Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Радиоблог. Некорректная реклама пищевых добавок: реакция блогерского сообщества


Алексей Кузнецов: Сегодня у нас в гостях кандидат медицинских наук Татьяна Тихомирова. Татьяна находится на линии прямого эфира из Санкт-Петербурга. Тему программы я бы обозначил так – некорректная реклама пищевых добавок и реакция на эту рекламу и эту некорректность блогерского сообщества.



Екатерина Пархоменко: Татьяна, хотела бы вас попросить начать, собственно, с начала. С чего в блогах начался активный разговор на эту тему?



Татьяна Тихомирова: Началось это все с поста 12 октября пользователя Беса (brockhurst), который написал, что ему позвонила мать, вся в слезах, что нужны деньги на жизненно важный препарат, который рекламировали по радио, и говорили, что препарат стоит 38 тысяч рублей, и только сегодня, только для пенсионеров они готовы сделать скидку на 22 тысячи. Мать поверила в это лекарство и заказала его, но не хватало денег, вечером придет курьер, и, вот, необходимо денег срочно занять. Этот пользователь сразу спросил у своих знакомых, что это за препарат, выяснилось, что это биологически активная добавка, которая состоит всего-навсего из сухого гидролизата коллагена, аскорбиновой кислоты и ароматизатора. Причем аналоги этой биологической добавки имеются, несколько десятков, они стоят от 60 до 390 рублей, но отнюдь не 22 или 38 тысяч. И собственно говоря, с этого поста все началось. Он дал широкий очень отклик в блогах. Сейчас, например, на этот пост имеется 2300 ссылок и уже больше 5 000 ответов, и в первый же день, несмотря на то, что это уже была пятница, ближе к вечеру, появились сотни ссылок на этот пост и возмущения по поводу мошенников. В этот же день пользователь предложил помочь ему блокировать действия мошенников путем массового прозвона в call -центр, в котором производится заказ препарата. А на следующий день другой пользователь предложил более широкий набор действий, кроме звонков в этот центр, как ручных, так и автоматических – ложные вызовы курьеров, звонки на другие номера этой же фирмы, посылка на факс писем с призывами о совести и прочие вещи. И дальше процесс развивался совершенно лавинообразно. В понедельник уже депутат Ройзман пошел по пути официальной борьбы – он направил запрос в прокуратуру по поводу деятельности этой фирмы, и дальше появились отклики в средствах массовой информации, больше 30 сюжетов, сюжет на телевидении был показан про эту фирму, этот препарат.



Екатерина Пархоменко: Да, я тоже видела очень много реакций профессиональных СМИ на эту активность блогеров. Везде такая сочувственная реакция. Тем не менее там есть тонкости, которые бы, мне хотелось, чтобы вы нам, как специалист, объяснили. Насколько я понимаю, самое главное возмущение общественности вызвало то, что целевая аудитория этой рекламы, то есть пенсионеры, люди пожилые, воспринимают ее, как рекламу лекарства, хотя я специально послушала эту радийную рекламу, она в интернете легко находится, там очень аккуратно разговор идет и слово «лекарство» ни разу не употребляется.



Татьяна Тихомирова: Да, создается такое общее впечатление, что этот препарат панацея, что он действительно поможет. Но, однако, это тоже противозаконно, потому что есть федеральный закон о рекламе от 13 марта 2006 года, в соответствии с которым (статья 25 пункт первый как раз про БАДы) реклама не должна создавать впечатление о том, что биологически активная добавка является лекарственным средство или/и обладает лечебными свойствами. Именно это и делалось.



Екатерина Пархоменко: И кроме того, я выяснила, что эта реклама шла на некотором количестве даже радиостанций, как информационных, государственных, коммерческих, в общем, очень разных, насколько я понимаю, совершенно одна и та же. И проблема еще в том, что построена она в виде диалога «специалиста» и ведущего и воспринимается слушателями, как передача просто, не как реклама, несмотря на то, что на одной из станций отчетливая была отбивка рекламная. Но люди воспринимают, как воспринимается, с этим, наверное, мало что можно поделать.



Татьяна Тихомирова: Насчет поделать - как раз мы пытаемся сейчас на это повлиять в процессе всей это лавинообразной реакции блогерского сообщества. Потом были созданы специально два комьюнити, одно из них занимается занимается сбором примеров некорректной рекламы, второе – для координации действий против мошенников, случаи обзвона и прочее. В том числе был создан сайт специальный http://www.antibad.info/, который объединяет оба этих комьюнити, собирает информацию с примерами некорректной рекламы. В том числе на этом сайте мы сейчас уже написали черновик открытого письма и планируем собрать максимально большое количество подписей под этим письмом с призывом навести порядок в области некорректной рекламы и распространения БАДов. Я бы хотела еще отметить, что в той рекламе, которая была по радио, предлагали звонить и заказывать препараты, это тоже прямое нарушение закона, это прямое нарушение постановления правительства о продаже отдельных видов товаров. В соответствии с ним все биологически активные добавки не имеют право продаваться дистанционно.



Екатерина Пархоменко: То есть их можно продавать, но продавать только в аптеке или магазине?



Татьяна Тихомирова: Три вида учреждений – это аптечное учреждение, магазины с диетическими продуктами и продовольственные магазины. Все.



Екатерина Пархоменко: Я, кроме этого, довольно часто в разнообразных газетах встречаю рекламу вот таких средств, не знаю, как их правильно назвать… слово «лекарство» там тоже не употребляется, печатную рекламу, не радиорекламу, в которой тоже приводится телефон, по которому можно заказать, там еще встречаются дивные название типа «Лавка жизни» или что-то в этом духе. Тоже не очевидно – это что, такая аптека или что-то другое?



Татьяна Тихомирова: Чаще всего это так называемый call -центр, туда люди отзваниваются, они производят фильтрацию звонков, поскольку целевая аудитория обычно все-таки действительно пожилые люди. Дальше перезванивает якобы специалист, задача которого заставить человека… объяснить ему, убедить его купить препарат.



Екатерина Пархоменко: Это не консультация, а это, опять же, реклама, то, что называется «позвоните нашему консультанту» - это опять рекламная деятельность?



Татьяна Тихомирова: И в большинстве случаев это заканчивается дистанционной продажей. Одно из направлений комьюнити, которое создано на эту тему, сбор доказательств, что существует…



Екатерина Пархоменко: Вот эта незаконная практика дистанционной продажи?



Татьяна Тихомирова: Да.



Алексей Кузнецов: Татьяна, насколько я знаю, call -центры и подобные еще два-три типа заведений действуют уже довольно давно. Неужели нужно создать комьюнити, чтобы правоохранительные органы или государство обратили внимание на очевидные нарушения… я уж не говорю о том, что как-то это было открыто, значит, разрешение давалось. А если это прямо нарушающая закон деятельность, то деятельность комьюнити, война блогеров, больше никак с этим не справиться? Это коррупция своего рода?



Татьяна Тихомирова: Ситуация с биологически активными добавками и их рекламой и распространением совершенно удивительная. Когда мы начали собирать примеры некорректной рекламы, в том числе дистанционные продажи, оказалось, что их просто море. Они публикуются в газетах, огромное количество сайтов напрямую предлагают купить. Как-то не особо активные действия в этом отношении проявляются. Хотя есть определенные ссылки в новостях про то, как закрыли одну фирму или оштрафовали другую фирму за нарушения, но какие-то это на фоне общего моря этого безобразия единичные случаи. Не знаю, почему существует такой бардак.



Екатерина Пархоменко: Если как-то суммировать то, что вы нам рассказали, получаются две вещи. То есть получается, что не очень эффективна борьба с какой-то конкретной фирмой, потому что на ее месте тут же возникает пять других.



Татьяна Тихомирова: Совершенно верно.



Екатерина Пархоменко: Насколько я понимаю, деятельность этого комьюнити и то, как вы взялись координировать это возмущение блогеров, видимо, должна быть нацелена на то, чтобы добиться изменения закона, да?



Татьяна Тихомирова: Да.



Екатерина Пархоменко: То есть соблюдение существующего законодательства тоже, потому что в существующем это указано, что запрещается дистанционная продажа.



Алексей Кузнецов: Видимо, не хватает существующего, видимо, эти меры не дают эффекта. Я скажу даже больше, я сам сталкивался с ситуацией, когда врач, к которому пришел пациент, достаточно близкий мне родственник, после всех консультаций, после долгого разговора, после действительно выписанных медицинских мер, сказал «а вы знаете, что есть еще потрясающее такое средство» и хвалил-хвалил, потом дал адрес, телефон того места (не говоря ни слова о том, что это БАД). Мы поехали, посмотрели. Скромный магазин, в котором все прилавки уставлены этими баночками с БАДами, где никто не скрывает, что это БАДы. Но, вот, лекарство… как же, врач посоветовал. Что, получается, врач имеет некий процент с этой продажи?



Татьяна Тихомирова: К сожалению, чаще всего да, особенно если этот врач, когда рекламируют этот препарат, рекомендует его купить, если аптека находится недалеко и если его фамилия так или иначе указана на рецепте. В отношении этой практики у нас на сайте я специально выложила материал, что делать. Довольно просто с этим бороться, потому что в Федеральной службе по надзору в сфере здравоохранения существует специальная «горячая линия», можно ее найти для Москвы по районам и для Петербурга, и в других городах, куда можно позвонить и сообщить о деятельности этого врача. Поэтому инструкция такая: лучше всего получить у него бумажку с его фамилией и позвонить. Действительно будет ответ, потому что есть много примеров, что эта «горячая линия» работает.



Алексей Кузнецов: К сожалению, у меня были разные случаи, в том числе не только связанные с БАДами, но и с некоторыми медицинскими приборами, какое-то странное устройство для заживления ран после операции, которое стоило долларов 400. Бывали такие случаи. У нас есть звонок. Анна из Московской области.



Слушатель: Чем обусловлен запрет на дистанционную продажу БАДов? Сейчас входят в моду интернет-аптеки и прочие вещи, и многим нездоровым людям это действительно очень удобно, что им приносят на дом, если оставить вопрос о завышении цен, о необъективной рекламе.



Екатерина Пархоменко: Наверное, именно тем, что БАДы не лекарство.



Татьяна Тихомирова: Я не юрист, могу просто привести несколько аргументов со своей точки зрения, как я разбиралась с этим вопросом. Во-первых, БАД является пищевой добавкой и правила хранения и реализации БАДов настолько же строгие, насколько строгие правила хранения пищевых продуктов. И если происходит дистанционная продажа, очень много примеров того, как закрывали эти фирмы, потому что пакеты с БАДами лежат в подвалах и так далее, это становится опасным. В случае же аптек и продовольственных магазинов – там довольно жесткие требования по тому, как это должно храниться. Это первый аспект. А второй аспект, что если вы осуществляете дистанционную продажу, то при этом необходимо предоставлять полные сведения об этом препарате, что он собой представляет, что он может делать. Кто сможет это проконтролировать?



Екатерина Пархоменко: Получается, что при дистанционной продаже опасность для покупателя быть обманутым сильно повышается. В конце концов, когда вы находитесь в магазине, может быть, у вас есть шанс увидеть эту надпись мелкими буковками о том, что это не является лекарственным препаратом, а является биологически активной добавкой. Мне кажется, что здесь самая главная идея запрета дистанционной продажи.



Татьяна Тихомирова: Я подозреваю, что в принципе дистанционная продажа может работать, если есть аптека реальная, у которой есть интернет-аптека в качестве филиала.



Екатерина Пархоменко: Ну да, сайт, на котором эта информация может предоставляться. Если она предоставляется, то вроде и нарушения никакого нет.



Алексей Кузнецов: Но ведь может быть сайт этой фирмы, торгующей БАДом, и там есть вся информация. Значит, надо все-таки изыскать точную разницу между информацией такой фирмы и информацией аптечной или, скажем, информацией интернет-магазина, торгующего продуктами питания.



Екатерина Пархоменко: Я, кстати, тоже внимательно читала все посты в блогах на эту тему, и мне показалось очень разумным предложение, чтобы на упаковках биологически активных добавок надпись о том, что это не лекарство, должна быть напечатана крупно, как на сигаретных пачках пишут, что курение убивает.



Татьяна Тихомирова: Надо в письме два пункта по этому поводу написать. Первый пункт, что именно на самой упаковке сделать это крупно, потому что даже сами аптекари говорят, что зачастую крутят в руках препарат и не могут понять, где написано, что это БАД. И второе, в любой рекламе БАДов точно такая же надпись по аналогии с рекламой сигарет: внимание, это БАД, это не лекарство.



Алексей Кузнецов: У меня еще один вопрос к нашей гостье. Мне представляется крайне циничным и возмущающим все нормальные человеческие чувства то обстоятельство, что торговля во многом ориентирована на пенсионеров. С одной стороны, предлагают сумасшедшие цены, для пенсионеров в том числе, пенсионер – человек немолодой, со здоровьем наверняка проблемы, а тут получается такой очевидный и целенаправленный обман. Мне кажется очень странным, что на это не обращают внимания всякие органы. Я понимаю ценность блогерского сообщества, но хочется, чтобы и власть как-то употребила свои силы на такое полезное дело. А что происходит? Почему нет такой реакции власти?



Татьяна Тихомирова: Не могу ответить на этот вопрос, это вне моей компетенции, к сожалению. Мне это тоже чрезвычайно странно, потому что все законодательные акты написаны вполне грамотно, все должно работать.



Алексей Кузнецов: Похоже, что, как в старом анекдоте, пар уходит на свистки. То есть все вроде сделано, все грамотно написано… Не означает ли это некоторой заинтересованности, не буду говорить власти, но неких людей, которые ответственны за выполнение этих законов?



Екатерина Пархоменко: Конечно, возникает мысль о коррупции, что эти разрешения или это игнорирование существующих нарушений демонстративное связано как-то с коррупцией.



Алексей Кузнецов: Поневоле тут начнешь надеяться на блогерское сообщество. Во всяком случае, такое широкое внимание, какое привлечено к проблеме сейчас, мне кажется, что есть шансы, что что-то получится хоть в этот раз.



Екатерина Пархоменко: Наша гостья первая нашла способ канализировать это всеобщее возмущение в какие-то конструктивные действия – собрать примеры, собрать подписи, внимательно посмотреть, где именно происходят нарушения закона и какого пункта в этом законе не хватает, чтобы снять эту проблему. Мне здесь кажется важным вот еще какую вещь упомянуть. Насколько я помню, в законе о рекламе (сейчас не процитирую точно) существует ограничение рекламы для детей, как незащищенной части общества и как не вполне дееспособных, что ли. Соблазнять детей рекламой – есть ограничения на этот счет. Но выходит, что, видимо, в такой же защите нуждаются и старики тоже. Что вы думаете по этому поводу, Татьяна?



Татьяна Тихомирова: Ну, получается, что старики, конечно, нуждаются в защите.



Екатерина Пархоменко: А с другой стороны, взрослые дееспособные люди. Как вот тут быть?



Татьяна Тихомирова: Мне кажется, единственную защиту, которую мы можем им предоставить, это попытаться повлиять все-таки на большее ужесточение закона о рекламе БАДов, чтобы если человек услышал эту рекламу по радио, чтобы он слышал четко слова «это биологически активный препарат, мы не продаем его дистанционно, спрашивайте его в аптеках». Потом у меня было предложение тоже написать в письме – в обязательном порядке зачитывать область применения БАДа, потому что то, что говорят в рекламе устно, и область применения, по которой проходит регистрация БАДа, это очень две больше разницы. А область применения будет звучать так - для реализации населению в качестве биологически активной добавки, источника витамина Е, например. Потому что все эти рекламы, особенно на радио, какие-то абсолютно потрясающие по некорректности, в течение получаса якобы врач рассказывает о совершенно потрясающих свойствах этого препарата, который может вылечить все. И не дает никаких побочных эффектов, безопасен… Потрясающе некорректная реклама.



Екатерина Пархоменко: Там, конечно, произносятся все заклинания, что посоветуйтесь со своими лечащими врачами, такие-то оговорки делаются, но их, что называется, совершенно не слышно за основным месседжем.



Алексей Кузнецов: Татьяна, а БАД может быть вредным делом или же его достоинство, так сказать, в безвредности?



Татьяна Тихомирова: В основном при регистрации БАДа проверяется безвредность этого препарат, потому что это не лекарство, оно продается вне аптек и без рецепта. Но на самом деле у биологически активных добавок существуют общие противопоказания, это индивидуальная непереносимость, кормление грудью и беременность, детский возраст. А у некоторых биологически активных добавок есть серьезные противопоказания. Это могут быть нарушение сердечной деятельности, повышенное артериальное давление, бессонница, повышенная нервная возбудимость, особенно те препараты, которые содержат вещества типа женьшеня или элеутерококка, стимулирующие. Действительно, у них есть противопоказания. Самое главное, что в рекламе зачастую говорится прямым текстом: наш препарат абсолютно безопасен.



Алексей Кузнецов: Об этом и речь, что здесь мало того, что просто торговля товаром, не дающим того эффекта, что нужно, но иногда и эффект, который появляется, вредный, иногда и он скрывается. Вот еще и это мне представляете страшным делом.



Татьяна Тихомирова: Плюс ко всему у нас уже было несколько историй про то, как люди покупали именно через call -центры препараты, и дальше были серьезные пищевые отравления. Потому что там невозможно проследить за качеством сырья. Если аптеки продают БАДы, они смотрят за сроком годности, за тем, не «левая» ли эта продукция. Что вы купите через call -центр, совершенно неизвестно.



Алексей Кузнецов: А там на этикетке не написано – срок годности, производитель, нет этого, просто какая-то общая информация?



Татьяна Тихомирова: Они должны это указывать, но старики, которые покупают и которым приносят на дом курьеры, они всего этого не знают.



Екатерина Пархоменко: Да, нет еще практики ответственного потребления, когда сам почитай, не просроченный ли товар. В конце концов, просроченные, извините, самые обычные товары, еда какая-нибудь, сплошь и рядом попадаются в наших магазинах, но тем не менее вам ничто не мешает поискать этот срок годности и проверить, прочитать дату.



Татьяна Тихомирова: Не мешает еще при покупке БАДов залезть в интернет и прочитать, что это такое вообще.



Екатерина Пархоменко: К сожалению, та…



Татьяна Тихомирова: Та часть населения, на которую это рассчитано, они как раз не могут.



Екатерина Пархоменко: К сожалению, для них это малодоступная вещь, для большинства недоступная, у них нет ни компьютера, ни подключения, ни умения пользоваться этим инструментом. Тут, может быть, стоит обратить внимание этой части аудитории на то, чтобы хотя бы спросить у своих взрослых детей, посоветоваться с кем-то вокруг себя, не делать таких безумных покупок… Речь идет еще об очень серьезных деньгах, для пенсионеров просто невероятно огромных. Если мы не ведемся на рекламу жвачки, которая обещает нам избавление от кариеса, то почему мы ведемся на рекламу чего-то, что стоит гораздо большие деньги, так легко и без всякой критики, без всякого критического отношения к этому?



Алексей Кузнецов: Татьяна, есть уже какая-то реакция тех фирм, которые торгуют БАДами, на ваши действия, на действия блогерского сообщества? Все эти агрессивные акции – забрасывание письмами, звонками телефонными и так далее, какие-то есть уже последствия?



Татьяна Тихомирова: Та фирма, с которой все начиналось, к сожалению, до сих пор торгует препаратом…



Алексей Кузнецов: Тем самым?



Татьяна Тихомирова: Да, тем же самым препаратом по тому же самому принципу. Несмотря уже даже на обращение по поводу их… я говорила, депутат обратился в прокуратуру, несмотря на это, все равно торгуют. А есть еще два случая, уже мы выложили описания некорректной рекламы со ссылкой на сайт непосредственно, и на этом сайте изменился текст.



Екатерина Пархоменко: То есть все-таки обращают внимание на эту акцию?



Татьяна Тихомирова: Я думаю, случайно, конечно.



Екатерина Пархоменко: А мне кажется, что не случайно, что люди понимают, чем это может им грозить, что, глядишь, и реакция будет какая-то более осмысленная. Честно говоря, мне хотелось бы еще сказать вообще о рекламе. Ведь рекламируется и по телевизору целая куча всевозможных лекарств. Ничего страшного, если вы объелись, примите эти таблеточки, и все будет хорошо и прекрасно. У меня и эта реклама вызывает сомнения в ее корректности, потому что она провоцирует на самом деле людей делать глупости. Мало от чего у вас чувство тяжести в животе, а вдруг это что-то серьезное.



Татьяна Тихомирова: Да. И потом быстрым текстом идет сообщение, что посоветуйтесь с врачом.



Екатерина Пархоменко: Не работает, к сожалению.



Алексей Кузнецов: Что же советоваться, когда есть уже прекрасное средство, и так уже все подсказано.



Татьяна Тихомирова: А вот реклама лекарственных препаратов – это отдельная огромная тема.



Екатерина Пархоменко: Да, это огромная тема, там все-таки какие-то ограничения посерьезнее. Хотя вообще использование образа врача в рекламе тоже вызывает огромные сомнения, когда какую-нибудь зубную пасту рекламирует человек в белом халате, с уверенностью утверждающий, что, вот, чистите зубы нашей пастой – и у вас будут просто замечательные зубы, как на этой картинке. Но здесь люди, по крайней мере, воспринимают это, как рекламу, и какой-то фильтр существует. Они понимают, что ничего, кроме чистых зубов, наверное, не будет. А когда чуть более редкие и серьезные вещи, у них отключается почему-то этот фильтр обычный.



Алексей Кузнецов: Будем надеяться, что фильтр все же включится, и чем больше блогеры, я считаю, что это очень эффективное дело, будут на такие вещи обращать внимание, тем эффективнее будут и последствия. Так что мы нашей гостье Татьяне Тихомировой желаем именно таких последствий в ее деятельности. Спасибо большое!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG