Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Скандал в Германии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер .



Александр Гостев : Германия взбудоражена результатами опроса проведенного институтом Форса по заказу журнала «Штерн». На единственный вопрос - Были ли у национал-социализма положительные стороны? - четверть опрошенных немцев ответили «Да». Опрос проводился вслед за скандалом вокруг публичных заявлений известной писательницы Евы Херман, о которой мы уже рассказывали в рубрике "Истории Запада и Востока". На очереди репортаж, подготовленный нашим корреспондентом в Берлине Юрием Векслером.



Юрий Векслер : Книги Херман популярны среди простых людей, обеспокоенных демографическими тенденциями в Германии, прежде всего, низкой рождаемостью. И вот представляя недавно свою вторую книгу «Принцип Ноева ковчега» (первая книга называлась «Принцип Евы»), Ева Херман, в частности, сказала:



Ева Херман : Мы должны предоставить семьям льготы, а не дополнительные поборы и тяготы. Но, прежде всего, мы должны снова научиться ценить уникальную роль матери, которая с национал-социализмом и последовавшим позднее движением 1968 года была отменена, как ценность. С движением 1968 было потеряно практически все, что мы считали ценным. Да, до того было ужасное время, и был абсолютно сумасшедший чрезвычайно опасный политик, который привел немецкий народ к разрушению страны. Это мы все знаем, но вместе с этим злом было упразднено и многое, что было хорошо - наши ценности: такие значимые ранее вещи как дети, материнство, семья и сплочённость.



Юрий Векслер : Это 52-секундное высказывание вызвало бурю. Важно заметить, что Херман публично нарушила табу - о нацистах либо плохо, либо ничего.


Еву Херман уволили с работы на телевидении. И сейчас она пытается восстановить попранную, по ее мнению справедливость, через суд. Она обвиняет оппонентов в неточном цитировании, вырывании фразы из контекста, в неправомерной интерпретации. На недавнем ток-шоу она так и не нашла ожидавшихся от нее слов о том, что она-де неточно выразилась. Наоборот она была уличена в использовании лексики нацистских времен, а кроме этого она, в частности, сказала:



Ева Херман : Автобаны были построены в то время, и мы по ним сегодня ездим.



Юрий Векслер : Хотя в студии были и те, кто аплодировал Херман после упоминания автобанов Гитлера, довольно типичного, кстати, заблуждения невежественных людей в Германии, участница дискуссии тележурналистка Маргарета Шрайнермакерс выразила возмущение высказываниями бывшей коллеги, то же самое сделала и известная киноактриса Сента Бергер. Обе продемонстрировали намерение покинуть студию, и ведущий телепередачи Йоханнес Кернер после 40 минут дискуссии, больше, правда, походившей на допрос, попросил на выход Еву Херман.


Этот транслировавшийся в эфире скандал и привел журнал "Штерн" к идее поинтересоваться, как много людей в современной Германии думают также как Ева Херман. Конечно, четверть опрошенных, нашедших позитивные стороны у нацизма, выглядят угрожающим электоратом неонацистов, которые в своих изданиях подняли, возможно, того не ждавшую и не желавшую Еву Херман на щит, но все же 70 процентов опрошенных считают, что в Третьем рейхе не было ничего хорошего. К слову сказать, среди женщин, мыслящих а-ля Ева Херман, оказалось меньше, чем среди мужчин. Среди сторонников консервативных партий ХДСС/ХСС таковых 28 процентов, среди поклонников социал-демократов - 25 процентов, а вот среди поддерживающих "зеленых" и левых - только 7 процентов.


Позитивными примерами опрашиваемые институтом Форса называли все то же строительство автобанов, снижение уровня преступности и поддержку семьи. Комментарии по поводу этой истории не слишком многочисленны. Среди комментаторов оказалось два известных полемиста.


Публицист Хенрик Бродер, назвавший ток-шоу, из которого изгнали Еву Херман, «самопровозглашенным трибуналом непогрешимых», обвинил ведущего Кернера в предвзятости в обращении с Херман и написал австрийской газете «Стандарт»: «У Евы Херман светлые волосы, но не очень светлый ум. Она следует популярному среди коллег принципу развязной болтовни». По мнению Бродера, Херман очень хорошо подошла для роли символической жертвы для определенного типа антифашистов. Такие антифашисты, пишет он, входят в раж тем более чем меньше проявление самого фашизма.


Историк, профессор военного университета в Мюнхене Михаил Вольфсон считает всю историю вокруг Евы Херман, включая опрос, демонстрацией глупости и придаванием значения чепухе. Он в своей статье в Интернет-газете созвучно Бродеру назвал ток-шоу Йоханнеса Кернера современной инквизицией. Михаил Вольфсон пишет: «Не Ева Херман виновата в том, что немцы видят в Гитлере также и хорошее, а совсем другие люди. Кто ставит глупый, точнее сказать никак не дифференцируемый вопрос, получает глупый или никак не дифференцируемый ответ.


Дьявольским в политике национал-социалистов было то, что они предложили немцам и кнут, и пряник. Историк Тамер поэтому и назвал свою замечательную и общепризнанную книгу о гитлеровской Германии «Соблазн и насилие» Лучше не сформулируешь. Тому, кто не поддавался соблазну, давали почувствовать на себе насилие . Соблазн и пряник предлагались немцам для оглупления, для того чтобы они внутренне были готовы стать для нацистов пушечным мясом. Автобаны имели только одну цель - военную, частное их использование рассматривалось как отходы идеи. Фольксваген («Volkswagen») - народный автомобиль, Фольксурлауб (Volksurlaub) - народный отпуск и программа «Сила через радость» служили тем же военным целям.


И кто сегодня при опросах спрашивает только о соблазнах того времени, тот и получает только подтверждение действия этих соблазнов».




XS
SM
MD
LG