Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Настроение американской администрации после переговоров с Кремлем. Интервью с помощником Госсекретаря США Дэниэлом Фридом


Ирина Лагунина: Эта беседа с помощником Государственного Секретаря США Дэниэлом Фридом состоялась в Брюсселе в среду. Посол Фрид только что закончил встречу в рамках совета НАТО-Россия и спешил на другую встречу с партнерами по НАТО. До этого он был в Москве вместе с Кондолизой Райс и в Турции, куда неожиданно заехал из-за угрозы, что турецкая армия вторгнется на территорию соседнего Курдистана. Параллельно с этим международный комитет нижней палаты Конгресса США принял резолюцию, признающую геноцид армянского населения Османской империи в конце позапрошлого – начале прошлого веков. Что вызвало еще больше напряжения в американо-турецких отношениях. Поскольку Дэниэл Фрид только что вернулся из Турции, то первый вопрос был: что могут предложить Соединенные Штаты, чтобы предотвратить разрастание этого кризиса.



Дэниэл Фрид: Вы упомянули кризис. Прежде всего, есть сложности с резолюцией 106 международного комитета нижней палаты Конгресса США, которая говорит о геноциде (армян в Османской империи). Администрация выступила резко против этой резолюции и продолжает выступать против. Мы полагаем, что она не приведет ни к чему хорошему. Она не поможет примирению между Турцией и Арменией, она не поможет в поисках исторической правды, она не поможет Турции трезво взглянуть на свое прошлое. Ни к чему хорошему она не приведет. Президент Буш, Госсекретарь Райс и все ныне здравствующие прежние госсекретари, как и бывший президент Картер, выступили против этого решения комитета конгресса. И мы надеемся, что она не пройдет в ходе голосования в нижней палате парламента, и что она, может быть, вообще не будет вынесена на голосование. Я был в Турции с моим коллегой – заместителем министра обороны Эриком Эдельманом – и мы поделились этими нашими взглядами, настроениями и оценками с нашими турецкими коллегами. Они заверили нас, что Турция хочет улучшить отношения с Арменией, что Турция готова посмотреть на свое прошлое и на чудовищную трагедию – убийство и массовое выселение более около полутора миллионов армян на последнем этапе существования Османской империи, когда она уже фактически разваливалась. Это – ужасные страницы истории, и администрация США не отрицает, что это была трагедия, на самом деле мы громко и однозначно заявили, что это – чудовищные события прошлого, зло, которое надо помнить. Но есть разница между этим подходом и попыткой назвать это геноцидом. Это вопрос не настолько простой.



Ирина Лагунина: Большую часть своей жизни Дэниэл Фрид, впрочем, посвятил Восточной Европе и Советскому Союзу. Американский дипломат говорит по-русски – с тех пор, как был консулом в Ленинграде в начале 80-х годов. Вы были в прошлые выходные в Москве вместе с Кондолизой Райс. Американской стороне удалось достичь тех результатов, которые она пыталась получить в ходе этих переговоров? Большинство международных наблюдателей рассматривают эту встречу как провал в попытках убедить Россию.



Дэниэл Фрид: Я знаю. Но оценки прессы были намного более занижены, чем наши оценки, оценки тех, кто присутствовал на этих встречах. Мы достигли прогресса по вопросам противоракетной обороны, по Договору об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе. Мы не пришли к соглашению, мы не сделали прорыва, но мы достигли прогресса, и российская сторона признала это. Сегодня в НАТО американская делегация – заместитель министра обороны Эрик Эдельман, генерал Генри Оберинг, глава агентства по противоракетной обороне, и я рассказали об этих переговорах нашим союзникам и показали им, что мы на самом деле достигли прогресса. И в ходе бесед в Совете НАТО-Россия мы также обсуждали сотрудничество в области противоракетной обороны. Российская сторона признала, что хотя у нас по-прежнему есть различия в подходах, они хотят работать с нами, чтобы устранить различия, сблизить наши позиции и добиться прогресса там, где это возможно.



Ирина Лагунина: Позиция США в последнее время была – мы готовы совместно использовать этот радар, но это не отменяет планов строительства системы ПРО в Чехии и Польше. Президент Путин продолжает настаивать на том, что США должны использовать радар в Кабале, а не строить новые радары в Европе. После переговоров в Москве радар в Кабале остался в повестке дня?



Дэниэл Фрид: Мы считаем, что президент Путин выступил с очень интересным предложением, положив на стол переговоров азербайджанский радар в Кабале. Он вышел с этим предложением, и российская позиция по-прежнему состоит в том, что этот радар – альтернатива радару в Чехии. С нашей точки зрения, на стол переговоров для рассмотрения проблемы надо класть всё: и ракеты-перехватчики в Польше, и чешский радар, и возможности НАТО – и те, что есть, и те, которые планируется создать, и российскую систему ПРО – в России есть мощная система ПРО под Москвой, очень обширная система. Мы должны работать вместе, чтобы сложить наши усилия, наши технические возможности – только в этом случае мы сможем защитить себя от угроз, которые появляются со стороны Ирана и, возможно, других стран. Вот в этом состоит суть наших предложений.



Ирина Лагунина: Так что из перечисленного вами было принято российской стороной.



Дэниэл Фрид: Российская сторона заявила нам, что наши последние идеи о создании совместной региональной архитектуры сотрудничества в области противоракетной обороны интересны и что они будут думать над нашим предложением, они будут его изучать. Мы не пришли к согласию, российская сторона по-прежнему не согласна с нами относительно природы и времени развития иранской ракетной программы. По-прежнему сохраняются разногласия и по поводу наших планов в Польше и Чехии. Но они знают, что мы будем продолжать переговоры с польской и чешской сторонами. В чем состоит отличие этой поездки в Москву? Российская сторона выразила желание рассмотреть наши предложения и идеи по поводу системы ПРО и Договора об обычных вооружениях и вооруженных силах в Европе. И мы заявили, что мы приветствуем этот подход, мы приехали с новыми предложениями и идеями и мы готовы двигаться вперед как можно скорее.



Ирина Лагунина: Напомню, мы беседуем с помощником Госсекретаря США Дэниэлом Фридом. Беседа состоялась в штаб-квратире НАТО в Брюсселе сразу после окончания встречи Совета НАТО-Россия. Как вы оцениваете последние угрозы из Москвы, что Россия выйдет из Договора о ликвидации ракет среднего и малого радиуса действия. В феврале, выступая в Мюнхене, президент Путин сказал, что Россия может выйти из договора, потому что он больше не отвечает реалиям современности – он был подписан в 1987 году и ограничивает только две страны: США и Россию, а в мире с тех пор появилось достаточное количество стран, создавших этот вид оружия самостоятельно. На прошлой неделе последовало заявление, что Россия может выйти из этого договора – если, я подчеркиваю это «если» договор не получит международного характера, то есть не будет открыт для подписания другими странами.



Дэниэл Фрид: Мы сочли, что за этим стоит предложение, которое Россия делает другим странам – присоединиться к нам и уничтожить этот класс вооружений. И мы будем исследовать эту идею. Мне не кажется, что это хорошая практика – угрожать выходом из режима контроля над определенным видом вооружений. Но, ничего страшного, я отнюдь не собираюсь кого-то критиковать. Я думаю, что россияне правы – другие страны в состоянии создавать баллистические ракеты среднего радиуса действия. И если США и Россия не хотят оставаться единственными двумя странами, которые уничтожили этот вид оружия, в то время как другие технологически развитые страны его создают, то да, Путин прав, выступая с этим предложением.



Ирина Лагунина: Ваш оптимизм, действительно, кардинальным образом отличается от оценок, с которыми выступили российские и международные эксперты.



Дэниэл Фрид: Мы отнеслись к переговорам в Москве очень серьезно. Мы приехали с исключительно конструктивным, открытым и созидательным настроем. Мы не ищем способа сказать «нет». Мы ищем возможности достигнуть прогресса. В стратегических вопросах Соединенные Штаты и Россия должны работать совместно. И когда российская сторона поняла на прошлой неделе, что мы выступаем с новыми идеями и что мы настроены серьезно, они, как мы выяснили, начали тоже отвечать в конструктивном ключе. Это не значит, что они отказались от своих прежних позиций, это не значит, что у нас нет разногласий. Но переговоры Госсекретаря Райс и министра обороны Гейтса были чем дальше, тем более позитивными.



Ирина Лагунина: Россия также пригрозила недавно, что выйдет из Договора по сокращению обычных вооружений и вооруженных сил в Европе…



Дэниэл Фрид: Мы хотели бы найти какой-то способ сохранить этот договор от распада и мы не считаем, что лучший способ достичь этого – жестко отвечать на угрозы со стороны России. Конечно, это печально, что Россия выступила с такой позиции. Но мы приехали в Москву с новыми идеями. По нашему мнению, это – лучший способ двигаться вперед. У нас есть различия в подходах – мы не согласны по энергетическим вопросам, по вопросам прав человека и демократии, по вопросам о том, как Россия относится к некоторым своим соседям. Но вместо того, чтобы строить отношения на том, чтобы подчеркивать разногласия, мы хотим подчеркнуть те области, в которых мы можем сотрудничать, а затем разбираться с теми спорными проблемами, которые мы должны разрешить.



Ирина Лагунина: Мы беседовали с помощником Госсекретаря США Дэниэлом Фридом. Беседа состоялась в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.


XS
SM
MD
LG