Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Белграде открыт памятник жертве расистского нападения


Ирина Лагунина: В минувшие выходные в Белграде, в присутствии государственного руководства, была открыта мемориальная доска в память об убитом скинхедами в октябре 1997 года цыганском мальчике. То, что на церемонии присутствовало высшее руководство страны, показывает, какую дорогу прошла Сербия со времен Слободана Милошевича. Но как и во всех европейских странах, цыганская проблема актуальна и в Сербии. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.
Айя Куге: Тринадцатилетний мальчик Душан Йованович вечером шёл в магазин за соком - в двадцати метрах от своего дома в центре Белграда. На него напали четверо скинхедов. Обломком водосточной трубы били его до смерти. Душан скончался прямо на улице, и никто из прохожих даже не пытался ему помочь. Десять лет спустя на церемонии памяти этой первой жертвы скинхедов президент Сербии Борис Тадич сказал, что насилие большедопустить нельзя, оно не должно повториться.
Борис Тадич: Белград и Сербия никогда не согласятся с насилием. Это – послание всем тем, кто проповедует насилие. И речь здесь идёт не о политике, речь идёт об элементарной человечности.
Айя Куге: Убийцам Душана тогда было семнадцать лет. Двое из них были приговорены к десяти годам заключения в колонии. Но после того, как они отбыли чуть более половины срока, их тихо, не привлекая внимания публики, отпустили. Публично это стало известно лишь на днях. Виновники убийства, якобы, вели себя примерно в колонии и раскаялись. Но в заявлении перед камерами одного из убийц, Иштвана Фендрика, раскаяния не чувствуется.
Иштван Фендрик: Вообще-то это не должно было так получиться. Мы не пошли с целью убивать, всё должно было окончиться избиением. Мы были пьяные и только на следующий день узнали, что случилось, какими были последствия наших действий.
Айя Куге: Убийство Душана произошло во времена правления режима Слободана Милошевича. Лидер Цыганской партии, депутат парламента Срджан Шайн считает, что с тех пор в Сербии какие-то изменения к лучшему произошли, нет такого равнодушия в обществе.
Срджан Шайн: В те времена в стране царил всеобщий страх, каждый гражданин Сербии боялся, что с ним может случиться то же, что с маленьким Душаном. Сегодня мы живём в другом времени, в немного другой атмосфере, когда о таких вопросах можно говорить более открыто. Раньше об этом говорить вообще нельзя было. Но надо ещё создать общественный климат, когда можно будет и жить по-другому. Тем, что две цыганские партии вошли в парламент, вошли в политическую систему Сербии, создаются новые механизмы и цыгане начинают говорить громче. Я ожидаю, что только на следующем этапе вопрос насилия против нас будет решаться. Но пройдёт ещё немало времени, пока и люди на улицах будут реагировать против такого насилия.
Айя Куге: Лидер второй политической партии - Союза цыган Сербии - Райко Джурич уверен, что государство должно сделать выводы как из трагического убийства Душана Йовановича, так и из недавних манифестаций в Сербии неонацистских группировок.
Райко Джурич: Этот случай для нас должен стать путеводителем в оценке негативных явлений, присутствующих на данный момент в Сербии. Конечно, с 1997 года благодаря смене режима произошли большие перемены, и утверждения, что Сербия фашистская страна, - ложь. Но также позорно лгут те, кто отрицает существование фашистских групп в Сербии. Эти группы представляют собой реальную опасность для дальнейшего демократического развития страны и, тем самым, для положения и судьбы национальных меньшинств.
Айя Куге: В Сербии в последнее время не было расовых убийств, но издевательства над цыганами, нагнетание страха перед ними, случаются ежедневно.
Часто виновники скинхеды, но ещё чаще обычные люди, не принадлежащие к расистским и неонацистским группам. Петар Антич, директор белградской неправительственной организации «Центр по правам национальных меньшинств», постоянно отслеживает соблюдение прав цыган.
Петар Антич: Интересно, что речь идёт не только о случаях насилия со стороны скинхедов, но ещё чаще со стороны частных лиц – футбольных болельщиков, уличных группировок, которые издеваются над цыганами, избивают их. Часто цыгане, например, живущие практически в трущобах, в бедных кварталах в Новом Белграде, становятся жертвами насилия неизвестных лиц, которые приходят ночью, бросают камни и пытаются поджечь их дома. К сожалению, часто полиция лишь штрафует виновников, а случается, что и цыгане-жертвы получают обвинения, что это, дескать, они сами - виновники нарушения правопорядка.
Айя Куге: С 2005 года в восточной Европе провозглашена декада цыганской интеграции. В Сербии было разработано четыре хороших плана, как улучшить жизнь почти полмиллиона человек, составляющих цыганское меньшинство страны. Но о какой интеграции можно говорить, когда для них зачастую не обеспечена элементарная человеческая безопасность. Осман Балич, национальный координатор Декады цыган в Сербии.
Осман Балич: В течение последних десяти лет были сотни нападений на цыган во всех городах Сербии. Мы терпеливо выдержали то время. Но и теперь ежедневно звучат и националистические выпады и нападки, и физические нападения на цыган. Много раз цыганские неправительственные организации указывали на то, что государство, органы министерства внутренних дел Сербии, должны реагировать серьёзнее. К сожалению, мы в свое время не хотели поднимать шум в общественности и так и не сказали, какой страх чувствует цыганская община. Но это факт, что во многих больших городах цыганские дети уже даже в сумерки не выходят на главные площади и улицы. Родители говорят им: оставайтесь дома, вечером выходить не надо. И дети остаются внутри своего квартала, своего гетто. Но это наша мука, часть нашей культуры – мы не намерены идти на конфликт с ними. Мы выдержим, но я считаю, что у народа большинства – у сербов - есть проблема, и он должен её решать.
Айя Куге: Сербские цыгане стали известными во всём мире благодаря фильмам кинорежиссёра Эмира Кустурицы. Однако сами цыгане в Сербии считают, что Кустурица ими злоупотребляет как товаром, и создает к тому же новые стереотипы и предрассудки об их, якобы романтической, жизни. Широкая улыбка, золотой зуб – так в одном социологическом исследовании представляют себе цыган сербские студенты. Это правда, что в Сербии высоко ценят цыганских музыкантов и певцов. Но, с другой стороны, всеобще распространено мнение, что цыгане сами виноваты в своей страшной бедности и необразованности, что им просто так хочется жить, что это – их собственный выбор. Недавно в сербском парламенте депутат от Демократической партии Сербии премьер-министра Коштуницы, желая оскорбить другого депутата, заявил, что у него цыганский менталитет. И отказался извиниться, сказав, что это он не против цыган, а против их характера.
Лидер Цыганской партии Срджан Шайн.
Срджан Шайн: Ещё исследования 80-х годов показывали, что в обществе существует явная этническая дистанции по отношению к цыганам. Лишь от 10 до 20 процентов граждан Сербии соглашались с возможностью вступать в брак с цыганами. Сегодня эти данные не изменились – те же 10-20%. Но более того, сегодня почти 50% опрошенных заявляют, что цыгане грязный, негигиеничный народ, который умеет только петь и плясать. Это указывает на то, что отношение к нам не изменилось.
Айя Куге: Статистика о жизни цыган в Сербии поражает. Большинство из них проживают в изолированных кварталах, на окраинах городов, в будках, построенных из картона и пластиковой пленки, без электричества, водопровода и санитарных условий. В Белграде таких мест 110. 80% цыганских детей оканчивают только пару классов начальной школы, 10% среднюю школу, и лишь трое из тысячи - техникум или факультет. Большинство маленьких цыган сразу отправляют в спецшколы для умственно отсталых детей. Даже у исключительно талантливых детей нет перспектив. В этом году глухонемая цыганская девочка из Белграда Дельфина после восьмого класса пошла продолжать учёбу в швейную школу-фабрику. А Дельфина – победительница республиканской школьной олимпиады по химии. У её родителей нет ни средств, ни основных условий жизни, чтобы дочь училась в гимназии. Девочку посетил министр образования, подарил ей несколько книжек и обещал стипендию в размере пятидесяти долларов в месяц, чтобы она могла успешно учиться на швею! Согласно исследованиям британской гуманитарной организации Оксфам, 24% цыганских детей в Сербии никогда не пили молоко. Средняя продолжительность жизни у сербских цыган - 48 лет.
Осман Балич, национальный координатор Декады цыган в Сербии.
Осман Балич: Мы действительно должны как-то изменить катастрофическое состояние в цыганской общине. Ведь каждый цивилизованный человек должен реагировать на статистику о том, что из десяти цыган в Сербии только один доживает до шестидесяти лет. Мы на грани биологического выживания. Мы доведены до положения, когда больше нельзя молчать, когда нельзя ждать. И поэтому мы вынуждены потребовать от государства начать заниматься своими гражданами, которые не принадлежат к этническому большинству. До сих пор мы чувствовали на себе этнически предвзятую политику правительства.
Айя Куге: Цыганские дети в Сербии работают с раннего возраста и не часто попрошайничают. Уже с четырёх часов утра и до вечера, на улицах городов можно увидеть цыганские семьи, которые толкают тяжёлые самодельные коляски с макулатурой. В стране нет организованного сбора вторичного сырья, этим занимаются цыгане. Подсчитано, что если бумагу и картон собирают три-четыре члена семьи, выжить можно. Но каждый из них должен в день пройти сорок километров. В том числе и дети. Цыгане крайне редко находят постоянную работу, кроме как в коммунальных предприятиях.
Можно говорить о том, что в Сербии против цыганского меньшинства на практике существует экономическая дискриминация. И нет национальной стратегии, чтобы что-то изменить.
Осман Балич: Проблему цыган можно решить, если бы только была политическая воля. Не хочу сказать, что этой воли нет совсем. Несмотря на всё, что происходило, сербский народ не враждебно настроен к цыганам. Я считаю, что в Сербии для нас самое тёплое окружение. Это страна, которая нам импонирует больше всего, она самая открытая и радушная из всех европейский стран – а я побывал повсюду в Европе. Нужно лишь осуществить то, что мы все глубоко в себе чувствуем как справедливое решение.
Айя Куге: Цыгане в Сербии выступают примирительно. Может быть, поэтому власти к ним не прислушиваются.
XS
SM
MD
LG