Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Данные статистики: здоровье российских школьников ухудшается – в чем причина?


Ирина Лагунина: По статистике, 70 процентов российских детей при поступлении в школу могут быть признаны относительно здоровыми. Однако специалисты говорят о том, что за последние 10 лет здоровье российских школьников резко ухудшилось. В чем причины этого ухудшения и какие меры принимаются для того, чтобы исправить ситуацию? Над темой работала Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: По словам детского врача Леонида Рошаля, так плохо со здоровьем у российских школьников было разве что после революции и после войны. По мнению Рошаля, государство выделяет недостаточно средств на питание школьников, кроме того, из-за маленьких зарплат медсестры и врачи уходят из школ. Отдельная проблема - это низкий уровень преподавания физкультуры. Все начинается с того, что здоровых детей изначально рождается очень мало, - говорит главный специалист по здоровью школьников комитета по здравоохранению Петербурга Светлана Рычкова.

Светлана Рычкова: Уже когда участковый доктор выходит на первичный патронаж, мы имеем очень печальную статистику, что примерно два новорожденных из десяти могут быть признаны здоровыми. Действительно, начиная с первых дней жизни, здоровье требует очень больших усилий от родителей и от докторов с тем, чтобы оздоровить ребенка. Надо сказать, что на этапе детских учреждений, детских садов это удается. И примерно 70% детей при поступлении в школу могут признаны условно здоровыми. Но в то же время 30% имеют функциональные отклонения. К моменту окончания школы уже 45-50% детей имеют хронические заболевания. Причем подростки, как правило, это не одно заболевание – это пять-шесть заболеваний. Это связано во многом с нарушением образа жизни, с несоблюдением самых разных элементарных мероприятий, которые направлены на поддержание здоровья. Сегодня дети практически не гуляют. Очень большой вклад вносит электромагнитная нагрузка. Сегодня дети за компьютером и за телевизором после школы проводят по пять-шесть часов. Опять-таки вредная негативная информация, которую дети получают из компьютеров, все это наносит вред.

Татьяна Вольтская: Начнем по порядку, с того, как школьники едят. Те, кто растил детей в перестройку или сам был школьником в это время, помнит чехарду, например, со школьными завтраками - то ни есть, то их нет, то собирают деньги на какие-то талоны, у кого-то они бесплатные, у кого-то платные, и так далее. Сейчас в этой области понемногу наводится порядок. Говорит главный специалист отдела технологии, стандартизации и качества Управления социального питания Петербурга Наталья Терехова.

Наталья Терехова: Сейчас у нас все учащиеся начальной школы получают за счет средств бюджета горячий завтрак, стоимость которого на сегодняшний день определена. С первого января 2008 года стоимость будет повыше. Будет двухразовое горячее питание 42 рубля 50 копеек. 29 рублей будет стоить обед, 13.50 будет стоить завтрак. Сумма, конечно, не очень. Но во всяком случае, дома родители, конечно, не смогут приготовить того разнообразного питания ежедневно для своего ребенка. Это и по времени, потом не все специалисты. А здесь это все достаточно на высоком уровне, причем под жестким контролем санитарной службы, санитарно-эпидемиологической службы, управления социального питания и других служб города. У нас при управлении имеется испытательная лаборатория, которая по графикам не реже чем один раз в квартал проверяет каждый пищеблок школы, причем не только визуально, но и инструментально.

Татьяна Вольтская: Ну, а как все это выглядит на практике - едят ли дети в школе, довольны ли родители их питанием? Спрашиваю 11-летнего Филиппа - ты ешь завтрак в школе?

Филипп: Нет, никогда не ем в школе завтраки.



Татьяна Вольтская: А почему?



Филипп: Невкусно.

Татьяна Вольтская: А вот ответ Артема, 12 лет.

Артем: Нет.



Татьяна Вольтская: Почему?



Артем: В буфет очереди бывают большие и не успеваешь за перемену.



Татьяна Вольтская: А если, предположим, все-таки ты достиг буфета, то там вкусно?



Артем: В принципе нормально, можно рублей за 30 поесть, сок купить и булочку.



Татьяна Вольтская: Значит бесплатного нет?



Артем: Если многодетная семья и аллергии.

Татьяна Вольтская: Бабушке Артема Татьяне Михайловне все это очень не нравится.

Татьяна Михайловна: Я считаю, что это плохо, потому что нам приходится давать с собой какой-то йогурт, бутерброд. Он перекусывает. Но это проблема, каждый раз нужно собирать. Обещают много, а делают мало.

Татьяна Вольтская: Говоря о здоровье школьников, нельзя не затронуть тему школьных нагрузок - одну из самых острых и больных тем. Директор Центра психолого-медико-социального сопровождения Калининского района Ольга Баранова говорит, что нагрузка старших школьников составляет 50 с половиной часов.

Ольга Баранова: В то время как рабочая неделя взрослого человека составляет 41 час, то есть какая перегрузка у старшеклассников. Дети младших классов затрачивают на подготовку занятий домашних более часа, что тоже недопустимо. Уже 20% детей дошкольников приходят с того или иного рода нарушениями пограничными. 80% первоклассников сказали, что они все уже знают, им неинтересно учиться в школе. То есть они уже перезанимались к этому возрасту, к старту своего обучения. Поэтому хочется внести ясность, что есть норма, а что есть нарушение нормы по школьной нагрузке.

Татьяна Вольтская: На этот вопрос отвечает ведущий специалист отдела образовательных учреждений комитета по образованию Администрации Петербурга Юлия Лисовская.

Юлия Лисовская: Все моменты школьных нагрузок определяются основным нашим документом – учебным планом образовательного учреждения, который пишется с учетом и тех образовательных стандартов, образовательных минимумов, которые должны знать школьники. Того базисного федерального учебного плана, который обязательно должен соблюдаться. Потому что если должно по минимуму пять уроков математики в неделю, значит их должно быть, если четыре урока литературы – значит четыре. То есть есть минимум обязательно. Региональный учебный компонент, который привносится в каждом регионе. И насколько обязательными являются уроки истории и культуры Санкт-Петербурга, как региональный компонент, и уроки ОБЖ во всех классах с 5 по 9-й. Есть третья составляющая учебного плана – это школьный компонент, который наполняется школой. Но этот и наш документ, и то, что мы потом смотрим в школах, должны основываться на санитарных правилах и нормах. Существует целая глава «Гигиенические требования к образовательной нагрузке». Начиная с 1 по 11 класс, расписано, сколько может быть уроков в неделю у учащегося. И соответственно, мы видим, что может быть неделя пятидневная, может быть неделя шестидневная. Для начальной школы мы всем абсолютно рекомендуем пятидневную неделю, чтобы суббота оставалась для общения с родителями, выхода в музеи. В этом случае в 1 классе это 20 часов недельной нагрузки, четыре урока в день. Уроки в первом классе по 35 минут. Не получается пятидневной недели учебной в школе с углубленным изучением иностранных языков. Вот здесь у них вариант иной расчасовки: со 2 по 4 класс получается 25 часов в неделю, тогда тяжело по пять уроков каждый день, если какой-то факультатив у детей, пойдет перегрузка. Здесь школа должна выбрать шестидневную неделю. И далее точно так же. Все часы, максимально 33 часа в 11 классе при пятидневной неделе, но это только в общеобразовательной школе и соответственно, 36 часов в 10-11 классе при шестидневной неделе, то есть шесть уроков в день. Естественно, школы повышенного уровня, гимназии и лицеи, у нас занимаются в основном только по шестидневной неделе, потому что иначе это превышение. Есть еще один нюанс: те же самые родители, приводя ребенка в гимназию, естественно хотят большего набора. Хотят второй, а то и третий иностранный язык.

Татьяна Вольтская: Что касается школьной физкультуры, то подход к ней, как правило, остался советским, нормативы разрабатывались в 60-е - 70-е годы, да и сама фигура учителя физкультуры в неуютном холодном зале часто не вызывает положительных эмоций. С одной стороны, всем ясно, что дети сегодня двигаются мало.


С другой стороны, многие дети по состоянию здоровья не могут выполнять стандартные требования на уроках физкультуры, уже давно говорится о необходимости дифференцированного подхода - кому-то противопоказаны прыжки, кому-то другие упражнения. А кому-то просто скучно, у него есть свои спортивные пристрастия, а его заставляют участвовать в эстафете, которую он, допустим, ненавидит, так не лучше позволить ему заниматься любимым баскетболом или футболом? Татьяна Михайловна считает, что очень много зависит от учителя физкультуры.

Татьяна Михайловна: Преподаватель должен как-то гибко подойти внутри класса. Если есть дети, которые не тянут по программе, сделайте им такую минигруппу. И не надо ставить двойки, тройки. Из-за этого ребенок понижает результат успеваемости. Зачем перегибы делать?

Татьяна Вольтская: Дело не только в учителе, - считает Светлана Рычкова.

Светлана Рычкова: К сожалению, стандартное оснащение залов действительно оставляет желать лучшего. В обязательный комплект поставки входят спортивные снаряды, которые действительно сложно освоить и нужны в специализированных секциях. В то же время есть совершенно замечательные наши отечественные разработки, допустим, предприятие «Тиса» реализует оснащение спортивных залов и они работают в программе оснащения оздоровительных центров. Там дети занимаются с интересом. Я думаю, что если школам будет предоставлена достаточно свободная финансовая активность и они будут сами оснащать свои залы, то вопрос сдвинется с мертвой точки. К сожалению, существуют жесткие программы нормативные, и учителя вынуждены их соблюдать. Единственный оптимальный вариант просто перейти не на оценки, а на зачет – не зачет.

Татьяна Вольтская: Нужны ли оценки по физкультуре? - спросила я у Людмилы Николаевны, учительницы младших классов.

Людмила Николаевна: Я думаю, нет. В начальных классах еще может быть, но в старших классах, средней школе может быть действительно ставить зачет – не зачет. Мне кажется, нужно подходить к каждому школьнику индивидуально. Потому что сейчас очень много больных детей, как таким детям стремиться, чтобы все сделать на пятерку, как требуют преподаватели, требует программа.

Татьяна Вольтская: А вот Ольга Баранова советует не изобретать велосипед, а обратиться к опыту бывших советских республик, уточняя, что это же советует и министерство образования.

Ольга Баранова: Вернуться к уже ранее использованным методикам, например, музыкально-ритмические перемены, которые были раньше в младших классах. Грузия и Прибалтика у нас были в этой отрасли передовики и от них эта методика была дальше использована и в других регионах нашей страны. Дни здоровья, которые забыли, но сейчас предлагают возродить, где будет та самая дифференциация. Кому по силам бежать километр – бегут километр, кому по силам бежать пять – бегут пять. Динамические паузы и для старшеклассников и для учащихся младших классов. Для того, чтобы уроки физкультуры были не только однонаправлены, развивая гибкость, ловкость, но возможно было уделено внимание релаксации и просто отдыху в момент тех же самых физических упражнений.

Татьяна Вольтская: О необходимости перенимать западный опыт говорит и Светлана Рычкова.

Светлана Рычкова: Если мы работаем на западные ориентиры, посмотрите: в среднем два часа не в неделю, а в день занятия, посещение спортивного зала. У нас такого нет. Сегодня мы говорим, что если бы хотя бы два раза в неделю после уроков дети и взрослые будут посещать спортивные залы, уметь бегать, прыгать, уровень здоровья опять-таки будет намного выше.

Татьяна Вольтская: Говорила главный специалист по здоровью школьников комитета по здравоохранению Петербурга Светлана Рычкова.


XS
SM
MD
LG