Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беназир Бхутто вернулась в Пакистан из добровольного изгнания


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Александр Гостев: Известный пакистанский политик, бывший премьер-министр страны Беназир Бхутто вернулась сегодня на родину из добровольного изгнания. В Карачи ее приветствовали около 200 тысяч сторонников. В город стянуты около 20 тысяч военных и полицейских. Беназир Бхутто покинула Пакистан в 1999 году, когда против нее были выдвинуты обвинения в коррупции. Недавно власти амнистировали ее. Бхутто - лидер Пакистанской народной партии - заявила, что примет участие в парламентских выборах, запланированных на январь.


Беназир Бхутто - дочь знаменитого пакистанского политика, Зульфикара Али Бхутто, который был премьер-министром страны в начале 70-х годов, но затем был смещен генералом Зия уль-Хаком, посажен в тюрьму и казнен. В рамках рубрики «Мировая политика» я побеседовал с моим коллегой Кириллом Кобриным о политических перспективах Бхутто после ее возвращения в Пакистан.


Мой первый вопрос: в чем причина такого внимания к фигуре Беназир Бхутто?



Кирилл Кобрин: Прежде всего, конечно, это одна из самых важных фамилий, политических семей Южной Азии. Семейство Бхутто довольно часто сравнивают с семейством Ганди в Индии. Безусловно, наследие отца Беназир Бхутто, его, в общем-то, трагическая судьба играют свою роль и в Пакистане, и еще больше в западных средствах массовой информации. О ней прежде всего стали говорить именно как о дочери премьер-министра Бхутто, казненного Зия уль-Хаком. Я, кстати, напомню нашим слушателям, что существует даже роман, написанный как бы об этой семье, хотя там называются совершенно другие фамилии. Это роман знаменитого, скандально известного британского писателя Салмана Рушди "Стыд", где ситуация пакистанская 70-х годов описана довольно любопытно.


Однако, вернемся к непосредственно политике. Беназир Бхутто действительно очаровательная женщина, она получила прекрасное образование, она училась в Гарварде, она училась в Оксфорде. И после того, как погиб главный обидчик и убийца, как она считает ее отца, Зия уль-Хак, она выиграла первые, в общем-то, демократические... первая женщина, которая выиграла демократические выборы в Пакистане, и одна из очень немногих женщин, которая выиграла демократические выборы вообще в мусульманском мире. И затем два премьерских срока - с 1988 по 1990 годы и с 1993 по 1996-й.


Я еще упомяну один очень важный факт. Дело в том, что Беназир Бхутто тоже, как и ее отец, сидела в тюрьме при Зия уль-Хаке. Она провела несколько лет в очень, как она описывала, тяжелых условиях тюремных, в одиночной камере, и, конечно, это придало ей и привлекательность в глазах, опять-таки, западных журналистов, экспертов, политиков и общественного мнения, ну и конечно же, в Пакистане тоже.


Но что сыграло если не роковую, то хотя бы очень серьезную отрицательную роль в ее политической карьере, это то, что и первый, и особенно второй срок ее премьерства были омрачены бесконечными совершенно скандалами, связанными с коррупцией. Мы не можем точно утверждать, и никто не может, судя по всему, к сожалению, точно утверждать, что это было и насколько обоснованы обвинения в адрес и самой Беназир Бхутто, и в основном в адрес ее мужа, который даже провел срок в пакистанской тюрьме и был освобожден только в 2004 году, после чего смог уехать из Пакистана и соединиться со своей семьей, но, так или иначе, вот этот след остался. Пакистан, как и очень многие страны этого региона, действительно страна, к сожалению, коррумпированная, и не исключено, что правительство Беназир Бхутто тоже было коррумпированным. Но причастна ли Бхутто к этому, сказать сложно, потому что суды, судя по всему, были неправедные. По крайней мере, были опубликованы записи переговоров судьи с представителем правительства в свое время, еще Наваза Шарифа, к которому мы вернемся в ходе нашего разговора, из которых явствовало, что власть оказывала на суд в деле Бхутто и ее семьи очень серьезное давление.



Александр Гостев: Какую программу может Беназир Бхутто предложить своим сторонникам сегодня, как один из руководителей Народной партии Пакистана и в чем значение для Пакистана возможной коалиции между Беназир Бхутто и военными политиками во главе с Первезом Мушаррафом?



Кирилл Кобрин: Во-первых, эксперты не преувеличивают возможности такой коалиции, это только исключительно на уровне слухов. Что касается программы... Беназир Бхутто по-прежнему чрезвычайно популярна в Пакистане. Партию, которую Первез Мушарраф допустил в начале 2000 годов к выборам, ее партия без ее участия, потому что она жила за границей, в Дубае, выиграла выборы. Это значит, что у нее огромная поддержка. Сегодня ее встречали 200 тысяч человек, и это только в одном городе. Значит, у нее действительно широкая, я бы даже сказал, народная поддержка.


В чем заключается политическая позиция и самой Беназир Бхутто, и ее сторонников? Во-первых, это разные вещи, что касается самой Бхутто и официально высказанных позиций Народной партии Пакистана, это, скажем так, умеренная линия. То есть это, конечно, не исламистская партия, они враги исламистов, в то же время Беназир Бхутто выступает за демократическое правление. В общем-то, она занимает особое место в современном политическом раскладе в Пакистане, где существуют военные во главе с генералом Мушаррафом, военные ведут вынужденно прозападную политику после 11 сентября 2001 года, когда Мушарраф принял, с точки зрения Пакистана, историческое решение - поддержать Соединенные Штаты в войне с террором. И это одна сила. Другая сила - это партия Бхутто, которая, в общем-то, в отношениях с исламистами, в отношениях с Западом такова же, как и военные во главе с Мушаррафом, но во внутренней политике выступает вроде бы за соблюдение демократических процедур. И существуют, конечно же, исламисты. Но плюс к этому существуют еще и сторонники бывшего премьера Шарифа. И при этом совершенно понятно, что Шариф, при котором был посажен муж Бхутты и при котором Бхутта находилась в изгнании… невозможно себе представить коалицию между ним и Бхутто или между ним и Первезом Мушаррафом. Он, кстати говоря, пытался вернуться в Пакистан в прошлом месяце, и его тут же выслали назад.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG