Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Политический опыт женщин


Тамара Ляленкова: Политический опыт женщин - тема не такая скучная, как это может вначале показаться. То, что современная ситуация в мире - дело рук мужчин, казалось бы, ни у кого не вызывает сомнения. И то, что ситуация эта, несмотря на весь прогресс и достаток цивилизации, мало кого устраивает, в этом сомнений тоже, вроде бы, не возникает. Но вот сомнения в политических способностях женщин, ни чем еще, впрочем, не успевших себя в этой области скомпрометировать, у обладающих политической властью в России мужчин превратились в догму.


В сегодняшней передаче мы расскажем о том, какой, с гендерной точки зрения, бывает структура власти в условиях реальной демократии. Моя первая собеседница - доктор политических наук, главный научный сотрудник Института сравнительной политологии Российской академии наук Светлана Айвазова.



Светлана Айвазова: Если идти к истокам, то проблема равноправия мужчин и женщин во всех сферах жизни, включая политику, проявляется в эпоху великих буржуазных революций, когда возникает совершенно новая политическая культура. Авторитарная монархия уходит в прошлое, и обычные люди отказываются быть подданными чьими-то, они хотят быть полноценными гражданами и хотят жить в стране, в которой действует не закон монарха, а общественный договор. Но особенность ситуации в период этих революций заключается в том, что гражданами становятся только белые состоятельные мужчины. Женщины, люди, не имеющие имущества, и не представители коренной расы лишаются прав. Отсюда возникают три мощных движения, которые действуют в XIX - XX веках: рабочее движение, женское движение и национально-освободительное движение.


Проходит примерно 100 лет, и в результате этой борьбы женщины начинают получать право голоса. Но, скажем, не в первой стране, где этот вопрос остро возник, не во Франции, где знаменитая Олимпия де Гуш объявила, что если женщина имеет право взойти на эшафот - Мария Антуанетта в этот момент была казнена, - она должна иметь право взойти на трибуну в парламенте. Во Франции после этого потрясения женщин долго не подпускали к парламенту, до 1944 года. А первой страной, где женщины завоевали эти права, была Новая Зеландия, а потом Австралия. Почему? Страны со ссыльными каторжанами, которые осваивали территории, где женщин было мало, они были ценностью, с которой нужно было считаться. То есть история всегда как бы шутит над людьми и по-своему устраивает человеческую жизнь. Очень важно учитывать эти исторические факты.


Благодаря тому, что женщины начинают работать с середины XIX века, они выходят за стены домов. И не потому, что им этого хочется, а потому что женский труд становится востребованным. Происходит промышленный переворот, женские рабочие руки дешевле мужских, и предприниматели нанимают женщин, отказывая в найме их мужьям. Получается очень смешная ситуация в этот момент: женщины получают зарплату, но они не могут ею распоряжаться - по закону обязаны отдавать мужьям; они в судах не могут представлять себя - за них отвечают мужья. Абсолютно во всех странах мира одно и то же. И женщины просто вытолкнуты в политику.


Сегодня Хиллари Клинтон, скажем, в США пробивается впереди, выставляя, как знамя, женские требования. И когда шел ее муж в президенты США, он тоже нес на своих знаменах лозунги в пользу женщин, женскую повестку дня. В Чили побеждает женщина Мишель Бачелет. Причем в католической стране разведенная женщина с детьми от разных браков становится президентом. Это все не преграда для массового сознания, ее выбирают. В Африке, в стране Либерии 65-летняя бабушка большого количества внуков становится лидером страны. Это абсолютно повсеместная тенденция, это совершенно не случайность. Это факт, выросший в массовом сознании, когда избиратели - и мужчины, и женщины - понимают, что от присутствия женщин в политике выигрывают все.



Тамара Ляленкова: Правда, мужчинам это понимание дается трудно и не сразу. Пожалуй, наиболее передовыми по части гендерного равноправия в политике стали финны. Финский парламент - первый в мире, куда в начале прошлого века были допущены женщины, и Финляндия - первая страна, в которой на пост министра обороны заступила женщина, Элизабет Рен. Сейчас Элизабет Рен помощник генерального секретаря ООН и много ездит по миру, читая также лекции для женщин, стремящихся в политику. Я спросила у нее:


К сожалению, те изменения, которые происходят, влияют и на мужчин, но в худшую сторону: многие мужчины не справляются с тем, что женщина становится важной частью жизни политической и экономической. Вам так не кажется?



Элизабет Рен: Совершенно очевидно, что мужчины очень хорошо понимают, что они теряют власть. А мужчины любят власть, такова их особенность. С другой стороны, я считаю опасным, когда люди, которые принимают реальные решения в политике, экономике, стремятся именно к личной, собственной власти. Всегда надо помнить, что обладание властью - это обладание возможностью улучшать качество, уровень жизни твоего народа. Власть - это не собственная власть человека, мужчины или женщины.



Тамара Ляленкова: Те женщины, кто хочет заниматься политикой, кто активен, на ваш взгляд, откуда у них это желание?



Элизабет Рен: Я подробно могу говорить только о Финляндии. И могу сказать, у нас в политику стремятся представители всех уровней общества из различных классов, из класса чиновников. Вот только представителей бизнеса в большой политике мало, поскольку зарплата депутата финского парламента не настолько высока, чтобы быть для них привлекательной. Зато все политические партии Финляндии обязаны представить на всех парламентских выборах кандидатов женского пола, поскольку закон о выборах в Финляндии предусматривает, что партии должны представить не менее 40 процентов одного пола в зависимости от позиции партии - это может быть 40 процентов женщин или 40 процентов мужчин. Кстати, очень интересен тот факт, что среди самых равноправных государств в мире, из 21, в 17 существуют квоты в законах о парламентских выборах для женщин и для мужчин.



Тамара Ляленкова: Не может быть так, что такое точное разграничение количества повлияет на качество кандидатов?



Элизабет Рен: Конечно, но с таким же успехом можно говорить о том, что разные квоты и ограничения могут помочь пройти в парламент кандидатам очень низкого уровня, и это будут мужчины. Но я никогда не соглашусь с тем, что введение льгот для женщин стало знаком слабости женских кандидатов. Во всем мире я наблюдала обратное: парламент при помощи своих депутатов должен представлять и отражать все общество, все группы населения - и мужчин, и женщин, самые разные профессии. Он не должен стать кругом дискуссий для представителей, скажем, академической жизни.



Тамара Ляленкова: Есть такое мнение, что пока идут войны, миром будут править мужчины.



Элизабет Рен: Совершенно верно. И в связи с этим я усиленно работаю над тем, чтобы женщины не получали из милости, а по праву занимали свою часть, свою долю в политической деятельности. И мне кажется, что неслучайно именно в тех странах, где были серьезные, тяжелые гражданские войны, скажем, в Руанде, Либерии, Сьерре-Леоне или Афганистане, именно в этих странах женщины сегодня стремятся к работе в парламенте, ищут свой путь в политическую жизнь, в правительство страны. И неоднократно я слышала, когда представители разных женских организаций говорили, что мужчины если не испортили, то вмешались в нашу жизнь, изменив ее к худшему, а теперь наша очередь строить будущее на благо наших детей.



Тамара Ляленкова: Но традиционно женщины больше доверяют мужчине, чем женщине.



Элизабет Рен: На преодоление этого в Финляндии ушло достаточно много времени, для того чтобы финские женщины, например, были готовы голосовать за женщину как за президента. Тем не менее, действительно, я была удивлена, когда услышала, что в правительстве Российской Федерации до недавнего времени не было ни одной женщины. И это несмотря на то, я знаю это точно, что русские женщины имеют высокий уровень образования, у них есть все ресурсы заниматься таким видом деятельности. И все равно 50 процентов населения в России остается в стороне, когда речь идет об управлении страной. Конечно, когда женщина пойдет в высокую политику, ей придется достаточно многим пожертвовать, я это хорошо знаю по себе. Но лично у меня была большая семья, четверо детей, муж, и я получила самую сильную поддержку именно от своей семьи.



Тамара Ляленкова: Так получается, что один из главных признаков демократии - это то, что в политике, в управлении экономикой присутствуют женщины.



Элизабет Рен: Принцип демократии? Да, именно так. И что сегодня очень важно и показательно, Африканский союз, например, специально принял решение о паритете, то есть там будут сидеть 5 мужчин и 5 женщин. Другой важный пример: новый президент Чили - женщина - назначила в свое правительство 10 мужчин и 10 женщин. В Раунде, в африканской стране, где была ужасная гражданская война, где 800 тысяч людей погибли, 500 тысяч женщин стали жертвами изнасилования, сегодня существует самый равноправный парламент - 50 на 50. Это удивительно! Но это произошло из-за того, что женщины увидели, поняли, что именно мужчины ввергли их страну в войну. И сейчас женщины также несут ответственность за решения. Таким образом, в этих странах состоялись по-настоящему демократические выборы.



Тамара Ляленкова: Итак, чтобы изменить мир в лучшую, благополучную сторону, женщинам приходится идти в большую политику. Это очевидная тенденция в значительной части мирового сообщества. И если в одних странах присутствие женщин в политике стало возможно благодаря утверждению демократии, то в других это - жест отчаянья и протеста против нищеты и гражданских войн. Причины разные - результат один.


Об этом в сегодняшней программе говорили помощник генерального секретаря ООН Элизабет Рен и доктор политических наук главный научный сотрудник Института сравнительной политологии Светлана Айвазова.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG