Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

45 лет назад в отношениях России и США разразился Карибский кризис


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Александр Гостев : Сегодня исполнилось 45 лет со дня, который во всемирной истории называют одним из самых опасных моментов для человечества. События 22 октября 1962 года считают апофеозом Карибского кризиса, когда противостояние между США и СССР чуть ни привело к ядерной войне между двумя державами. Теперь большинство исследователей сходятся во мнении о том, что избежать военного конфликта удалось чудом. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Марьяна Торочешникова : 22 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди в телевизионном обращении к гражданам страны сообщил об обнаружении советских ядерных ракет на Кубе. Еще в начале октября американская разведка сообщала президенту об увеличении числа советских специалистов и развернутый ими непонятной и новой деятельности на острове. Власти США вынесли предупреждение советскому правительству, однако в ответном послании СССР заявил, что поставка оружия и военного снаряжения на Кубу осуществляется исключительно в оборонных целях. На самом деле решение о размещении ракет на Кубе Политбюро ЦК КПСС принял еще в мае 1962 года. По мнению тогдашнего Генсека Никиты Хрущева, только ракеты с ядерными боеголовками могли обеспечить эффективную оборону революционной Кубы от возможного вторжения США.


В эти дни противостояние между Вашингтоном и Москвой достигло наивысшей точки, и чуть не привело к ядерной войне между державами. США и СССР чудом удалось избежать военного конфликта. По итогам спасительных переговоров советский лидер Никита Хрущев согласился убрать ракеты с Кубы, а Джон Кеннеди - вывести из Турции свои ракеты и демонтировать военную базу "Инжерлик".


Академик Георгий Арбатов в те годы работал журналистом-международником в Праге. Прямого доступа к людям, которые принимают решения в Кремле, не имел, но внимательно следил за ситуацией. Уже позже, будучи долгие годы директором Института США и Канады Академии наук СССР, он в деталях и подробностям изучил Карибский кризис. Интервью с Георгием Арбатовым записал Мумин Шакиров.



Георгий Арбатов: Конечно, это сама идея установки ракет средней дальности на Кубе - это было авантюрой. В Америке переполох был большой. Было мнение такое экстремистов - разбомбить Кубу, вплоть даже до ядерного удара по Кубе. Потом восторжествовала в Америке другая точка зрения: установить блокаду, чтобы не было подвоза новых ракет, военные материалов на Кубу. И установили блокаду, линию. И вот тут наступил критический момент - подошел караван советских судов и пересек эту линию. Опять разделились голоса в этой кризисной группе американской, некоторые предлагали начать просто отстрел этих судов, но восторжествовала другая точка зрения - просто отодвинуть эту линию немножко назад. И тогда в Москве тоже немножко одумались, потому что и сам Хрущев был не настолько авантюристичен, чтобы не понимать, чем это все может кончиться. И кончилось тем, что мы согласились на вывоз всех ракет, оборудования, связанного с ними, обратно в Советский Союз. Правда, для спасения лица было предусмотрено в этой договоренности, что американцы тоже вывезут свои ракеты средней дальности из Турции и Европы.


Но кризис имел и положительное значение, потому что увидели, как может начаться ядерная война, что это не абстракция, это действительно возможно из-за ошибки, авантюристического шага, какой-то глупости, совершенной одним политическим деятелем. Это помогло потом как-то искать пути к ограничению вооружений и вообще к отказу от методов "холодной войны".



Мумин Шакиров: Если отталкиваться от тех событий, возможно ли повторение такой ситуации сегодня? Отношения могут вернуться к "холодной войне" или это исключено?



Георгий Арбатов: Вы знаете, окончание "холодной войны" как-то создало уникальные возможности, которые не были использованы ни американцами, ни нами, - возможности налаживания действительного сотрудничества, новых, радикальных мер по сокращению и ограничению вооружений. И сегодня, я считаю, это не значит, что этого не случится завтра или послезавтра, но сегодня такая авантюра невозможна. Я себе не представляю, что либо советская, либо американская сторона совершила бы такой шаг, который подвел бы на грань ядерной войны весь мир.



Марьяна Торочешникова : Сказал академик Георгий Арбатов. А вот какую оценку событиям 45-летнпй давности дает американский эксперт - директор внешнеполитических исследований в Институте Катона Кристофер Пребл. Интервью с ним записал корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Кристофер Пребл: Историки изучают этот период и будут изучать, наверно, до самой своей смерти. Все исследователи сходятся на том, что это был исключительно опасный эпизод. И чем больше мы узнаём, тем масштабнее представляется та опасность. По мере раскрытия архивов - американских, советских и кубинских - выясняются подробности ситуации на земле, на море и в воздушном пространстве. Было множество моментов, когда оценка могла оказаться ошибочной, и это привело бы к ядерной войне. Мы были на грани обмена ядерными ударами. Хотя в 1962 году ядерный арсенал был намного слабее, чем он был позднее - в 1972 или в 1982. Но всё равно ситуация была очень серьёзной.



Ян Рунов: Сегодня некоторые политические обозреватели видят некое сходство между Карибским кризисом и возникшей между США и Россией напряженностью из-за планируемого размещения в Центральной Европе систем противоракетной обороны.



Кристофер Пребл: Я думаю, честно говоря, что трудно проводить такую параллель. К счастью, США и Россия далеко ушли от угрозы взаимного ядерного уничтожения. Но у обеих стран накоплено огромное количество ядерного оружия, больше, чем надо, на мой взгляд. Однако даже при определённом охлаждении, в наших отношениях нет ничего похожего на то, что было в октябре 1962 года.



Ян Рунов: Каков же урок тех событий?



Кристофер Пребл: Урок в том, чтобы не дать тем временам вернуться. А для этого обе стороны должны стремиться к снижению напряжённости. Чем больше мы изучаем Карибский кризис, тем больше узнаём, какую политическую гибкость проявил тогда президент Джон Кеннеди. Урок именно в том, что военная сила не всегда является решающей во время конфронтации, хотя именно военной мощи США и готовности к военным действиям многие американские историки приписывают мирный исход Карибского кризиса.



Марьяна Торочешникова : Карбиский или кубинский, как называют его в Америке, кризис получил от историков еще одно наименование - прививка от ядерной войны. Никогда прежде мир не был так близок к катастрофе. А данные 45 лет назад обещания и по сей день не решилась нарушить ни одна из стран.



XS
SM
MD
LG