Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Можно ли ожидать улучшения ситуации в Ираке в обозримом будущем


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шароградский .



Александр Гостев : Рубрика "Мировая политика" сегодня посвящена ситуации в Ираке. В штаб-квартире Радио Свобода / Свободная Европа в Праге недавно побывал бывший начальник секретариата президента Ирака Камран Карадаги. Мой коллега Андрей Шароградский поговорил с ним о том, можно ли ожидать улучшения ситуации в стране в обозримом будущем? Решение каких внутренних проблем представляется наиболее сложным?



Андрей Шароградский: В последнее время довольно много говорится о том, что может быть достигнут коренной перелом в ситуации в Ираке. В частности, речь идет о том, что все больше и больше групп, которые так или иначе определяют ситуацию там, отказываются от сотрудничества с "Аль-Каидой", более того, видят в "Аль-Каиде" врага. Это, соответственно, ведет к тому, что они более активно сотрудничают с присутствующими в Ираке международными силами. Вы разделяете такую точку зрения?



Камран Карадаги: Только частично. Потому что "Аль-Каида" - это проблема, но "Аль-Каида" - это не единственная проблема в Ираке. Я считаю, что это очень позитивный шаг, что больше и больше арабские, суннитские племена сотрудничают с коалицией, сотрудничают с иракским правительством против "Аль-Каиды". Мы видели очень хорошие примеры, особенно в провинции Анбар. Но это только одна из проблем в Ираке. В Ираке у нас есть другие проблемы - существуют сектантские разногласия, проблемы между суннитами и шиитами. У нас есть суннитско-суннитские проблемы, у нас шиитско-шиитские проблемы, суннитско-курдские проблемы. Кроме того, "Аль-Каида" не единственная группировка, которая ведет вооруженное сопротивление против коалиции. У нас есть бывшие басисты, бывшие различные группировки, которые были в иракских органах безопасности. Потом мы должны не забывать, что соседние страны Ирака тоже вмешиваются в Ирак. Поэтому это только один из компонентов иракской действительности.



Андрей Шароградский: Но вот из тех проблем, которые вы назвали, вы могли бы выделить главную?



Камран Карадаги: Главная - это отношение между суннитами и шиитами. Это самая главная проблема. Пока обе эти общины не договорятся, не решат свои проблемы очень трудно будет, чтобы был настоящий прогресс в Ираке.



Андрей Шароградский: Последнее время, особенно после прихода в Великобритании правительства Гордона Брауна, все больше появляется публикаций о возможном сокращении иностранного контингента в Ираке, даже вывода войск. Насколько эти разговоры оказывают влияние на внутреннюю ситуацию, на руководство Ирака, прежде всего?



Камран Карадаги: Конечно, оказывает влияние. Иракское руководство, иракское правительство, конечно, тоже подходит к присутствию сил коалиции очень практично. Потому что официальная линия иракского правительства состоит в том, что пока коалиционные силы будут нужны для Ирака, то они предпочитают, чтобы они остались в Ираке. Иракское правительство за то, чтобы коалиция постепенно уходила из Ирака, а не сразу. Потому что они всегда считают, что у них еще и армия, и полиция, и органы безопасности еще не готовы. Им нужны еще тренировки. Оружие. Оружие очень важно. До сих пор иракское правительство не имеет тяжелого оружия, не имеет возможности логистики. Это очень важно. Армия без логистики - это не армия. Поэтому официальная линия иракского правительства состоит в том, что коалиция еще нужна для Ирака. Они надеются, что они уйдут из Ирака только по договоренности с иракским правительством.



Андрей Шароградский: А каково отношение населения в общем в Ираке к присутствию иностранных войск?



Камран Карадаги: Население, конечно, в Ираке немножко такое противоречивое. С одной стороны, часть населения понимает, что без сил коалиции дела могут быть хуже. С другой стороны, никто не хочет, чтобы были иностранные силы в своей стране. Это чувство очень понятно, психологически понятно и патриотически, что, когда видят, что какие-то чужие силы, войска себя ведут как хозяева в Багдаде или в других районах, конечно, никто не хочет этого. Но, к сожалению, психологически население связывает ухудшение безопасности в Ираке с присутствием иностранных войск. Такое чувство существует. Но, конечно, если так подумать, политические руководства различных политических партий и правительство думают по-другому. Но это факт. Ничего не поделаешь. Люди так думают.



Андрей Шароградский: Опять же из событий последнего времени, судя по всему, главным является обострение в Северном Ираке, в частности, отношение Турции к положению дел. Насколько я знаю, даже в турецком парламента рассматривается вопрос о проведении военной операции в Северном Ираке. Как это может сказаться на ситуации в целом? Насколько серьезна эта проблема?



Камран Карадаги: Это серьезная проблема. Хотя турецкое правительство заявило, что получит разрешение от парламента, это не значит, что автоматически они перейдут границу. Но проблема серьезная особенно для иракских курдов, потому что иракский Курдистан - это единственная часть Ирака, где существует стабильность, безопасность. Турецкое вторжение может изменить положение в иракском Курдистане. Также, конечно, это будет иметь последствия в отношениях между Анкарой и Багдадом, с одной стороны, Анкарой и Вашингтоном - с другой стороны. Поэтому этот вопрос очень серьезный.


С другой стороны, это может поставить и Анкару, и Багдад в очень неудобное положение. Потому что недавно Багдад подписал соглашение с Анкарой о безопасности. Правильно, иракское правительство в этом соглашении признало ПКК как террористическую организацию, но, с другой стороны, Анкара обязалась не вторгаться в Ирак без разрешения Багдада. Теперь, если они и будут это делать без разрешения Багдада, это тоже будет иметь политические последствия. Поэтому если Турция, действительно, решит, в конце концов, хотя это еще неизвестно, вторгаться в иракский Курдистан широко, то это будет иметь очень серьезные и политические и военные последствия.



XS
SM
MD
LG