Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Урология


Ольга Беклемищева: Сегодня у нас в гостях – академик Евсей Борисович Мазо, заведующий кафедрой урологии Российского государственного медицинского университета имени Пирогова (бывшего Второго меда), лауреат Государственной премии, заслуженный деятелей науки Российской Федерации, член президиума Российского урологического общества, действительный член Европейского урологического общества и прочее, и прочее.


И разговор у нас пойдет об урологии и ее успехах.


Евсей Борисович, вот что бы вы назвали в качестве каких-то заметных достижений современной урологии? О чем можно сказать, чего недавно не было, а вот сейчас появилось?



Евсей Мазо: Я думаю, что если отвечать на этот вопрос неконкретно, то я просижу здесь долго, где-нибудь, во всяком случае, часа три. И может быть, вас интересует какая-то определенная область урологии? Ну, скажем, может быть, вас интересует наиболее распространенные мужские заболевания? Может быть, с этого начать?



Ольга Беклемищева: Да, конечно.



Евсей Мазо: Может быть, интересует какая-то другая проблема, например, гиперактивного мочевого пузыря? Или вообще другая часть – нейроурология? Может быть, вас интересует введение Ботекса, который поначалу вводился для того, чтобы устранить морщины, и постепенно завоевал урологию в тех случаях, когда имеется такое нарушение мочеиспускания, когда страдает функция накопления и функция выделения мочевого пузыря. Но я думаю, эти высокие, так сказать, материи все-таки оставить под конец. Если кто-то обратится к нам с вопросом: «А вот что делать, если у меня есть 25-30 мочеиспусканий (а в этом случае, при нейроурлогии, это имеет место, при нейроурологической причине)?», - то мы тогда ответим и объясним почему, с точки зрения нового.


А сейчас, может быть, рассмотреть вопросы и заболевания, касающиеся нарушения мочеиспускания.



Ольга Беклемищева: Да. Ведь, собственно говоря, почему приходят к урологу? Прежде всего – это первый звонок.



Евсей Мазо: То есть потому, что как боль – довольно редко, и острая боль – это мочекаменная, как правило, болезнь, а это – «скорая помощь» и немедленная диагностика.


А вот если рассмотреть некоторые хронические заболевания, которые в том случае, если больные не посещают уролога, осложняют не только с точки зрения физиологических нарушений, но, как говорил мой учитель, это приводит к нарушению его работоспособности и жизни. То есть то, что в настоящее время называется «качество жизни».



Ольга Беклемищева: Безусловно.



Евсей Мазо: А нынешнее столетие как раз проходит по Всемирной организации здравоохранения – это не просто прооперировать и что-то удалить, или не просто дать таблетки и что-то вылечить, какую-то часть устранить, но и создать условия для того, чтобы это было качественно с точки зрения удовольствия от жизни или хотя бы нормальной жизни.



Ольга Беклемищева: Вот на самом деле это, действительно, та задача, которая стоит вообще, мне кажется, перед российским здравоохранением в первую очередь. То есть бороться за качество жизни больного.



Евсей Мазо: Да-да.



Ольга Беклемищева: Потому что снять острый синдром, отек и так далее – этому научились, слава Богу. А вот вопрос о том, как человек потом будет жить дальше, он, к сожалению, еще недостаточно разработан, в том числе и из-за самих пациентов, которые не очень еще привыкли, так сказать, идти по жизни рука об руку с врачом.



Евсей Мазо: Да, вы правы. И в связи с этим я хотел бы (может быть, если вы согласитесь, с молчаливого согласия тех, кто нас слушает) рассказать о том, что несколько лет тому назад на русский язык была переведена книга Патрика Уолша, написанная вместе с близким ему человеком, журналистом, которая была посвящена заболеваниям мужчин, то есть всем заболеваниям предстательной железы, и именно с этих позиций. И он ее написал таким образом, что эта книга посвящается мужчинам и любящим их женщинам.



Ольга Беклемищева: Ключевой вопрос: для чего нам нужно качество жизни?



Евсей Мазо: Поэтому если сегодня нас слушают только мужчины, то напрасно. Пусть пригласят и женщин тоже.



Ольга Беклемищева: Я вас уверяю, что женщины тоже слушают.



Евсей Мазо: Потому что именно они - наши контролеры для того, чтобы сказать: «Ты был у врача?». Потому что если «нет», то вот эти последствия в семье последуют весьма угрожающе, во всяком случае, в большинстве, где женщина не просто любит, а еще и жалеет мужчину.



Ольга Беклемищева: И вот тогда просто расскажем сначала о том, как это выглядит, как это ощущается на самых первых этапах, а потом – всю последовательность действий грамотную.



Евсей Мазо: Хорошо. Все это вместе и для всех врачей-урологов в мире называется «симптомы нижних мочевых путей». А для наших слушателей это будет называться «нарушение мочеиспускания», которое выражается в учащенном мочеиспускании, в ночном мочеиспускании, когда, так сказать...



Ольга Беклемищева: ...невозможно проспать целую ночь, не встав в туалет.



Евсей Мазо: ...конечно, когда надо идти на работу. И не надо думать, что это касается только тех людей, кто на пенсии, то есть в абсолютно пожилом или старческом возрасте. Это может иметь место и в 40 лет, и даже иногда начинается с этого возраста.



Ольга Беклемищева: И говорят же, что простатит «помолодел», да?



Евсей Мазо: Да. Ну, если, действительно, так, как вы говорите, то давайте начнем с простатита. В настоящее время простатит различается - острый, и он ни у кого и никогда из врачей не вызывает сомнений. Но для больных можно сказать, что это внезапное повышение температуры 39-40 иногда градусов, это потрясающие ознобы, это учащенное, болезненное мочеиспускание и боль в промежности. В этих случаях, по-моему, еще не было случая, чтобы кто-нибудь не вызвал врача, и в этом случае врачи никогда не ошибаются, какой бы специальности они ни были, и всегда госпитализируют больного. И с первого же дня – назначение мощных антибиотиков и других противовоспалительных вещей, в частности, приводит к тому, что угроза проходит, мощных осложнений для оперативного лечения не появляется. И наоборот, когда это пропускают, то может появиться абсцесс – и это требует операции при абсцессе простаты. Так что это острый простатит.



Ольга Беклемищева: Вот с острыми всегда как-то легче, их трудно не заметить и проигнорировать.



Евсей Мазо: Это верно, да. Вот самое трудное, как, видимо, вы ожидаете, заключается в хроническом простатите. Хронический простатит может быть бактериальным. И оказалось, что вот то, что мы думали раньше, что это очень часто встречается, на самом деле не так. А встречается он как бы во всем мире в среднем в 10 процентах. То есть из 100 больных с простатитом бактерии, то есть вот те микробы, которые имеют место, встречаются у 10-ти.



Ольга Беклемищева: А у остальных что?



Евсей Мазо: У остальных имеется инфекция, вызванная половым путем. Это то, что сейчас, если я скажу, молодежь это сразу узнает, - это или хламидии, это микоплазма, это уреаплазма, это различные виды вирусов – гарднерелла, я уже не говорю о трихомониальной инфекции, потому что об этом знают все. Но надо просто помнить, что целый ряд инфекций самостоятельно не «гуляют», а они «гуляют» вместе, и нередко такие поражения простейшими, как трихомонас имеют место. Поэтому надо помнить об этом. И если врач об этом не сказал, вежливо, как говорят американцы, напомнить: «А вот это может у меня быть?». Потому что это принадлежит обязанности лаборанта, который исследует или этот мазок, или эту кровь, скажем, на антитела – это уже высокий пилотаж, и делая все это в мазке, надо все это смотреть максимально. То есть вот есть возможность.



Ольга Беклемищева: А разве есть специфическая терапия, скажем, отдельно для уреаплазмы, отдельно для микоплазмы? Или все-таки мы их, по-моему, как-то вместе лечили.



Евсей Мазо: Нет, все дело заключается в том, что, в принципе, поначалу это было раздельно. Но, с другой стороны, есть сейчас так называемые фторхинолоны, которые в большинстве своем охватывают то, что я перечислил, но все-таки не все.



Ольга Беклемищева: То есть все-таки есть такая избирательная...



Евсей Мазо: Да, все-таки не все.


И если вернуться к самому тяжелому процессу заболевания предстательной железы, и в настоящее время, и на последнем, втором, только что закончившемся Конгрессе онкоурологов было сказано, что хронический простатит может быть элементом патогенеза, то есть одной из причин, может быть, даже в развитии рака предстательной железы. А протекает это очень скрытно.



Ольга Беклемищева: И вот это нужно обязательно обсудить. Евсей Борисович, вот вы сказали о том, что это только сейчас прозвучало на конгрессе, что, может быть, хронический простатит является элементом патогенеза рака предстательной железы. А вот какие основания привели урологи для этого заключения?



Евсей Мазо: Ну, одной из самых убедительных посылок к этому, как ни странно, явилось рассуждение чисто философское. Все дело заключается в том, что многие хронические заболевания осложняются раком. Это, скажем, хроническое заболевание толстой кишки, это хроническое заболевание печени, это хроническое заболевание легких, это хронические заболевания целого ряда других органов. И почему-то о хроническом простатите забыли, и даже было высказано очень много научной работы, которая говорила о том, что «нет, вряд ли, хронический простатит этого сделать не может». И вот оказалось, что все-таки это происходит. И происходит это оттого, что вот эта инфекция, вызванная половым путем, о которой мы только что говорили, она протекает практически очень скрытно, субклинически, и выявляется уже тогда, когда у больного есть настроение проверить, скажем, болен он или не болен с точки зрения простаты. Вот он собирается жениться, и есть ли у него возможность иметь детей, и так далее. Потому что уже многие молодые люди и среднего возраста, которые собираются это делать, знают, что предстательная железа способствует оплодотворению, вызывая своими, так сказать, секретами активное движение сперматозоидов. А это как раз нередко бывает одной из причин бесплодия, несмотря на то, что...



Ольга Беклемищева: Недостаточная подвижность.



Евсей Мазо: Да. Их может быть очень много, но они не двигаются в том количестве, как это необходимо. Это первый вариант.


Второй вариант. Оказалось, что когда делают биопсию предстательной железы для того, чтобы определить, какое там есть заболевание, подозревая рак предстательной железы, при исследовании гистологическом, то есть тканевом, когда смотрят под микроскопом, что же там такое, оказалось, что практически у всех, как, кстати, и при аденоме предстательной железы, то есть при доброкачественном заболевании, имеет место в той или иной степени воспалительный хронический процесс средний или сильный. Никогда не было ответа, что там слабый воспалительный процесс. Это второй момент.



Ольга Беклемищева: Вот проверили всех, кто подозревался на рак. И вот в тех случаях, когда проверяли, оказалось, что у всех есть воспалительный процесс.



Евсей Мазо: Да.



Ольга Беклемищева: Значит ли это, что каждый раз воспалительный процесс - следует подозревать рак и нужно проверяться? Или это еще не значит...



Евсей Мазо: Таким образом я бы вопрос не ставил. Я бы просто предположил, что среди причин рака может быть хронический воспалительный процесс. И причем чаще всего это бывает не при бактериальном, ибо бактериальный проявляется учащенным мочеиспусканием, болит в промежности, тазовые боли и так далее, и могут быть какие-то другие причины. И больной идет и говорит: «Вот я часто мочусь, у меня есть какие-то выделения...».



Ольга Беклемищева: У него есть основания для жалоб.



Евсей Мазо: Да. И сеют эти выделения, выделяется бактерия, определяется чувствительность к микробу, дают этот пушечный удар – и все исчезает. И ему говорят, как надо себя вести, чтобы это больше не обострилось. И таким образом, хронизация процесса в этом случае, мы думаем, не происходит.



Ольга Беклемищева: «Мы думаем» - это такая оговорка. А может быть, она все-таки есть?



Евсей Мазо: Да. Но на сто процентов сказать нельзя. Для того чтобы это было, надо чтобы больной еще раз пришел, чтобы у него еще раз нашли микробы и так далее. И так тоже бывает, но это все-таки очень незначительное количество таких людей. Если им объяснить толково и сказать, как надо проверяться и в какие месяцы надо соответствующим образом лечиться... А хронический простатит бактериального характера, если он хронический, обостряется в нашей стране где-то, скажем, в Москве – март-апрель, сентябрь-октябрь...



Ольга Беклемищева: На смене сезонов.



Евсей Мазо: ...да, когда меняются сезоны. И если люди следят за своим заболеванием, за своим здоровьем, правильнее сказать, они будут это выполнять. Тем более что лекарства в этом случае недорогие, они имеют, так сказать, происхождение травяное, условно говоря, и не вызывают каких-то осложнений с точки зрения аллергии и целого ряда других моментов, которые имеют место при синтетически образованных лекарственных препаратах.



Ольга Беклемищева: Но вы оговорились, что это вы о бактериальном. А если не бактериальный, а вот этот самый коварный абактериальный простатит?



Евсей Мазо: А вот если этот коварный абактериальный процесс, то просто так сказать, идя по улице: «Вы знаете, у него абактериальный... Что-то мне не нравится, у него абактериальный простатит», - то доказать или отвергнуть это можно только специальным посевом, вернее, специальной реакцией, а в некоторых случаях – и посевом, но это делается относительно просто.



Ольга Беклемищева: То есть лучше сходить на ПЦР?



Евсей Мазо: Да, это так. Вот, например, скажем, мужчина всегда знает, когда ему нужно провериться. Самое главное – чтобы сегодня нас услышали люди в любом возрасте, когда они уже взрослые и имеют половые контакты, что эта инфекция во всем мире называется «инфекция, передающаяся половым путем». И поэтому если у него есть какие-то в этом отношении спорные моменты, но он точно знает, что эти спорные моменты были, то лучше уж провериться просто, если его ничего не беспокоит.



Ольга Беклемищева: Потому что именно вот эти ЗППэшные инфекции, они тоже очень коварные, и часто не проявляются сразу.



Евсей Мазо: Вот как раз оказалось, по американской литературе, это сделал профессор Нельсон недавно, он показал, что если проследить анамнез у такого больного, то у него хроническая инфекция была как следствие перенесенных инфекций половым путем.



Ольга Беклемищева: И это уже без вариантов. То есть если простатит – это всегда та или иная инфекция – либо бактериальная, либо ЗПП?



Евсей Мазо: Да. Ну, есть, конечно, другие простатиты тоже. Но это вряд ли заинтересует наших слушателей. Но для вас лично могу сказать, что есть так называемые аллергические простатиты, есть химические простатиты и целый ряд других. Ну, скажем, есть простатиты на почве бруцеллеза...



Ольга Беклемищева: Но это, наверное, маленький процент.



Евсей Мазо: Да, конечно. Ну, мы их описываем в учебнике, но я за 52 года своей работы ни разу не видел таких больных. Но это не значит, что их нет, конечно.



Ольга Беклемищева: А вот интересно, как же тогда определяются заболевания, которые практически не встречаются в практике врача?



Евсей Мазо: Скажем, если больные Севера, которые употребляют сырое мясо, если те, которые употребляют часто молоко, не подвергая его обработке, тогда может быть... если он явится с клинической картиной простатита, и врач, проделав все обследования, о которых мы только что говорили, не находит ни бактерий, ни абактериальных причин, то он будет искать другие причины обязательно.



Ольга Беклемищева: Методом исключения.



Евсей Мазо: Да. При наличии большого числа эозинофилов в крови, если одновременно выполнять анализ крови, можно подозревать и аллергический процесс. Есть иммунные простатиты. И есть аутоиммунные, как чаще всего... когда хроническая инфекция, скажем, соединительнотканных пространств может вызывать такую же инфекцию и в предстательной железе, то есть такое же происхождение – воздействие аутоиммунное на соединительную ткань, на межуточную ткань между железистыми образованиями.



Ольга Беклемищева: Евсей Борисович, мне уже страшно стало – как их много!.. Но все-таки чтобы успокоить наших слушателей...



Евсей Мазо: Если бы вы мне не задавали эти вопросы, тогда и не было бы так страшно.



Ольга Беклемищева: Но, тем не менее, знать – лучше, чем не знать.



Евсей Мазо: Это правда. Хотя, правда, говорят, что знания умножают печаль. Правда, к концу жизни.



Ольга Беклемищева: А вообще, урологическая патология вот этого класса, она какую приблизительно составляет долю от общих заболеваний человечества? Скажем, вот у нас есть 100 человек, и сколько из них заболеют простатитом...



Евсей Мазо: Скажем, рак предстательной железы постепенно выходит на одно из первых мест. И скажем, в Соединенных Штатах он занимает второе место после рака кожи. Очевидно, во многом это связано не только с тем, что это участилось, а с улучшением диагностики и с ранним выявлением, без всякого сомнения. Потому что, вы знаете, появилось это PSA, которое в какой-то степени революционизировало успехи в раннем выявлении рака.



Ольга Беклемищева: Ну, PSA – это замечательно! Кстати, нам надо обязательно, наверное, напомнить нашим слушателям о том, как часто нужно ходить на этот анализ и какие цифры должны заставить насторожиться.



Евсей Мазо: Очень хорошие вопросы. Да, правильно, это важно, крайне важно. Должен вам сказать, настолько, что в нашей стране это знают всюду, я имею в виду медицинские организации. И в частности в Москве, если я не ошибаюсь, есть такой, по-моему, 50-ый приказ, где министр здравоохранения правительства Москвы обязал во всех медицинских организациях – в амбулаториях, в поликлиниках, в клиниках, в стационарах – исследовать мужчин после 50 лет бесплатно на PSA, то есть простатспецифический антиген.



Ольга Беклемищева: Но это – в Москве. А в других регионах, там тоже бесплатно или нет?



Евсей Мазо: Не могу сказать. Например, такое большое значение этому придают в Австрии и в Тироле. Только в Тироле из всей Австрии за 24 часа бесплатно вы можете проверить у одного из любимых вами мужчин... даже приехав из-за границы, и вам это все сделают.



Ольга Беклемищева: В крайнем случае, поедем в Тироль.



Евсей Мазо: Причем оказалось в этом случае, что во всех других областях Австрии рак выявлялся в более поздних стадиях, чем в Тироле, именно в результате этого акта.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Евсей Борисович. Очень интересное наблюдение.


А как часто, во-первых, надо ходить на PSA после 50 лет? А во-вторых, имеет ли смысл ходить раньше 50 лет? В-третьих, какие все-таки цифры являются поводом для тревоги?



Евсей Мазо: Ну, разберем все, так сказать, по периодам. Имеет ли смысл ходить до 50 лет? Я думаю, что до 50 лет ходить не обязательно, если нет каких-то ощущений. Это первое.


Второе. С какого времени начинать? В большинстве стран начинают с 50 лет. Хотя я должен вам сказать, что Соединенные Штаты выступили недавно с инициативой, которая, может быть, будет утверждена, что это надо делать с 35 лет даже. Но ситуация такова, что у нас это делают после 50 лет, и очень правильно, ибо значительная часть, 99 процентов, все-таки это после 50-ти. Проверяется кровь на PSA – это такой белок, антиген, который как бы является показателем заболеваемости в предстательной железе. Это не показатель рака, но все-таки говорят, что если это рак, то показатель этот должен быть не больше 4-х, а американцы говорят – не больше 3-х. Но все-таки мы пока остановились на «больше 4-х».



Ольга Беклемищева: А в норме он какой?



Евсей Мазо: Его в норме не существует. То есть он есть, но вот как раз норма – это 4. Но это может быть увеличено и при аденоме предстательной железы, этот показатель может быть увеличен и при простатите, и так далее.



Ольга Беклемищева: Ну, вообще, это, конечно, действительно, дискутабельный вопрос.



Евсей Мазо: Но, в принципе, если это спокойный визит - для обследования, скажем, такой больной может прийти и по поводу заболевания зубов. И стоматолог спросит его: «А сколько вам лет?». «50». По приказу, о котором я вам только что говорил, в Москве врач должен сказать, если это спокойная ситуация: «Вы еще придете ко мне на следующий визит, учтите, без показателя PSA я вас приглашать не буду».



Ольга Беклемищева: Но что-то я не слышала таких призывов от стоматологов.



Евсей Мазо: Так должно быть. И так предполагалось.



Ольга Беклемищева: И нам уже звонят слушатели. И первой позвонила женщина – Людмила Петровна из Москвы. Здравствуйте, Людмила Петровна.



Слушатель: Здравствуйте. Я думаю, что уролог – значит, это и женские болезни, и мужские почки. Вот скажите, мне поставили диагноз год назад и сказали, что у меня губчатая почка. Что это такое?



Евсей Мазо: Ну, губчатая почка – это врожденное заболевание, связанное с тем, что в пирамидке, которая выходит в лоханку почки (если вы меня понимаете, но иначе не скажешь), там имеются отверстия. Эти отверстия – это прямые канальцы, по которым моча попадает сначала в лоханку, потом выводится в мочеточник, потом – в мочевой пузырь, потом по уретре выделяется по мочеиспускательному каналу наружу. Так вот, вот в этих самых каналах имеются кистообразные расширения. Ну, не могу сказать, что это кисты, потому что они все-таки не замыкаются, но кистообразные расширения. И поэтому когда вводят контрастное вещество при исследовании, оно попадает туда и вызывает такие крапинки, как губка. Вы когда губкой мылись – она пористая. И в почке вы видите эти пористые изменения. Страшного для жизни ничего нет. Главное, чтобы эта почка не болела хроническими заболеваниями. На первом месте – чтобы не было инфекции, то есть пиелонефрита. А как все такие аномальные, то есть (в переводе на русский язык) ненормально разившиеся почки или часть почек, или какая-то ткань почки, они опасны тем, что инфекция их очень любит. Поэтому надо стараться, чтобы все-таки инфекции не было, один раз в год посещать врача, который сделает исследования посева мочи. Это первое. И второе, очевидно, проведет какое-нибудь радиоизотопное исследование для точного или, так скажем, относительно точного нарушения функций, есть оно, это нарушение, или нет. Обычно это смотрят по секреции. Ну, это уже высокий пилотаж. И врач вам это объяснит, если вы это спросите.



Ольга Беклемищева: Действительно, достаточно часто встречается атипичное строение и у почек, и у мочеточников. Я сама на УЗИ как-то наблюдала совершенно здоровую женщину, но у нее из одной почки шло два мочеточника.



Евсей Мазо: Да, бывает и со следующей стороны, бывает просто удвоенная почка, бывают удвоенные мочевые пути.



Ольга Беклемищева: И люди живут. Главное – беречь от инфекции, как нам Евсей Борисович советует.



Евсей Мазо: Да-да. Более того, есть люди, которые рождаются с одной почкой. И я знал одного очень известного футболиста, замечательного, который играл в команде очень хорошей, известной всем и здесь, и за рубежом, и который играл в защите, когда энергии требуется очень много. И он где-то в 45 лет пожаловался: «Что-то болит поясница», - когда могло быть, что эта боль уже вызвана заболеваниями позвоночника при этой фантастической нагрузке. А оказалось, что у него одна почка. Но она не была поражена заболеванием. И он прожил долгую и спокойную жизнь после этого.



Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – это Виктор из Москвы. Здравствуйте, Виктор.



Слушатель: Здравствуйте. Мне 66 лет. Я обследовался недавно по поводу простатита. Диагноз поставили: «хронический простатит». PSA - 0,46. И у нас что-то случилось с урологом. И вот лечение, в общем-то, он мне не назначил. Меня интересует, где можно получить информацию? Может быть, вы мне что-нибудь посоветуете?



Евсей Мазо: Я вам могу сказать только одно, я сейчас назову вам адрес. Приходите ко мне, раз уж я здесь, в этой студии, и мне неудобно говорить, что надо пойти в поликлинику, в другое место и так далее. Давайте я объявлю вам ту клинику, которой я руковожу. Она находится на Ленинском проспекте, дом 10, корпус 12, второй этаж.



Ольга Беклемищева: Речь идет о Первой градской.



Евсей Мазо: Да. Вы придете – и у нас есть департамент, который занимается хроническим простатитом. И мы вас очень, я думаю, быстро обследуем и решим эту проблему. Может быть, у вас ее и нет...



Ольга Беклемищева: И слушаем Елену из города Королева. Здравствуйте, Елена.



Слушатель: Здравствуйте. Мне 70 лет. У меня, по всем моим представлениям, гиперактивный мочевой пузырь. Скажите, пожалуйста, какие меры можно принять, чтобы улучшить качество жизни?



Евсей Мазо: Замечательный вопрос. Тем более что наша клиника (без ложной скромности скажу вам) занимается этой проблемой, и она в России была поднята именно нашими сотрудниками. И я очень советую вам явиться к нам, и мы поможем, безусловно. У нас есть много достижений, ну, два или три, которые очень помогают в этом случае. Во всяком случае, если речь идет о частом мочеиспускании императивного характера, то императивный, то есть повелительный, позыв мы снимем вам просто быстро. Что касается того, если бывают неудержания при этом, то они уйдут вслед за императивными позывами. А в дальнейшем есть много методик, которые можно применить, начиная от самых простых и заканчивая, скажем, стимуляцией нервов, так называемая нейромодуляция, которая осуществляется с участием периферических нервов, центральной нервной системы. Но никаких болевых ощущений вы испытывать не будете. Ну, может быть, при тибиальной стимуляции, то есть при стимуляции тибиального нерва вы почувствуете первый укол, который будет сделан в кожу ноги.


Адрес клиники я только что назвал. Если меня не будет, то один из тех, кто разрабатывал эту проблему и написал монографию на эту тему, и защитил докторскую диссертацию, и сейчас об этом знают, во всяком случае, не только в России, - это профессор Кривобородов Григорий Георгиевич, и вы можете обратиться к нему. Он находится на первом этаже. Желаю удачи!



Ольга Беклемищева: И слушаем Людмилу Владимировну из Москвы. Здравствуйте, Людмила Владимировна.



Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос. Правда ли, что брусника, по народным представлениям, помогает очищению почек?



Евсей Мазо: Людмила Владимировна, вы подняли очень интересную проблему. Потому что брусника и клюква... Причем, ведь надо сказать, что клюква четыре раза в год плодоносит. Они содержат в себе так называемую гипуровую кислоту. А гипуровая кислота поддерживает ретикулы и эндотелий, так сказать, в организме. А ретикулы и эндотелий – это тот, кто отвечает за сопротивление организма от очень многих напастей, которые ожидают его с точки зрения воздействия внешней среды. Поэтому если у вас есть необходимость, то очень советую вам как клюкву, так и бруснику. Но если брусника готовится очень легко, то клюкву надо готовить особым образом. Сначала ее нужно... она не должна быть очень сладкой – это первое. Если вы не переносите кислые продукты, то можно употреблять ее после еды, скажем, в этом случае и небольшими количествами, ну, 100 граммов . Обычно применяют это перед едой. Три раза в день можно применять. Самое интересное заключается в том, что Россия раньше продавала эту клюкву на Запад и получала, как написано в исторических рукописях, большие финансовые в этом отношении пополнения в казну. Но сейчас, видимо, этого не делается. Но чаще всего выполняют эту роль российскую прибалтийские страны. Если вы когда-нибудь будете в Германии, то в некоторых городах увидите такую рекламу: поверженные три гангстера, а на них сидит веснушчатый мальчик лет 12 и ест кусок черного хлеба, намазанный вареньем, сделанном из брусники или клюквы. И по-латыни эта клюква называется «Oxycoccus». И поэтому если где-нибудь вы увидите такую рекламу, то вы увидите еще и надпись: «Это всепобеждающая «оксикокси», - настолько придается значение активности против микробов и в восстановлении функций почки в связи с этим после гибели этих микробов этим продуктам. Надо сказать, что она не уничтожает инфекцию. Но если врач, назначив лекарство... ну, в результате этого инфекция будет уничтожена, то клюква и брусника, она будет бактериостатична, то есть она будет предупреждать эту инфекцию.



Ольга Беклемищева: Замечательно!


И следующий слушатель – Валерий Акимович из Москвы. Добрый день.



Слушатель: Добрый день. Мне 74 года. Аденома второй степени. Получаю Омник для профилактики. Скажите, пожалуйста, какие есть получше средства, чтобы остановить рост? И возможно ли лечение, уменьшение аденомы или нет, или только стабилизация роста?



Евсей Мазо: Ну, во-первых, для того чтобы ответить на все ваши вопросы... я готов это сделать, но это будет не обязательно то, что можно посоветовать вам. Потому что это надо делать только тогда, когда вы будете обследованы и у врача в руках будут ответы объективного характера, полученные в результате, в свою очередь, если так можно выразиться, объективных исследований.


Теперь самое главное, что можно вам сказать. Конечно, сейчас существует много, во всяком случае, два – точно, препарата, которые позволяют надеяться на то, что через 6 месяцев 20-25 процентов ткани вашей предстательной железы уйдет. Куда? – не знаю. Но на это количество она уменьшится. Это первое.


Второе. Конечно, после этих лекарств вы будете лучше мочиться, потому что не будет такого сдавления на мочеиспускательный канал этой самой уменьшившейся в размерах аденомы. И продолжать надо принимать Омник – это очень хороший препарат. Потому что Омник дает вам как бы такую струю мочи, которая будет напоминать вам о некоторых годах вашей относительной мужской молодости, когда вы мочились хорошо. Если все-таки вам Омник не помогает, и вы все-таки продолжаете часто вставать ночью, то есть препарат Оминик Окас, который, как бы помогая всем вот этим нарушенным симптомам, еще и преимущественно, можно так сказать, для вас он уменьшит значительно ночные позывы, и вы будете высыпаться ночью.


И наконец, вы сказали, что у вас вторая степень. А вторая степень – это всегда остаточная моча. Если остаточная моча до 50 миллилитров – это вообще первая степень. Если она до 200 миллилитров – это можно лечить консервативно, то есть без операции, препаратами. Ну а вот если она больше, чем 200, то будьте осторожны. Надо чаще посещать уролога, потому что, может быть, вам предложат оперативное лечение.



Ольга Беклемищева: И если предлагают оперативное лечение, то к этому надо уже морально быть готовым, да?



Евсей Мазо: Вот сейчас нашему больному после этого вопроса – да, если у него больше, чем 200 миллилитров, остаточная моча.



Ольга Беклемищева: И слушаем Алексея из Москвы. Здравствуйте, Алексей.



Слушатель: Добрый день. У меня такой вопрос по поводу моей супруги. У нее интерстициальный цистит в тяжелой стадии. И мне кажется, что это очень сильно связано с психосоматикой. Потому что она фиксирует, что она вот этой ночью сходила 50 раз или «ах, у меня боли». И когда она об этом забывает, то она может встать ночью иногда три-четыре-пять раз. Или у нее бывают периоды, что все нормально. Но самое главное, что она говорит: «Вот я увидела тебя – и у меня сразу начались боли». И у нее сильные боли при мочеиспускании. Она ходила в 50-ую больницу, там лечилась, в том числе какими-то очень дорогими, американскими препаратами, которые ей не помогли. И вопрос вот в чем. Влияет ли психосоматика, то есть ее постоянные отрицательные эмоции на ее состояние? И может ли она улучшить свое состояние, если она перейдет как бы на положительные фазы? Я ей говорю: «Вспомни, когда тебе хорошо. Не вспоминай, когда тебе плохо». Спасибо.



Евсей Мазо: Все дело заключается в следующем. Безусловно, если вы точно знаете или врачи, ну, относительно хотя бы точно в результате дифференциальной диагностики, то есть проведения ряда исследований, направленных на то, чтобы выявить заболевание и такой возможности, и такой возможности, и такой, и такой, и вот все выпадает именно на то, что есть какие-то психогенные моменты, то такое заболевание не исключается. То есть проявление будет одно и то же при всех этих состояниях, о которых мы можем сказать, но разные причины. Поэтому я бы сказал так, что надо было бы встретиться нам. Именно для вашей жены нужен не только уролог, но и невропатолог или, как сейчас их называют, неврологи. Давайте попробуем ей помочь. Вы посетите нашу клинику. И мы привлечем к этому делу... такой маленький консилиум создадим. Есть еще один врач, который в этом заинтересован. То есть создадим то, что греки называли «трое образуют консилиум».



Ольга Беклемищева: И следующий слушатель – это Геннадий Александрович из Московской области. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. У меня аденома предстательной железы первой степени. И я посещаю уролога и сдаю анализ крови из вены. И у меня все-все показатели вроде бы в норме, а вот креатинин уж очень большой – 182, ну, очень большой. И такой вопрос. Я где-то читал, что женщина мочится где-то два раза в сутки, а мужчина – где-то три раза в сутки, или наоборот. А у меня получается, что ночью я встаю где-то два-три раза и в течение дня тоже. Ну, в общей сложности, я подсчитал, 8-10 мочеиспусканий в сутки происходит. Как мне быть и что мне делать?



Евсей Мазо: Если у вас больше 8 мочеиспусканий, то это значит, что помимо аденомы, если, действительно, только она, есть еще одно заболевание, которое называется «инфравезикальная обструкция», и это может быть и в первой степени тоже. То есть и обструкция в шейке мочевого пузыря, вызванная особым ростом, ибо аденома может расти в сторону мочевого пузыря или в сторону прямой кишки. Поэтому если у вас это есть, то у вас два заболевания, и они или взаимосвязаны, или самостоятельны – в зависимости от целого ряда изменений со стороны неврологического статуса, как локального, так и общего. Скажем, сдавление грыжи какого-нибудь межпозвоночного пространства, чаще – между пятым поясничным и первым крестцовым. То есть это все надо обследовать. А вот эти все вещи может сделать именно уролог. Если хотите, повторяю, мы можем вас пригласить к себе. Потому что вот то, на что вы жалуетесь, требует настоящей беседы. И если бы вы пришли ко мне, то вы увидели бы по часам, что я разговаривал бы с вами не меньше 30 минут, если не больше. Потому что здесь очень важно выявить целый ряд моментов, о которых вы даже не подозреваете.



Ольга Беклемищева: И к сожалению, по радио этого сделать нельзя.


И слушаем Юрия Васильевича из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Мне 80 лет. С 60 лет я коренной урологический больной. Началось с мочевого пузыря – полипы. Вырезали полипы. Потом это перекинулось на аденому, простатит. Потом – рак мочевого пузыря в стадии ремиссии. Наблюдаюсь в 62-ой больнице. Вы знаете, да? Там хорошие врачи.



Евсей Мазо: Да, конечно. Очень хорошие врачи.



Слушатель: А потом перескочило на рак предстательной железы второй стадии ремиссии. Сделали вырезание яичек. И такой вопрос. Почему меня замучил климакс... периодически?



Евсей Мазо: Я думаю, что вот то, что вы называете климаксом, то есть он, очевидно, проявляется у вас приливами крови, становится жарко, вы видите себя красным или розовым, когда смотрите в зеркало, свое лицо, я думаю, что это связано вот с этой операцией, которую вы назвали не совсем правильно, но я понял эту операцию. И сделали вам ее, конечно, правильно, потому что иначе будет трудно контролировать и привести в ремиссию рак предстательной железы. А если, действительно, вот это все выполнено и вы находитесь в ремиссии, то считайте себя, ну, в данном случае счастливым человеком. И надо просто благодарить врачей за это. Потому что вы проживете еще много лет, ибо в этом возрасте рак предстательной железы протекает медленно. Даже в Америке есть такой один из видов лечения «ожидать и наблюдать». А у вас, конечно, это не то же самое, но ожидание может продлиться и увеличить время вот этой ремиссии. Так что я вас обоих поздравляю с этим!



Ольга Беклемищева: То есть, на самом деле, при некоторых видах резекции рака предстательной железы приходится перерезать какие-то нервы, что нарушает терморегуляцию. Я правильно понимаю?



Евсей Мазо: Нет-нет. У него выполнена операция удаления яичек. И поэтому, естественно, кроме всего прочего, он получает гормоны. Он нам об этом не сказал. И в этой ситуации многие отмечают ремиссию – жар, который приливает к лицу. «Флэш-синдром» называется.



Ольга Беклемищева: Действительно, невозможно же, оперативно вмешиваясь в такие сложные процессы, ничего не изменить, кроме того, чтобы убрать болезнь.



Евсей Мазо: Да, конечно.



Ольга Беклемищева: К сожалению, при этом еще и что-то другое задевается.


И я благодарю вас, Евсей Борисович, за то, что вы нашли время...



Евсей Мазо: И вам большое спасибо.



Ольга Беклемищева: ...пришли и так все интересно рассказывали.


Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG