к нему. Чем ближе событие происходит к человеку, тем оно ему интереснее. Это вполне естественно. И, соответственно, украинцы пишут про Украину свои местные какие-то мысли и думы. Грубо говоря, Ющенко интересует украинцев так же, как Путин – россиян. Соответственно, если делать наоборот, то получится, что украинцев Путин не интересует, а нас не интересует Ющенко. Опять же, по-моему, все закономерно, естественно. Но это не граница, а просто степень интереса.



Екатерина Пархоменко: Меня страшно заинтересовал ваш рассказ о докладе Романа Иванова об антисоциальной сети. И я подумала, что это очень сильно напоминает какие-то форумы или чаты, какое-то интернет-общение первого поколения, когда люди норовили спрятаться за каким-нибудь совсем дурацким ником, по которому их идентифицировать было невозможно. То есть получается, что это возвращение такой же практики просто на другом витке? После того, как мы все развиртуализировались в социальных сетях, нам теперь предлагается снова попробовать прикрыться?



Юрий Синодов: Не обязательно. Просто у людей, скорее всего, всегда есть потребность поговорить на какие-нибудь темы, не называя своего имени. Если раньше это делали чаты, но потом потихонечку загнулись, потому что они стали относительно менее популярны, чем были ранее, и их разработчики потеряли просто, скорее всего, к проектам интерес, потому что все-таки их надо как-то поддерживать, следить, чтобы там не было хотя бы той же детской порнографии, за которую любой сайт могут прикрыть по нашему законодательству…



Екатерина Пархоменко: И в тюрьму посадить могут.



Юрий Синодов: Естественно. То есть на 2 ch то же самое, там нельзя постить детскую порнографию. Соответственно, он просто закрывает нишу этого анонимного общения. Но из-за того, что сайт более свежий, собрал несколько другую аудиторию. То есть пересечение, скорее всего, между пользователями чатов и нынешними пользователями 2 ch нет.



Екатерина Пархоменко: Значит ли это, что это и есть… я более-менее представляю себе, о чем идет речь, когда говорят web2.0, но я все чаще натыкаюсь на термин web3.0. Как, по-вашему, такие проект ы относятся к web3.0?



Юрий Синодов: Нет, я не думаю, потому что, во-первых, устоявшегося в умах людей определению web3.0 еще не существует. Тут был, например, доклад, который многие сочли неудачным, потому что человек взял определенное понятие, недавно появившееся, и слепил из него, что вот это я называю web3.0… Если говорить про web3.0, то я не знаю, что про него говорить, потому что его еще действительно нет. Многие хотят стать его апологетами, чтобы потом в истории ссылались, что вот, впервые популяризовали, вербализовал тот-тот и тот-то, но мало у кого получилось.



Екатерина Пархоменко: Но пока это термин и больше ничего, наполнения у него практически нет?



Юрий Синодов: Да, наполнения нет, действительно.



Алексей Кузнецов: Что касается социализации, меня очень волнует вопрос разницы. В чате, предположим… мы все пробовали это дело, но ведь это же тоже по желанию – хочу и говорю, кто я такой, хочу и раскрываю свои социальные интересы. А в блоге я разве обязан социализироваться? Мне кажется, это мое личное дело, или нет?



Юрий Синодов: Ну да, личное.



Екатерина Пархоменко: А тогда в чем разница принципиальная? Я могу быть в чате предельно социальным, а в блоге абсолютно асоциальным человеком.



Юрий Синодов: Принципиальная разница в том, что человек все-таки должен иметь возможность говорить там, где он хочет, что-то анонимно, а что-то нет. Соответственно, если есть какой-то блог, где просят указать имейл, просят указать свои анкетные данные, то это более социальный сервис, потому что там понятно, с кем ведется общение, человека, если какие-то его утверждения заинтересовали, можно найти, обсудить с ним какие-то вопросы. А 2 ch – это, скорее всего, отдых, потому что это самоорганизующееся сообщество, им никто не может управлять как раз из-за той же анонимности, и темы живут в нем ровно столько времени, сколько они интересны посетителям сайта.



Алексей Кузнецов: А модератор у этого сообщества есть, он там не может рулить потихоньку?



Юрий Синодов: Я думаю, что у них есть доступ, как минимум, к IP- адресам, по которым можно установить провайдера пользователя или компанию, с которой он работает. Но я думаю, что если они начнут этим как-то рулить, кого-то давить, шантажировать, то это…



Екатерина Пархоменко: Погубит проект. Мы довольно подробно обсудили доклад про антисоциальную сеть. А что интересного было про социальные сети? Были ли какие-то новые интересные идеи по этому поводу? Потому что проект Одноклассники.ру знает теперь, по-моему, уже каждая собака и понятно, о чем идет речь. А другие какие-то идеи были?



Юрий Синодов: Есть похожий сервис, эстонский Rate.ee в эстонском домене. Мне очень понравился выступающий Андрей Коробейник, я не помню его должности в этом проекте, он был изначальным создателем, как я понял. В итоге он продал этот сайт или, как минимум, долю в нем эстонскому мобильному оператору, и на базе сайта создал виртуального мобильного оператора, то есть оператора, у которого нет своей технической базы, создается новый проект и его услуги продаются пользователям социальной сети. Это повышает сильно и лояльность, и увеличивает доход от пользователей социальных сетей. Это проблема, с которой борются все владельцы социальных сетей, что они не знают, как на них заработать деньги.



Екатерина Пархоменко: Вот-вот, это ужасно интересно. То есть это первый проект по монетизации?



Юрий Синодов: Не совсем. Я сразу у него уточнил, мне из самого теста доклада не было понятно, а как сделать так, чтобы оператор не ругался на то, что ты продаешь его услуги дешевле, чем он сам, и снижаешь тем самым его прибыль. Он тут как раз и ответил, что оператор у нас в совладельцах, то есть ему это выгодно. Соответственно, я думаю, что сейчас в России операторы постараются создать свои социальные сети, чтобы их пользователей привязать к себе повторно вторым крючком, вот этой социальной сетью. Но, скорее всего, у них не получится, потому что бизнес этот достаточно сложный, и года через два они будут стараться купить тех же Одноклассников, и те или другие ресурсы такого плана, которые будут к этому времени еще не распроданы.



Екатерина Пархоменко: Интересно, получится ли действительно что-то осмысленное из этого проекта.



Юрий Синодов: Тот же МТС делал блоги для своих пользователей при помощи компании «Блогмания», и у него не получилось.



Екатерина Пархоменко: Помните, на сайте сосисочной компании, где почему-то были блоги, они в какой-то момент сделались фантастически популярны? По-моему, это на волне какой-то очередной паники в ЖЖ, что сейчас всех закроют и всех засуспендят, все пошли играться на сайт этой сосисочной компании.



Алексей Кузнецов: Скорее, на какой-то флэш-моб похоже.



Екатерина Пархоменко: Ну, что-то вроде флэш-моба, да, конечно.



Алексей Кузнецов: Все – к сосискам.



Екатерина Пархоменко: А было ли среди докладов что-то о возможностях этих социальных сетей, блогосферы, чего угодно для каких-то сугубо социальных проектов? Может быть, кто-то описывал какие-то благотворительные проекты, я имею в виду именно не политические, а общественные.



Юрий Синодов: К сожалению, я с такими докладами не сталкивался. Даже в расписании такой тематики не увидел.



Екатерина Пархоменко: Мне кажется, что это одно из направлений, в котором могли бы развиваться вот эти структуры. Ну, движение автомобилистов, какие-нибудь обманутые дольщики. Много есть групп людей, у которых есть общие интересы и которые при этом не являются политическими. Это действительно их кровные интересы.



Юрий Синодов: Я сейчас объясню. Вы правильно сказали, что много есть разных людей. Когда их много, возникает определенная диверсифицированность, получается так, что для каждого из этой группы людей, скорее всего, не получится создать какого-то общего всеобъемлющего сайта, где можно на что-то пожаловаться. Можно будет создать сайт, где можно пожаловаться на ГАИ. Можно будет создать сайт, где можно будет пожаловаться на городскую поликлинику. Но это сервисы, скорее, нужные тем, кто получает на это деньги. То есть на коммерческих сайтах «связаться с нами можно здесь» зачастую написано. Например, на сайте газеты «Ведомости» даже, по-моему, висел баннер, что если вам плохо доставляют газету, поздно или вообще иногда не доставляют, можно позвонить туда-то. То есть это работа с потребителями. Я думаю, что когда механизм устройства того же ГАИ будет требовать того, чтобы ГАИ оказывало услуги качественно, я надеюсь, что это когда-нибудь будет, то через тот же сайт можно будет на него пожаловаться. Кстати, сейчас уже это можно сделать - с сайта МВД.ру отправить запрос, но его надо будет подписать своим именем, указать имя, фамилию, адрес почтовый…



Алексей Кузнецов: И к вам приедут…



Юрий Синодов: Нет, ко мне, кстати, не приезжали. У меня лично была проблема, мне очень долго делали загранпаспорт и сделали его очень быстро после того, как я отправил запрос.



Екатерина Пархоменко: Отлично. Спасибо вам за подсказку. Я думаю, что многие наши слушатели попробуют этим воспользоваться.



Алексей Кузнецов: Спасибо большое, Юрий!


XS
SM
MD
LG