Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Русская школа в Амстердаме


Программу ведет Олег Винокуров. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Амстердаме Софья Корниенко.



Олег Винокуров: В Амстердаме уже 16 лет работает субботняя Русская школа, для двуязычных детей эмигрантов из России и детей из смешанных браков. В этом году здесь уже появились «ученики во втором поколении», то есть дети бывших учеников. Создателем школы был настоятель православного Свято-Никольского храма в Амстердаме, однако религиозного преподавания в школе нет, и двери открыты всем детям, которых сегодня в школе учится около ста. Об опыте обучения русскоязычных детей в Голландии рассказывает наш корреспондент.



Учительница : Седьмое! «А как найти то, что сам не знаешь?»



Ученик : «То»!



Учительница : Так, и какое это местоимение?



Ученик : Личное!



Ученица : Нет, указательное!



Учительница : Правильно, Вера.



Сергей Овсянников : Принцип был с самого начала - профессионализм. Этот принцип был с самого начала важным, и остается важным.



Софья Корниенко : Директор русской школы, протоирей, настоятель Свято-Никольского храма в Амстердаме Сергей Овсянников.



Сергей Овсянников : Если дети растут в семье, даже если в семье говорят на русском языке, то дети постепенно все-таки переходят на английский или голландский. А школа - это то место, где они узнают, что русский язык - это не какая-то причуда родителей, это не есть нечто изолированное, а на нем можно играть, на нем можно говорить.



Наталья Розанова : Понять, что есть другие дети, которые пользуются этим языком, - это очень важно. Потому что родители - это все-таки что-то отдельное.



Софья Корниенко : Заведующая учебной частью Русской школы Наталья Розанова.



Наталья Розанова : Главная цель - вырастить гармоничных детей. Чтобы вот этого раскола внутреннего у них не было. Чтобы они не стеснялись маму, которая говорит по-голландски, но с акцентом. Или они стесняются, что дома едят не такую еду какую-то. Чтобы они понимали, что бывает по-разному, и что и так, и сяк - хорошо.



Сергей Овсянников : И вы знаете, это еще зависит от возраста. Я знаю на примере своих собственных детей, что был какой-то возраст, когда им было лет 10-11, действительно был такой момент, что они немножко стеснялись. Но это быстро прошло! Уже начиная лет с 13-14, им, наоборот, нравилось, что они - особые, что они говорят на каком-то другом языке.



Софья Корниенко : Вы ходите каждую неделю?



Ученик русской школы , 11 лет: Да, каждую субботу.



Софья Корниенко : Сам приезжаете издалека?



Ученик русской школы , 11 лет: Ну я из Харлема, это не так далеко на поезде.



Софья Корниенко : И не лень вставать каждое утро?



Ученик русской школы , 11 лет: Нет вообще-то.



Софья Корниенко : Почему, потому что хочется к ребятам или учиться?



Ученик русской школы , 11 лет: Учиться тоже, мне тут нравится.



Софья Корниенко : Это, по-моему, исключение, чтобы учиться нравилось! Или здесь интереснее, чем в голландской школе?



Другой ученик русской школы , 11 лет: Ну, не знаю, по-моему - интереснее. Тут четыре урока, которые мне нравятся, а в голландской - по-другому.



Софья Корниенко : А что больше всего нравится в русской школе? Читать? Или писать? Или разговаривать?



Другой ученик русской школы , 11 лет: История!



Софья Корниенко : История России?



Ученик русской школы , 11 лет: Да, это очень интересно! Там, например, там, Невский Александр или Юрий Долгорукий! А голландская история, она - не очень большая, скажем.



Софья Корниенко : Мне еще очень интересно показалось, что только 20 процентов ваших учеников - из Амстердама. То есть получается, что многие родители каждые выходные предпринимают нечеловеческие усилия, что очень тяжело - ведь и так нет времени побыть с семьей, работаешь...



Наталья Розанова : На самом деле действительно у нас сейчас очень много «приезжих», так сказать. Дело в том, что с годами у нас возникла уже репутация школы строгой. И мы в большей степени соответствуем названию «школа», в отличие от всех других русских школ, существующих в Голландии. Я не хочу сказать ничего дурного, школ много, они все разные, но именно в силу того, что есть маленькие школы, они больше похожи на кружки.



Сергей Овсянников : А здесь это действительно школа с набором предметов, который хорошо продуман, и с громадным количеством преподавателей. У нас 15 преподавателей!



Софья Корниенко : По какой методике вы работаете?



Наталья Розанова : Мы работаем по своей методике. Мы работаем по методике, которая сложилась со временем. Наблюдая детей внимательнейшим образом, наблюдая результаты, которые мы получаем. Скажем, если сначала у нас были только предметы письмо и чтение, то в какой-то момент мы обнаружили, что дети прилично пишут, вполне бегло читают, но часто просто совершенно не понимают смысла прочитанного. То есть они не знают слов. И мы ввели предмет развитие речи. Корректирование самой речи с точки зрения интонации, произношения. У нас даже логопед работала одно время. И это дало невероятный результат, мы даже не ожидали!



Софья Корниенко : Дома Вы как разговариваете - только по-русски, или по-голландски тоже?



Ученик русской школы , 11 лет: Ну, я смешиваю слова.



Софья Корниенко : С мамой по-русски, с папой по-голландски?



Ученик русской школы , 11 лет: Они у меня оба русские. Голландский язык надо учить все равно. Живешь в Голландии.



Софья Корниенко : Но Вы смешиваете слова, потому что это ошибки, или почему?



Ученик русской школы , 11 лет: Нет, нравится.



Софья Корниенко : Словотворчество?



Ученик русской школы , 11 лет: Привык так говорить.



Софья Корниенко : Это чтобы родители учили голландский?



Ученик русской школы , 11 лет: Ну да, они не очень хорошо у меня говорят по-голландски.



Софья Корниенко : А если, например, вы в компании, то как? Немножечко стыдно, что родители плохо по-голландски говорят или нет?



Ученик русской школы , 11 лет: Другие родители моих приятелей привыкли уже, что они, там, путают предложения.



Софья Корниенко : Это смешно, интересно?



Ученик русской школы , 11 лет: Это смешно.


XS
SM
MD
LG