Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Гозман: "Почему лидеру списка "Единой России" можно три часа быть в эфире, а больше никому нельзя?"


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Никита Татарский: Сегодня в полдень должна начаться «прямая линия» президента России Владимира Путина. Свои вопросы президенту подготовила и партия «Союз правых сил». Оппозиционеры интересуются у Владимира Путина, почему в годы его правления в России усилилась коррупция, почему разрыв между богатыми и бедными увеличился в 24 раза, как образом 38 миллионам российских пенсионеров сегодня прожить на 30-40 рублей в день. Заместитель председателя федерального политсовета СПС Леонид Гозман в беседе с нашим корреспондентом Олегом Кусовым выразил сомнение в том, что президент России захочет отвечать на такие вопросы.



Леонид Гозман: Мы абсолютно убеждены в том, что нам никто не ответит, на наши вопросы внимания не обратит. Тем не менее, отсутствие ответа – это в каком-то смысле тоже ответ. Нам кажется, что все либо не так бравурно, как об этом говорится. Что касается самой формы такого общения, то смотря чего от нее ждать. Если ждать от нее, что президент действительно ответит на все вопросы граждан, то тогда, конечно, неизбежно разочарование, потому что даже физически он не сможет на них ответить. Если оценивать это как личный пиар первого номера списка «Единой России», то это хорошая вещь и правильная. Потому что Владимир Владимирович, в общем, перед камерой держится хорошо, уверенно, и думаю, что это будет способствовать либо повышению, либо укреплению его рейтинга, который действительно очень высокий. Не такой высокий, как об этом говорят, но, в общем, действительно достаточно высокий. Правда, возникает несколько вопросов. Почему лидеру списка «Единой России» можно три часа быть в эфире, вряд ли даже с него деньги за это берут, а больше никому нельзя? Если уж делать процедуру более честной, то можно было бы сделать иначе: можно было бы выбирать вопросы случайным образом. Как в лотерее, выберите 50 – и пусть он на них ответит.



Олег Кусов: А вы не надеетесь, что президент даст ответы на ваши семь вопросов? В таком случае, ответьте сами хотя бы на первый. Почему за 8 лет руководства Владимира Путина по уровню коррупции страна скатилась с 85-го места в мире на 143-е место?



Леонид Гозман: Нам кажется, что это связано с ослаблением демократических институтов и усилением власти чиновников. Известно, что для того, чтобы коррупции было меньше, не чтобы она совсем исчезла – так, к сожалению, ни в одной стране не бывает, но чтобы ее стало меньше, нужно, чтобы чиновники меньше принимали валюнтарных решений: не определяли, у кого покупать, а проводили тендеры на закупки, не давали разрешения на открытие бизнеса, а получали уведомление об открытии бизнеса и так далее. Если вам ничего от него не надо, то тогда ему и не за что с вас вымогать деньги. Идет ли речь о паспортистке, которая должна давать какие-то бессмысленные справки, или речь идет о губернаторе, от которого зависит работа большого завода. Нормальные чиновники не обладают чрезмерной властью в том случае, когда действуют демократические институты, когда чиновники или их наниматели зависят от мнения граждан, а не только от мнения вышестоящего начальства. Вот ослабление демократических институтов имеет одно из прямых последствий – рост коррупции. Дальше будет так же. Все авторитарные режимы предельно коррумпированы.


XS
SM
MD
LG