Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Имеет ли право Никита Михалков публично любить президента Путина? Обсуждают Юрий Богомолов и Александр Гельман


Елена Рыковцева : 7 октября на канале «Россия», прямо в программе «Вести недели» вышла авторская программа – можно сказать, подпрограмма – Никиты Михалкова «55», посвященная дню рождения президента России. Сразу несколько московских журналистов – а именно Леонид Парфенов из «Русского Ньюсвика», Наталия Ростова из «Новой газеты», а также Ирина Петровская из «Известий» - написали об этой программе примерно одно и то же: по стилистике это уже почти что брежневские времена, почти культ личности, если не сам культ. И вроде как не очень прилично уважаемому режиссеру вот так откровенно выражать свою любовь президенту России. Эти публикации в разные дни выходили в разных изданиях, потому что у каждого из них свой график, однако же в «Известиях» случился сбой - колонку Ирины Петровской на эту вот тему не поставили в пятничный номер. Это случилось впервые за много лет. Потом разгорелся скандал, текст попал в Интернет, и редакция «Известия» решила соблюсти лицо несколько странным способом - она стала подыскивать оппонента Ирине Петровской.


В итоге нашли внутри собственной газеты, и в понедельник опубликовали сразу две заметки – Ирины Петровской и редактора отдела культуры издания Елены Ямпольской, главный аргумент которой состоял в том, что «у Михалкова с Путиным отношения давние, отношения, начавшиеся не 7 октября 2007 года, а за 8 лет до того. В формулу «лизоблюдства» такая цифра категорически не вписывается».


Можно было бы на этом даже поставить точку. Никогда бы я не стала делать это предметом программы «Час прессы», если бы уже через день в той же газете «Известия» не появились две колонки откликов на эту дискуссию. Я должна это слово сразу произнести, организованных откликов. Потому что я ни за что не поверю, чтобы Василий Ливанов и Сергей Шакуров (эти известные народные артисты) вдруг прочитали газету и тут же бросились писать в эту газету письма. Ну, не поверю.


Итак, письма этих мастеров культуры сводились к тому, что, конечно, права Ямпольская, а вовсе никакая не Петровская. Я читаю Василия Ливанова: «Фильм снимался ко дню рождения, поэтому, как и любое произведение искусства, "55" нужно судить по его собственным законам. Не надо ничего выдумывать, а то можно Бог знает до чего додуматься. Что вы хотите, чтобы Михалков в этот день обругал Путина, раскритиковал его? Что за глупости, ребята? Ну что вы? Это поздравление с днем рождения. Когда человека поздравляют с днем рождения, о нем говорят только самое хорошее и приятное». А также Сергей Шакуров написал: «Я не понимаю, в чем вопрос? То, что мы увидели, - это было искреннее поздравление с днем рождения. Он говорил как человек человеку, а не первому лицу государства».


То есть почему бы и не поздравить человека. Вот были аргументы. Был еще отклик как бы рядового читателя. Это был прямой выпад в адрес Ирины Петровской как телекритика. И четвертый был совсем маленький отклик тоже читателя – ироничное замечание по поводу одной мысли Елены Ямпольской. Но на общем фоне он был несущественным, потому что массовое-то, конечно, выступление было против колонки Ирины Петровской. И это уже, конечно, предмет для разговора, когда дискуссия с уклоном в одну сторону действительно организована зачем-то. А зачем, я буду спрашивать наших гостей.


Итак, смысл аргументов сводился к тому, что это всего лишь «тост» ко дню рождения. Но если посмотреть фильм, а посмотреть его достаточно легко, потому что в Интернете он висит на сайте программы «Вести недели», можно увидеть, что не просто этот тост, это попытка все-таки дать анализ того, что было в стране до прихода Путина к власти, и что получилось после его прихода к власти. Я сейчас расскажу очень быстро первую половину этой программы Михалкова, хотя рассказывать – дело не благодарное. Там очень важен видеоряд, и даже не важно, кто подбирал и монтировал это видеоряд – лично Никита Михалков следил за этим, или канал «Россия», главное, что программа авторская, текст самого Никиты Михалкова, под видеорядом, будем считать, он тоже подписался. Итак, до прихода в Кремль Владимира Путина в канун 2000 года была в стране, конечно, полная разруха: «Это было время растерянности, это было время лихих разбойников, почуявших добычу, это было время почти полного обнищания людей, когда исчезли накопления. Более трети населения России оказались за чертой бедности. 160 миллиардов долларов - внешний долг страны. Люди сидят без зарплаты по 10 месяцев, больше. Терроризм, Северный Кавказ - проблема, которая всегда была достаточно кровоточащей для России, а здесь она превратилась в разорванную кровавую пульсирующую рану. Это было время, когда Басаев и Хаттаб пытались оторвать весь Северный Кавказ от России» и так далее, и так далее, и так далее, да еще и семибанкирщина. Был перечислен полный букет ужасов, который получил Владимир Путин. И дальше говорится о том, что трагедия «Курска» подвела под этим черту. После некий такой разговорный абзац, в котором нет ни Беслана, ни «Норд-Оста». Потом телекритики заметили, что если ты уже берешься историю страны показывать, ты уж покажи все, что было. Но нет. Вот трагедия «Курска» подвела черту. А дальше началось сплошное процветание. Следующие 7 минут фильма, с небольшими сокращениями, мы вам сейчас процитируем.



Фрагмент фильма : Атмосфера в стране - сравните ее с десятилетней давностью, пятнадцатилетней давностью! За восемь лет Россия вошла в число десяти крупнейших экономик мира! Сегодня большинство регионов забыло, что такое безработица, а это был страшный бич. По инициативе президента возникли и развиваются национальные проекты. Их цель – вдохнуть реальную жизнь в медицину, в науку, в образование, в сельское хозяйство.


Угроза распада России ушла в прошлое. Грозный стал другим городом - городом, которому завидуют весь Северный Кавказ. Причем это не значит, что проблемы ушли, они остались, они будут еще долго. Но там возникло определенное ощущение стабильности. Батальоны "Восток", "Запад", сформированные из чеченцев, не только достойно воюют на Кавказе, но они еще и представляют Россию в Ливане. Урегулирование в Чечне было поддержано и принято всем мусульманским миром. Тысячи российских паломников ежегодно совершают традиционный хадж. Главное, все традиционные конфессии вновь объединяются вокруг государства, вокруг России….


Произошли огромные и очень серьезные перемены. И как это ни покажется, так сказать, излишним, эти перемены так или иначе связаны с именем президента. Хотим мы того, не хотим, но это так. Они связаны с его именем и с его последовательным, поступательным, созидательным движением во времени и пространстве. Это личные качества. Как бы там ни говорили, да, так сказать, обстоятельства, ответственность, - это личные качества, это качества спортсмена, если хотите. Однажды он мне замечательную сказал фразу. Я что-то там, ну как так можно, что-то такое взбунтовался, он говорит: для того чтобы не сетовать на судейство, нужно выигрывать с явным преимуществом. Потрясающая фраза! И самое главное, что это не только фраза, это руководство к действию.


Для меня лично итоговым, что ли, во многом итоговым было выступление нашего президента в Мюнхене. Вы понимаете, вдруг ясно, просто были расставлены точки над i. Вдруг человек от имени страны заявил об интересах страны и о том, что мешает, чтобы эти интересы соблюдались, и о том, что справедливость – это вещь не односторонняя, и о том, что можно вуалировать сколько угодно и как угодно формулировать те или другие поступки, но их суть, этих поступков… Для чего это делается? Для чего делается Косово? Для чего делается Ирак? Для чего это делается? А вы уверены ли в том, что вы там делаете, это нужно тому народу, с которым вы это делаете? А вы у него спросили? И я видел зал, я видел людей, которые думают так же, но страшно сказать, я чувствовал потные ладошки, я видел людей, которые первый раз услышали, когда им сказали: вы вор. И очень, очень не хочется вдруг понять многим, что, оказывается, эти "варвары" - не такие уж и варвары. Оказывается, они могут за себя постоять, оказывается, они могут сказать все в лицо, оказывается, они могут не пугать, а тихо предложить то, от чего трудно отказаться. И немаловажную роль, мягко говоря, здесь играет личность, играет человек, представляющий и возглавляющий эту страну, который имеет спокойную возможность на нескольких языках легко и непринужденно сказать свою речь, удивив тем самым всех, потому что не могут еще привыкнут к тому, что мы можем совершенно спокойно и на равных говорить с людьми на их же языке.


Президент уходит через несколько месяцев. Это вопрос решенный, и оценивать его, и обсуждать его не имеет смысла. Но что мне кажется самым главным? Мне кажется, что кем бы ни был и чем бы ни занимался дальше наш президент, куда бы ни забросила его судьба, в каких бы он ни оказался ситуациях, с кем бы ему ни пришлось общаться и по какому поводу, в любом качестве своего существования, я хочу верить, я думаю, что эту веру разделяют многие люди, большинство живущих в нашей стране, - все это он будет делать с достоинством, присущим мужчине и офицеру. С днем рождения!



Елена Рыковцева : Итак, мы обсуждаем дискуссию, которую организовала газета «Известия». У нас в гостях кинокритик Юрий Богомолов и драматург Александр Гельман. И мы задаем вам вопрос, уважаемые слушатели: имеет ли право Никита Михалков публично, с трибуны государственного канала, любить президента России, или можно сказать, выражать ему свою преданность и почтение?»


Три человека нам уже написали. Сразу прочитаю.


«А что бы вы хотели получить от автора, который является сыном другого автора трех редакций российско-советского- и дальше неизвестно чьего и какого гимна?» - пишет Валентин.


«Кого любить или не любить – личное дело каждого. Разве человек не в праве публично выражать свои чувства? Никого не смущает, если кто-то поет серенаду под окнами любимой. Почему же Михалков не может исполнять серенаду Путину на голубом экране?» - спрашивает Александр.


«Почему Михалков в своем ужасном коленопреклоненном фильме ничего не сказал о высоких ценах на нефть, при которых обычная Мария Ивановна могла бы успешно управлять Россией, а не только Путин», - интересуется Юрий Николаевич.


Однако же первый вопрос, который я хочу задать гостям, не касается ли впрямую фильма, а касается скорее вот этой истории вокруг фильма. Юрий Александрович, как вы считаете, почему так важно было газете «Известия» устроить, организовать вот эту дискуссию, оппонирующую Ирине Петровской? Ведь если подумать, то никому из этих людей – ни Елене Ямпольской, ни Василию Ливанову, ни Сергею Шакурову – не пришло в голову, посмотрев этот фильм, непосредственно на него откликнуться. Не написала же Елена Ямпольская сразу после фильма, какой хороший, замечательный фильм – Никита Михалков вот так очень талантливо выразил свою любовь президенту. Не написал об этом никто. Откликнулись те журналисты, которые посчитали, что это признак культа личности. Больше никто. И вдруг понадобилось дать этот отпор после появления колонки Петровской. Почему?




Юрий Богомолов

Юрий Богомолов : Зная немножко кухню «Известий» изнутри, поскольку я там все-таки работал какое-то время, должен сказать, что для меня совершенно ясная схема развития событий. Конечно же, колонка сразу вызвала неприятие, может быть, на уровне завотдела, может быть, на уровне замглавного и далее на уровне главного. Я подозреваю, что дело даже не в Путине и в отношении к нему (в этой колонке ничего нет такого особенно антипутинского, путинофобского и так далее), а дело в фигуре Михалкова. Потому что фигура Михалкова в газете «Известия», если посмотреть последние материалы, которые помещались в этой газете, это персона абсолютно неприкасаемая и непререкаемая. Там были полосные материалы о том, как снимает Никита Сергеевич фильм. Там был полосный материал о фильме «12». Там были восторги по поводу венецианской победы, причем, имеющие не очень правдивые основания, потому что там было сказано, что «Золотой лев» - главная награда и так далее, хотя «лев» был всего лишь специальным и не за соборное творчество, как написала, по-моему, та же Елена Ямпольская, а за совокупность творчества. Это несколько другое. Это как бы уже не за фильм, а за целую сумму фильмов. Я думаю, именно это, прежде всего, вызвало основной удар по колонке Петровской – ведь это по фигуре Михалкова, по его престижу.



Елена Рыковцева : Для «Известий» он почему-то оказался неприкасаемым, да?



Юрий Богомолов : Это уже как бы историческая данность. Я знаю, что в некоторых газетах существуют некоторые фигуры неприкасаемые, помимо президента.



Елена Рыковцева : Александр Исаакович, вы не работали в газете «Известия», поэтому вы не знаете, что там за кухня. Вам как кажется со стороны, почему им понадобилось все это?




Александр Гельман

Александр Гельман : Вообще говоря, то, что сделал Михалков для меня это совершенно нормально. В смысле от него я лично не ожидаю ничего другого. Мне кажется, что все же дело в целом, в той атмосфере, которая существует в СМИ и даже в целом в обществе. Есть ожидание и жажда культа личности. Это очень серьезная жажда. Потому что в обществе нет таких сил, общественных сил, которые бы могли это пресечь или остановить. Даже если бы была свобода слова полная, свобода собраний, свобода митингов, сегодня большинство было бы за культ личности, а не против него. Таково состояние общества. Фактически остановить это, на мой взгляд, может только сам Путин. И ничего другого, никто другой это остановить не может.



Елена Рыковцева : Но делать этого он не будет?



Александр Гельман : Не знаю. Дело в том, что мы видели, что, когда было много голосов за то, чтобы он остался на третий срок, он, тем не менее, это остановил, сумел это остановить. Во всяком случае, этого не будет. Он уйдет. Как уйдет, куда уйдет – это другой вопрос. Но я уверен, что это очень… Весь драматизм ситуации в нашем обществе, это стремление к культу личности. Это ужасно. Это налагает на Путина, на президента Путина какую-то огромную нравственную ответственность за то, как он будет относиться к этому массовому желанию, чтобы был новый культ личности.



Елена Рыковцева : Так, а в чем тогда испуг газеты состоит? Хорошо, получается, если некий автор написал о том, что вот на культ личности похоже…



Александр Гельман : Испуг газеты заключается в том, что она боится, что это не понравится власти, начальству, если оно будет против культа личности, или как-то не откликнется на текст журналиста, текст критика, который критикует выступление такого рода. Есть уже стремление у целого ряда газет, изданий содействовать вот этой жажде культа личности, помогать этой жажде культа личности.



Елена Рыковцева : Юрий Александрович, а вы согласитесь с тем, что сказал Александр Исаакович, что сумел остановить Путин поток этих голосов, которые призывают его остаться? Мне кажется, что этот поток все-таки не иссякает…



Юрий Богомолов : Не знаю – сумел или не сумел. Тут можно по-разному говорить. Он пытался как-то остановить этот поток. Но, судя по всему, это ему, в конце концов, не удалось. Я к чему? Вот сейчас цитировали фильм михалковский. Там Михалков очень четко и ясно сказал, что президент уходит. С этим вопросом все ясно. Можно это дальше не обсуждать. Сказал он это в воскресенье, по-моему.



Елена Рыковцева : Да, 7 октября.



Юрий Богомолов : А во вторник выходит «Российская газета» с открытым письмом к президенту Владимиру Владимировичу Путину с коленопреклоненной, нижайшей просьбой остаться на следующий срок за подписью нескольких очень авторитетных людей культуры. Это, прежде всего, Зураб Церетели, это Салахов, известный художник, это, по-моему, какой-то ректор какого-то художественного института Чаркин и это президент Фонда культуры Никита Сергеевич Михалков.



Елена Рыковцева : Может быть, он даже и сам испугался того, чего сказал в своем фильме. И решил быстро организовать письмо.



Юрий Богомолов : Письмо написано от имени всех творческих профессий и от имени 65 тысяч художников.



Елена Рыковцева : Замечательно.



Александр Гельман : И имени нас с вами тоже!



Елена Рыковцева : Еще раз повторю, что авторы откликов, которые говорят, что имеет право Никита Сергеевич на выражение своих чувств, оставляют за кадром ту часть критики, которая касается того, что ведь не только здесь тост, здесь еще и размышления о судьбах страны, весьма спорные. А они просто говорят, что имеет право. Вот имеет право один друг другого друга поздравить в его день рождения.


Юрий, Александрович, так имеет ли он такое право, что он не человек что ли? Тем более, канал обратился – поздравьте. Что же он будет отпихиваться – не поздравлю я президента?!



Юрий Богомолов : Да, да. Право-то он имеет, разумеется. Тут никаких сомнений быть не может. И я бы имел право, если бы ко мне обратились. Александр Исаакович мог бы тоже что-то сказать. Но другой вопрос, как человек, который поздравляет первое лицо страны, каким его имидж оказывается? Вот это очень важно. Прошло, скажем, очень много лет с тех пор, как его отец Сергей Владимирович Михалков, так или иначе, имел какие-то определенные отношения с другим руководителем нашего государства товарищем Сталиным. Как он тогда выражал эти чувства, и как сейчас эти чувства смотрятся.


Я в своем блоге в ЖЖ вспомнил одно милое стихотворение Сергея Владимировича, детское стихотворение. Там такие строчки:


«Я беру пирожное и гляжу на Кремль,


На глазах у публики с аппетитом ем.


Ем и грустно думаю,


Через 30 лет покупать пирожное буду или нет?»


Как бы вот такая ретро проекция она, наверное… Мы же не спрашиваем – имел ли право Сергей Владимирович Михалков написать такое стихотворение. Имел. Мне в ответ на это один из читателей прислал и напомнил другое стихотворение.



Елена Рыковцева : Вы знаете, я хочу сказать слушателям, что поскольку Юрий Александрович эту историю мне рассказал и даже переслал эту переписку, то мы решили в редакции это стихотворение записать для вас. Исполняет Владимир Абарбанель



Юрий Богомолов : Да, это стихотворение называется «Мой друг».



Владимир Абарбанель : В Казани он - татарин,


В Алма-Ате - казах,


В Полтаве – украинец


И осетин в горах.



Он в тундре - на оленях,


В степи - на скакуне,


Он ездит на машинах,


Он ходит по стране.



Живет он в каждом доме,


В кибитке и в избе,


Ко мне приходит в гости.


Является к тебе.



Юрий Богомолов : Да, вот, понимаете, структура и вся поэтика вот этой оды товарищу Сталину, естественно, как-то так перекликается с тем, что мы услышали сейчас, когда цитировался фильм Никиты Михалкова.



Елена Рыковцева : А ремарки еще в этом стихотворении сделал ваш читатель.



Юрий Богомолов : А ремарки читатель сделал такие, что:


«Ко мне приходит в гости (на Николину гору)


Является к тебе (на Первый канал)».



Смех в студии



Елена Рыковцева : Да, очень смешно.



Юрий Богомолов : Вот как реагируют. У меня тогда вопрос к Никите Сергеевичу. Он не думает о такого рода резонансах? Даже есть ответ. Если можно, я потом отвечу.



Елена Рыковцева : Хорошо. Тогда давайте послушаем Владимира из Московской области.


Владимир, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Сначала хочу свое мнение сказать, а потом отвечу на ваш вопрос. Можно?



Елена Рыковцева : Говорите, говорите!



Слушатель : Вспомните фильм «Инспектор ГАИ», где играли Михалков и Никоненко. Михалков, в принципе, сыграл самого себя со своей ментальностью, со своим желанием быть барином по жизни. А сейчас ему представилась такая возможность быть барином, потому что сейчас как бы экономические другие условия и прочее. Но все равно быть барином и пользоваться привилегиями государства, а не то, что как человек, заработавший деньги, пользуется ими правильно, вот он себя так и показывает.


А мнение такое. Если бы он купил это время у Второго канала, и на свои деньги поздравил – нет вопросов. Но так как это за государственный счет, я считаю, что он не должен выражать как бы мнение якобы всех смотрящих этот канал.



Елена Рыковцева : Очень разумное замечание, на мой взгляд.


«Хочу предложить сравнить все это с недавним чесом автора этой нетленки, но уже с «Сибирским цирюльником» по закавказским республикам, но уже с предвыборной кампанией одного известного, но уже беглого олигарха», - пишет Николай. Ирина Петровская в своей колонке напоминала о том, что сам Никита Михалков, которому нужны были деньги на «Сибирский цирюльник», участвовал в избирательной кампании Березовского по Карачаево-Черкессии. Но она напомнила, по-моему, в связи с тем, что в этом же фильме видеоряд семибанкирщины иллюстрирует все тот же Березовский. В этом контексте он уже враг. Тогда он был друг и помощник, теперь он уже враг.


Марина пишет: «Петровская вполне взвешенный критик, обладающий хорошим вкусом. Чувство меры, видимо, и было главным, когда она честно, а не для того, чтобы кого-то унизить, отозвалась об этом фильме. Но журналисты когда-то заткнули возможность любому мнению, противоположному их собственному со стороны слушателей, читателей, зрителей, а теперь побивают камнями собственную братию. Видимо, это полное вырождение», - так пишет Марина, очень грустно для братии.


«Михалков ведет себя как холоп, хотя считает сам, что он дворянин. Где был бы предмет его раболепия, если бы не высокие цены на нефть. Наверное, бомбил бы на своем «Запорожце» ко всеобщему счастью», - пишет Елена. Все слушатели говорят о том, что уж если делаешь анализ того, что происходит в стране, так давайте про нефть все-таки укажем.


«В рамках созданной сегодня системы он не только имеет права делать это, но лизать соответствующее место», - настаивает на правоте Михалкова Илья вот таким образом.


«Михалков с небольшой натяжкой встал в ряд с Ломоносовым и Жуковским», - Сергей Митрофанович напоминает оды известные.


«Ливанов и Шакуров – удивили, а Михалков – нет. Отличный актер, прекрасный режиссер своих ранних фильмов, а теперь и госдеятель. День рождения – это был повод. А вообще это панегирик президенту и на всякий случай, между строчек, Кадырову», - семья Майоровых пишет.


Галина Ивановна: «Я и моя семья поддерживаем полностью Михалкова. Мы очень уважаем своего президента, и были бы рады, чтобы он еще поправил нами».


«Михалков профессиональный холуй, крепостной», - Киселев из Междуреченска пишет.


Я очень прошу, уважаемые слушатели, лексику регулировать. Не нужно таких слов. Как-то это уж совсем не хорошо.


«Увы, но к большому моему сожалению этот талантливый человек, в отличие от своего киногероя Трунова, вставшего на путь нравственного исправления, сам в настоящей жизни так и не сделал этого», - пишет Александр из Сызрани.


Олеся из Полесья пишет: «Никита Михалков виртуозен – обхитрил Путина. Он на самой Красной площади предстал перед Россией в виде самого императора Николая Второго, а совсем недавно Михалков продавал фараонские дыни в «Вокзале для двоих»». Чего только не пишут, каким только образом не вспоминают творчество Никиты Михалкова.


Александр Исаакович, ваше слово в этом споре – имеет или не имеет право.



Александр Гельман : Вы знаете, смотря в каком контексте. Если бы сегодня в стране была демократическая полностью атмосфера, и президент настойчиво бы добивался утверждения демократических основ жизни, и Михалков выступил бы с таким поздравлением – ради бога. Есть какой-то один человек, который так любит президента, и так видит его прошлое и будущее. Но он это сделал в атмосфере, я повторюсь, атмосфере жажды культа личности, то есть содействует этой атмосфере, ее поддерживает, и всячески как бы хочет, чтобы это случилось. Это коллективное письмо после того, как Путин уже четко и ясно сказал, что не будет…



Елена Рыковцева : И сам Михалков четко и ясно сказал, что не будет.



Александр Гельман : Да, и сам Михалков, но все равно. Это письмо даже написано не в надежде, что он передумает и останется на третий срок, а чтобы видно было, ясно было до какой степени он предан этому человеку, чтобы это видели и слышали другие. Кстати говоря, я не очень внимательно прочитал. Если это письмо написано от имени, допустим, всех творческих работников, то это просто подлог, неправда, потому что есть…



Юрий Богомолов : Там в одном месте сказано, что от имени людей всех творческих профессий, а в другом месте сказано – от имени художников, графиков и людей, которые занимаются театральным оформлением.



Александр Гельман : Оформлением. Понятно.



Юрий Богомолов : И там подписи всех этих…



Александр Гельман : Но есть и другие голоса среди творческой интеллигенции, которые, я надеюсь, Владимир Владимирович тоже слышит и как-то учитывает. Более того, какая-то маленькая надежда у меня есть, что в душе своей Путин отверг это послание Михалкова. На самом деле, он понимает, что такие послания у порядочных, нормальных людей не увеличивают его авторитет, а снижают его. Я надеюсь, что это так. Я очень надеюсь.



Елена Рыковцева : С другой стороны, человек слаб.



Александр Гельман : Да, слаб. Но только недавно был культ Сталина. Это еще было при нас. Это так недалеко было, что нельзя забывать об этом. Острота отношения к этому посланию Михалкова связана как раз с тяжелейшим трагическим опытом недавних лет. Не дай бог этого повторения. Это будет потом… Сейчас, я считаю, мы еще не перешли черту, после которой уже Путин, даже если бы захотел, не мог бы этого остановить. Но мы стоим в двух-трех шагах от этой черты. Если ее перешагнуть, тогда – все. Тогда уже культ личности новый, причем, карикатурный. В новой сегодняшней планетарной ситуации это будет что-то ужасающе смешное, сатирическое.



Юрий Богомолов : Саша, Путин мог бы тебе ответить примерно так же, как ответил Сталин Фейхтвангеру, другой писатель был. Помнишь?



Александр Гельман : Да, да, конечно.



Юрий Богомолов : Он ответил, что – да, я знаю, но, извините, а что я могу сделать с народом?!



Смех в студии



Александр Гельман : Сделать как раз можно.



Елена Рыковцева : С Михалковым особенно. Он свободен.



Смех в студии



Елена Рыковцева : Елена Ямпольская пишет – он свободен.



Александр Гельман : Я уверен, что если бы Путин жестко, четко остановил это словословие, к нему, учитывая его авторитет, я думаю, к нему бы прислушались.



Юрий Богомолов: : Это было бы не демократично.



Елена Рыковцева : Тогда было бы покушение на свободу Никиты Михалкова.



Александр Гельман : Кроме того, дело не в словах, а дело в определенных поступках.



Юрий Богомолов : Ну, да.



Александр Гельман : Я, кстати, очень внимательно прослушал речь Путина в Германии. Во многом это речь интересна. Он ставит там вопрос. Он выступает против засилья одной страны в планетарной политике.



Елена Рыковцева : Но ворами он там точно никого не называл, хотя Михалков считает, что называл.



Александр Гельман : Против культа личности в планетарном плане.



Юрий Богомолов : Ладошки там ни у кого не были потными.



Александр Гельман : Да, это как раз… Но было бы хорошо, чтобы эти же демократические принципы, которые он ожидает и хочет и добивается в планетарном отношении, были бы здесь в стране. Но когда он возглавил список «Единой России», этим он содействует все же засилью одной партии в стране. Это не совсем соответствует… Я, честно говоря, ожидал, надеялся, что он займет такую индифферентную позицию. Пускай эти партии даже не полноценные поборются между собой. А сейчас он даже созданную сверху партию «Справедливая Россия» поставил в какое-то смешное положение. Даже она не может как-то бороться с «Единой Россией».



Елена Рыковцева : Виктор из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! У меня такой вопрос к господам. Они фильм Млечина по Третьему каналу смотрели?



Елена Рыковцева : Нет, Виктор, давайте не обсуждать фильм Млечина по Третьему каналу, потому что я его до сих пор не посмотрела.



Слушатель : Там этого самого лизоблюдства не меньше, чем лизоблюдства у Михалкова. Здесь, по-моему, обсуждается просто неприятие к Михалкову.



Елена Рыковцева : Вы так считаете?



Слушатель : Да, я так считаю.



Елена Рыковцева : Хорошо. Вы что-то скажете, Юрий Александрович? Я-то не могу обсуждать фильм Млечина. Мне принесли этот диск, он оказался некачественным. Сейчас его перепишут. Я посмотрю.



Юрий Богомолов : Наш слушатель не совсем прав. Все-таки фильм Млечина это нечто другое – это такой отстраненный рассказ о том пути, который проделал Путин. В этом смысле у меня никаких претензий нет. Понимаете, иногда возникает ощущение лизоблюдства оттого, что тот или иной человек просто не плюет ему в лицо и не брызгает слюной по этому поводу. Мне кажется… Для меня очень важно – не быть путинофобом. Не надо быть лизоблюдом, но не будьте путинофобом.



Александр Гельман : Правильно!



Юрий Богомолов : Не думайте, что все, что связано с Путиным – это ужас, кошмар.



Елена Рыковцева : А также совершенно необязательно, если вы в принципе говорите о Путине, значит, вы его любите. Нет, совсем не обязательно. Но придыхание, которое в этом фильме «55» ощущалось, оно же бесспорно.


Итак, Геннадий из Москвы пишет: «После распада моей великой родины, я интеллигенцию не люблю в принципе. Но Никита Михалков по телевизору сказал правду. И еще. Почему цены на нефть должны быть низкими? Забудьте про них и надолго». Геннадий, но мы же не говорим о том, должны быть они высокими или низкими. Ваши же коллеги по прослушиванию радиоэфира говорят о том, что упустил этот момент Никита Михалков, что во многом своим успехам Россия и ее президент обязаны вот этим высоким ценам на нефть. Не более того.


«Каждый человек имеет право поздравить президента с днем рождения, в том числе и Никита Михалков», - Ольга. Вот такое право и не обсуждается. Обсуждается право пользоваться для этого государственным каналом и большим 20-минутным фильмом.


«А почему либеральных журналистов не возмущал холуйский НТВэшный фильм «Президент всея Руси» о пьяном Ельцине? У Михалкова были хорошие учителя. Кстати, говорить неприкасаемый неправильно. Касту неприкасаемых все презирали, а к Михалкову газета относится совсем наоборот. Тут грамотнее говорить – неприкосновенный», - пишет Александр. Я, насколько помню, «Президент всея Руси» не был однозначным фильмом, абсолютно, несравнимо.



Юрий Богомолов : Я помню очень хорошо. И уж как НТВ поливало Ельцина, это еще надо вспомнить. У меня лично это вызывало довольно большое чувство недоумения, скажем так. Тогда в борьбе за имидж Гусинского или Березовского возникало. Я очень хорошо помню, как Евгений Киселев назвал ельцинскую команду камарильей.



Елена Рыковцева : Раиса Николаевна пишет о том, что тогда точно также словословили и журналисты Ельцина. Совершенно не так. Критика была. Юрий Александрович работал в «Московских новостях». Как эта газета критиковала Ельцина – мало не покажется.



Юрий Богомолов : Да.



Александр Гельман : Я сам часто в то же время выступал в печати. Очень критически оценивал деятельность Ельцина, особенно его роль в Чечне, в войне, которая унесла столько жизней.



Елена Рыковцева : «Никите Михалкову прежде чем петь дифирамбы своему барину, не мешало бы потратить месяца два на поездку по стране, по поселкам и деревням, где живут нищие люди, у которых единственная мысль в голове – как выжить? Советую взять с собой и кремлевского господина, а то они привыкли ездить больше по за границам. Я только что вернулась с Дальнего Востока. Была там два месяца, и волосы дыбом встают, как живут люди».


Михаил из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Дамы и господа, добрый день! По-моему, дело вовсе не в ценах на нефть и даже не в Путине, а скорее в Михалкове. Имеет ли он право на 20 минут? Наверное, имеет. Все-таки он не последний человек в нашей стране и в искусстве вообще. Имеет ли он право обращаться к Путину? Естественно – да, имеет. Я помню один такой эпизод. На какой-то встрече кинули там в него несколько яиц. Тут же эти самые его мордовороты схватили пацана, повалили. Он ткнул ему ногой в лицо. Имеет право Никита Михалков быть подлецом? Имеет полное. Другое дело, что мы тоже имеем право не подавать ему руку. По-моему, вот и вся проблема. Больше не о чем говорить.



Елена Рыковцева : Понятно, Михаил.


Света пишет очень разумную, по-моему, мысль: «Никита Михалков вправе громко выражать любовь к президенту, но плохо, что некому громко сомневаться в заслугах Путина. Ведь если бы по одной программе шел фильм Михалкова, а по другой о борьбе «Матерей Беслана», то после михалковского фильма оставалось бы совсем иное послевкусие». Это то, о чем сказал Александр Исаакович, что если бы была другая обстановка в стране, другой фон – пожалуйста!



Александр Гельман : Естественно.



Юрий Богомолов : Можно я попробую ответить на вопрос о самом фильме.



Елена Рыковцева : Да, пожалуйста.



Юрий Богомолов : Мне кажется, что все-таки при всем том, что мы говорили о некотором, что назвала Ямпольская, подозрении в лизоблюдстве, все-таки вопрос сложнее. Интрига сложнее.



Елена Рыковцева : Только не надо говорить, что она назвала лизоблюдством. Она сказала, что нельзя упрекать его в лизоблюдстве на фоне его долгих отношений с Путиным.



Юрий Богомолов : Да. Во-первых, чтобы отвергнуть такого рода подозрения, этот аргумент слабый, что долгие отношения. Срока давности такого рода деяний они не имеют 8 лет, 10 лет и так далее. Но дело не в этом. Дело в том, что я-то допускаю, что это не было простой такой одой некоему человеку. У меня-то ощущение, что здесь он больше хвалил себя. Ведь говоря о Путине, он создал собственный образ, также как в кино. Иногда те характеры и те образы, которые он создает, они очень сильно выявляют его какой-то внутренний круг.



Александр Гельман : Это образ его дружбы с Путиным.



Смех в студии



Юрий Богомолов : Я хотел сказать, что мы немножко забыли о том, что 8 лет назад Михалков мог стать соперником Путина по баллотированию на пост президента.



Елена Рыковцева : Мы помним, почему это мы забыли, помним.



Юрий Богомолов : Если вы помните, была передача «Итоги» у Киселева, где он показал фрагмент из фильма «Сибирский цирюльник», с которым он собирался объездить всю страну в качестве предвыборной свой программы. Там, в этом фильме, в этом фрагменте мы увидели, как он сидел на породистом коне, гарцевал в костюме в образе императора. Тогда как раз Евгений Киселев и задал ему этот вопрос – не собирается ли он как бы принять участие в претензиях на этот пост? Тогда он сказал, сейчас процитирую. «Проблема не во мне, - сказал он на это, - а в стране, которая пока не доросла, не дозрела до того уровня, когда бы я мог ею руководить».



Смех в студии



Юрий Богомолов : Поэтому режиссировать страну, условно говоря, нужно в той атмосфере, которая будет наиболее благоприятна для этой режиссуры.



Елена Рыковцева : То есть, может быть, сейчас он подтягивает своим фильмом страну до своего уровня?



Юрий Богомолов : Вот, может быть, сейчас-то страна дозрела? Тем более что в том фильме, который называется «12», а не «55», он создал образ, прототипом которого, как мне кажется, является…



Александр Гельман : Ты хочешь сказать, что если Владимир Владимирович сказал, что он будет выбирать из пяти, то может он хочет быть шестым из тех, из кого будут выбирать в президенты России?



Юрий Богомолов : У меня есть такое подозрение, что (я его высказал в одном своем тексте) может быть он станет одним из претендентов, одним из преемников на пост.



Елена Рыковцева : Но он еще должен стать любимым преемником.



Юрий Богомолов : Да, но что меня совершенно убедило в этом или подвигло к убеждению в этом, это одна фраза самого Путина, который сказал, что преемник будет очень известным человеком и он всем понравится.



Елена Рыковцева : Так.



Юрий Богомолов : И еще есть одна легенда, в кремлевских кулуарах она ходила. Когда окружение Путина уговаривало Путина остаться на третий срок, он как бы небрежно бросил – придумайте это красиво.



Александр Гельман : Я хочу сказать два слова по этому поводу. Вы знаете, может быть, потому что нет другой надежды, я очень надеюсь на разумность президента Путина.



Смех в студии



Елена Рыковцева : Хорошо. Два слова понятны.


«Никита Михалков делает важное дело. Он просветляет наши головы. Многие из нас думают только о деньгах, а есть еще вышестоящие ценности – как родина, честь, совесть. Путин в них хорошо вписывается. Я бы тоже его поздравил», - пишет слушатель Добрый. Так никто же не мешает – пожалуйста, поздравляйте.


Дальше пишет Галина из Белоруссии, что «Михалков ведь мог совершенно спокойно поздравить своего любимого президента Путина, послав ему кассету на домашний адрес. А публично смотреть и слушать все это было, мягко говоря, противно».


«Чего можно ждать от отца и сына Михалковых, совершивших дважды акт классовой измены дворянству. В отличие от белых эмигрантов, честно поддержавших Советский Союз в годы Великой Отечественной войны», - пишет Валерий.


Виктор из Подмосковья, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! Мне кажется, Михалков имеет право на то, что он сделал. Сделал он это искренне такой тост, как тост творческого человека. А вот Млечин как был лизоблюдом, так и остался и при Ельцине, и при Путине, и при следующем будет лизоблюдом.



Елена Рыковцева : Да, что же такое – все на Млечина!


Сергей из Ленинградской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! Что касается культа. Мне кажется, что в любом обществе, где вертикаль есть, а граждан, нет со временем культ возникает. Культ Хрущева я помню…



Елена Рыковцева : Спасибо, Сергей. Уже нет времени на воспоминания.


«Мне очень понравился фильм. Я считаю, что он совершенно нормальный, я считаю, что это повод поздравить известного человека с юбилеем», - пишет Ольга.


«Противно было слушать льстивую ложь Михалкова», - пишет Мария.


На этом завершаем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG