Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Может ли буддист быть вовлечен в политику


Программу ведет Андрей Шарый. Прини мает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Андрей Шарый : В Праге состоялся концерт знаменитого российского рок-музыканта Бориса Гребенщикова - он пел буддийские мантры. Альбом Гребенщикова с записями мантр вышел несколько лет назад и получил широкую известность и за пределами России. Интерес к буддизму был неизменной составной частью советской неофициальной культуры, к которой принадлежал в свое время и Гребенщиков. В репертуаре его группы «Аквариум» множество песен с буддийскими именами, названиями и сюжетами. Мода прошла, Советский Союз распался, подпольная рок-культура перестала существовать, но буддийский элемент в творчестве и жизни Гребенщикова остался. Музыкант ездит в Тибет и переводит на русский язык некоторые книги по буддизму. О том, должен ли буддист быть вовлеченным в политическую жизнь, с Борисом Гребенщиковым беседовал мой коллега Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин: Какую роль выполнял буддизм, который был, в общем-то, довольно популярен не в интеллигентских кругах позднего Советского Союза. Эскапизм, способ как бы избежать, забыть о том, что окружает, или наоборот, способ пережить это?



Борис Гребенщиков: Насколько я помню, люди, которые занимались этим на поколение раньше меня, рассказывали, что в основном буддизм являлся мощным сексуально притягательным фактором. Если сидит мужик с бородой и говорит, что он буддист, то это любая девушка уже дрогнет сердцем, потому что умный.



Кирилл Кобрин: Вот интересно, как эта роль изменилась в 90-е годы и сейчас?



Борис Гребенщиков: Я не замечаю, чтобы что-то сильно изменилось с советских времен. Как это ни странно, как это ни парадоксально, но я вижу все то же самое, просто, может быть, на это надета немножко другая одежда, а в принципе все то же самое. И, боюсь, что Россия не менялась, а осталась такой же, как до этой революции, как до той революции и как революции предыдущей, перед той.



Кирилл Кобрин: То есть это не советское, а русское, российское?



Борис Гребенщиков: Мне кажется, это русское и оно так и должно быть. Не все мне в этом нравится, но, к сожалению, так оно все и есть. Но и бог с ним, люди так живут и кто я такой, чтобы им говорить, что они живут неправильно. Но мне кажется, если кто-то из русских людей на самом деле всерьез займется буддизмом или, в общем, любой духовной практикой, он скорее не будет заявлять о себе, он тихо уйдет куда-то под камень, потому что буддизм не требует рекламы, собственно, как любая другая религия. Я думаю, что и христианские святые по большей своей части старались избегать публичности. Потому что, когда ты говоришь с богом, нужно ли тебе, чтобы про это писали в газетах? Такой пресс релейшнз нужен скорее людям, которые не столько на самом деле, сколько для вида занимаются чем-то.



Кирилл Кобрин: Тем не менее, существует довольно мощная и исторически и сейчас традиция социальной и политической вовлеченности в буддизм. Нынешнее событие в Бирме, когда десятки тысяч буддистских монахов вышли на улицы, возглавили движение протеста и больше всех пострадали в результате от военных, показало, что не все именно так.



Борис Гребенщиков: В общем-то, строго говоря, буддизм предполагает, что в первую очередь ты должен заботиться обо всех остальных живых существах. Потому что, конечно, есть школа буддистская, которая предполагает, что я спасусь, а все остальное гори огнем.



Кирилл Кобрин: Вот самое первое и есть как раз.



Борис Гребенщиков: Да, но время показало, что выжила как раз школа, который призывает заботиться сначала о других, а потом уже о себе. Поэтому Махаяна так и распространена. Так что то, что они заботятся о других существах, это хорошо. Не знаю, насколько это принесет пользу другим живым существам в данном случае, надеюсь, что принесет.



Кирилл Кобрин: Вообще разговор о пользе здесь очень странен.



Борис Гребенщиков: Да. Но, если они вышли на улицы, значит, что-то им нужно, чего-то они хотят и явно они хотят не себе. Они могли бы спокойно в монастыре себе сидеть и все.



Кирилл Кобрин: Социальная вовлеченность в буддизме такая же, как и в остальных религиях. В сущности, это вопрос просто отношения к другим людям поверх политических барьеров.



Борис Гребенщиков: В общем-то, да. Я думаю, что в основе любой религии лежит одно положение - возлюби другого более чем самого себя.



Кирилл Кобрин: Если вернуться к буддистским мантрам от участия буддистских монахов в политических битвах. Вот это послание, которое содержится в мантрах, оно адресовано всем.



Борис Гребенщиков: Без исключения. Но это не послание. Это скорее как лекарство. То есть, если ты хочешь, ты можешь, вероятно, я не уверен в этом, но так говорят, что эти мантры могут настроить тебя на более здоровый образ жизни, могут помочь тебе. По крайней мере, хуже от них не будет.



Кирилл Кобрин: Вы говорили, что мантры - это такой же универсальный язык, как рок-н-ролл, только постарше на несколько столетий. Есть ли перспектива у рок-н-ролла, или как бы он ни назывался потом, и будет ли он потом, совершить нечто подобное или за ним нет просто религии, за ним нет веры?



Борис Гребенщиков: Понятие священных слогов было выработано в Индии достаточно давно, минимум 4-5 тысяч лет назад, и опиралось на духовное провидение каких-то мудрецов, которые по много десятков лет сидели где-то в отшельничестве и на себе пробовали, как вот это подействует, как вот это подействует. Так же, как первый китайский император шел, пробовал травки, говорил - вот это будет чай, а вот это будет валерьянка, а вот это будет что-то еще. Я думаю, что просто рок-н-ролл не имел такой благородной цели. Потому что в то время как индийские аскеты пробовали на себе звучание разных вибраций, разных слогов и приходили к выводу, что этот действует так, а вот этот так, если их соединить вместе, то они подействуют вот так и это будет всем полезно. Такова, по крайней мере, теория. То думаю, что люди, которые писали первые песни рок-н-ролла, если взять всех этих писателей, которые писали для Элвиса, Чака Берри, людей, которые писали для Литла Ричарда, они вряд ли задавались целью помочь всем живым существам. Скорее они задавались целью заработать деньги немножко сегодня, чтобы хватило на завтра. Но при этом энергия у них была такова, что эти песни, помимо того, что заработали немножко денег, они еще помогли сильно проснуться большей части земного шара. Так что это тоже действуют какие-то силы, о которых мы не знаем. И, честно говоря, я не уверен, что мантры лучше действуют, чем рок-н-ролл, но мне интересно попробовать.



Кирилл Кобрин: Спасибо.


XS
SM
MD
LG