Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Американские планы атаки на Иран – продукт воображения Москвы? Президент Буш принимает Далай-ламу в Белом доме. Россия оказалась почти в самом низу всемирного списка свободы прессы


Юрий Жигалкин: Американские планы атаки на Иран – продукт воображения Москвы? Президент Буш принимает Далай-ламу в Белом доме. Россия оказалась почти в самом низу всемирного списка свободы прессы. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


«Путин предупреждает Соединенные Штаты об опасности атаки на Иран» - такой тезис вынесли в заголовки американские средства информации, освещающие прикаспийский саммит. Так они расшифровывают провозглашенное в декларации пятеркой участников встречи намерение не допустить использование своей территории для совершения агрессии против любой из сторон. Этот демонстративный пункт декларации, как и другие завуалированные предостережения, прозвучавшие на саммите из уст президента России, не встревожили, впрочем, американских экспертов, которые считают, что российский политический истэблишмент муссирует идею американского удара по иранской территории исключительно из внутриполитических соображений. Дело в том, что практически никто из уважаемых американских наблюдателей не верит в то, что администрация Джорджа Буша планирует силовые акции против Ирана.


Есть ли какие-либо основания подозревать, что Вашингтон готовит подобную акцию? Я задал этот вопрос Джону Вуфстолу, бывшему высокопоставленному работнику Министерства энергетики, а ныне – политологу в Центре стратегических и международных исследований.



Джон Вуфстол: Я думаю, что в американских военных штабах, как и в штабах армий других стран, существуют планы действий в самых непредвиденных случаях, наверняка существуют тактические разработки на случай конфликта с Ираном, это нормальная обязанность любой армии. Но при этом невозможно поверить, что в Белом доме испытывают даже малейший интерес к проведению военной акции против Ирана. Во-первых, американское руководство осознает, что ограниченный удар не только не позволить уничтожить иранские ядерные производства, но и едва ли сильно отдалит появление в руках Ирана ядерного оружия. Во-вторых, стабилизация Ирака является высшим приоритетом администрации, акция против Ирана наверняка сорвет выполнение этой задачи и приведет к масштабному кризису, если Тегеран прибегнет к ответным ударам. В-третьих, заручившись поддержкой западных стран, Вашингтон считает, что все еще остается реальная возможность осуществления эффективных дипломатических акций, которые будут способны нейтрализовать иранскую ядерную программу без широкомасштабного военного удара.



Юрий Жигалкин: Иными словами, Белый дом в данный момент, вы считаете, настроен, что называется, миролюбиво?



Джон Вуфстол: В ближайшие пятнадцать месяцев, до окончания президентского срока Джорджа Буша, мы, скорее всего, станем свидетелями попыток вынудить иранское руководство заморозить ядерную программу с помощью убеждений, санкций, по крайней мере, отдалить перспективу появления ядерного оружия в руках Тегерана. Окончательное же решение останется, я думаю, за следующим президентом.



Юрий Жигалкин: Как вы оцениваете роль России в этой ситуации?



Джон Вуфстол: Президент Путин зарабатывает хороший капитал, бросая вызов Соединенным Штатам, только это, я думаю, стоит за его призывами к США не прибегать к военной акции против Ирана. Я не думаю, что он всерьез верит в то, что Белый дом вынашивает такие планы. В тоже время Путин должен осознавать, что если ядерное оружие все же будет создано в иранских лабораториях, то именно его имя останется в истории как имя человека, заблокировавшего попытки предотвратить такой поворот событий, который, кстати, совсем не в российских стратегических интересах.



Юрий Жигалкин: Американский военный эксперт Джон Вулфстол комментировал предостережения российского президента о неприемлемости использования военной силы против Ирана.


Во вторник президент Буш принял в Белом доме Далай-ламу. В среду Далай-ламе будет вручена Золотая медаль Конгресса, высшая гражданская награда США. Эта не первое появление в Вашингтоне духовного лидера буддистов на этот раз было наполнено глубокой символикой, ибо совпало с проводимым в Пекине съездом Китайской коммунистической партии. Реакция китайских представителей была откровенно гневной.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Встреча президента Буша и Далай-ламы в Белом доме за закрытыми дверями состоялась накануне вручения буддистскому лидеру высшей награды Конгресса – Золотой медали. Администрация США постаралась придать этой встрече непубличный характер, чтобы не раздражать Китай и не портить добрые взаимоотношения с ним. Но, вернувшись в отель из Белого дома, улыбающийся Далай-лама сообщил журналистам, что его визит к Бушу напоминал «традиционную встречу родственников».


Визит Далай-ламы в Вашингтон вызвал резкий протест китайского МИДа. Некоторые китайские представители отмечают, что этот визит совпадает с началом работы 17-го съезда Коммунистической партии Китая. Насколько состоятельны утверждения о том, что, радушно встречая Далай-ламу, Вашингтон посылает Пекину недружественный сигнал? Об этом я спросил Дрю Томпсона, директора китайских исследований Никсоновского центра в Вашингтоне.



Дрю Томпсон: Далай-лама в свое время получил Нобелевскую премию. Он - широко признанный религиозный деятель, снискавший огромное уважение своих духовных последователей. Его принимали лидеры многих европейских государств. Не думаю, что присуждение ему Золотой медали Конгресса США выбивается из этого ряда. Тем более что подготовительная работа к такому награждению обычно начинается задолго – в данном случае задолго до подготовки партийного съезда в Китае. С другой стороны, я не думаю, что за этими усилиями стоит искать какую-то особую подоплеку. Действия американских законодателей, пригласивших Далай-ламу в Вашингтон, далеко не всегда совпадают с линией Белого дома. Так было и с недавним принятием одним из комитетов палаты представителей резолюции о признании факта геноцида армян в Оттоманской империи, резолюции, фактически вредящей отношениям США и Турции. Подобные действия продиктованы скорее узкополитическими соображениями наших законодателей. То же самое и с приглашением Далай-ламы: здесь не приходится говорить о каких-то согласованных планах, нацеленных на раскол Китая, это уж было бы чересчур.



Аллан Давыдов: Тем не менее, официальный китайские представители говорят, что прием и чествование Далай-ламы в Вашингтоне повредит американо-китайским отношениям. Учитывает ли это Белый дом?



Дрю Томпсон: Думаю, что с точки зрения всего комплекса американо-китайских отношений это будет сочтено мелким инцидентом, который не повлечет значительных последствий. Действия президента США не выходят за рамки уважения к официальному Пекину. Буш встретился с Далай-ламой не официально и не публично, а приватно, и даже не в Овальном кабинете, а в личной резиденции. Буш дал понять, что его личная дружба с Далай-ламой не направлена на разжигание противоречий с китайским руководством. Что же касается предстоящего в среду награждения Далай-ламы, то оно организовано Конгрессом, представляющим другую ветвь власти, за деятельность которой президент не несет ответственности.



Аллан Давыдов: Джордж Буш будет присутствовать на церемонии награждения Далай-ламы Золотой медалью Конгресса в Капитолии. Это станет первым случаем публичного появления американского президента рядом с духовным лидером буддистов Тибета.



Юрий Жигалкин: Всего 24 ступеньки из 169 отделяют Россию от нижней точки списка стран, определяющего уровень свободы прессы. Всемирный индекс свободы прессы ежегодно составляется организацией «Репортеры без границ». В прошлом году Россия единственной из стран – членов «большой восьмерки» спустилась еще на несколько ступенек.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Среди государств, где средства массовой информации наименее свободны, - Туркменистан, Узбекистан, Беларусь и Россия. В списке из 169 стран они вошли в число последних 25-ти. Авторы индекса поставили Россию на 144 место после Судана, Афганистана и Йемена. А в Беларуси со свободой прессы дело обстоит хуже, чем в Зимбабве и Эфиопии. Впрочем, и Соединённые Штаты занимают лишь 48-е место, за Никарагуа. Составители списка объясняют это тем, что в Америке один блоггер просидел 224 дня в тюрьме, а оператор-суданец арабской телекомпании «Аль-Джазира» более 5 лет находится в американской тюрьме Гуантанамо. Туркменистан вошёл в худшую тройку вместе с Эритреей и Северной Кореей. А Эстония вошла в тройку наилучших, после Исландии (первое место) и Норвегии (второе).


Среди критериев, по которым определяется уровень свободы прессы, – цензура, судебное преследование журналистов за отказ нарушить конфиденциальность источника информации, насильственные действия по отношению к журналистам, причём, не только со стороны властей, но и со стороны экстремистских или уголовных групп. Например, Италия занимает 35-е место из-за того, что журналисты подвергаются угрозам со стороны мафии.


По каким причинам Россия отодвинута на 144-е место? Почему различные организации, следящие за положением средств массовой информации в разных странах, едины в оценке ситуации в России? Координатор нью-йоркского Комитета защиты журналистов Нина Огнянова ответила.



Нина Огнянова: По мере приближения выборов в Думу и на пост президента, до которых остаются считанные месяцы, российские власти всё больше берут под свой контроль влиятельные средства массовой информации: теле- и радиовещание, популярные ежедневные газеты. В России принимаются законы, которые ограничивают критику властей, с помощью судебной системы оказывается давление на независимые негосударственные общественные организации, поддерживающие независимую прессу. Журналистов продолжают сажать в тюрьму за их публикации и журналистские расследования. Власти продолжают ограничивать информацию из Чечни или о Чечне и о некоторых других районах Северного Кавказа. С момента прихода к власти президента Путина в России погибли 14 журналистов. Большинство из этих убийств остаются нераскрытыми. Вынесен всего один обвинительный приговор по делу об убийстве журналиста.


В ряде других стран СНГ работа журналистов тоже и трудна, и рискованна. В Азербайджане, где выборы назначены на октябрь будущего года, 7 журналистов находятся в тюрьме по надуманным обвинениям, за которыми на самом деле стоит их журналистская работа. В Беларуси особенно тяжёлое положение у журналистов печатных органов; а теперь президент Лукашенко ввёл новые правила, ограничивающие свободу информации в Интернете. На Украине положение журналистов стало намного лучше по сравнению с временами президента Кучмы, но в провинциях журналистов иногда преследуют местные официальные лица. И с этим должны бороться как местная, так и центральная власть.


Возвращаясь к России, должна сказать, что свобода печати там подавляется и заметна тенденция к дальнейшему ухудшению. В списке Комитета защиты журналистов Россия и Азербайджан стоят среди стран, в которых не улучшается, а ухудшается ситуация со свободой прессы.



Ян Рунов: То, что говорила координатор Комитета Защиты Журналистов Нина Огнянова подтверждает и Индекс свободы прессы, составленный организацией «Репортёры без границ», которая обвиняет Россию и в распространении преследования журналистов в разных районах страны, и в безнаказанности за нападения на журналистов, и в том, что политическая оппозиция не может выступить по телевидению и по радио, кроме как в «Эхе Москвы». В Армении и в Грузии положение несколько улучшилось, и это позволило им подняться на более высокие места в списке.


В отчёте этого года особое внимание уделено такому новому явлению, как преследование онлайновых журналистов и блоггеров. Репрессивные режимы перестали их игнорировать. Китай ввёл цензуру на интернетные сообщения, касающиеся, по крайней мере, 50 человек, арестованных за онлайновую журналистику. Власти Вьетнама и Египта следуют в этом примеру Китая. В этих странах блоггеров арестовывают, их интернетные страницы закрывают или блокируют. Всего в мире 64 блоггера находятся сейчас в тюрьмах за свои интернетные публикации.


XS
SM
MD
LG