Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Удастся ли спасти уникальные документы в затопленных помещениях Российского государственого архива древних актов


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева .



Александр Гостев : В Российском государственном архиве древних актов уже 10 дней все сотрудники мобилизованы на спасение старинных документов.14 октября в результате прорыва батареи отопления помещения хранилища архива оказались затопленными. На сегодняшний день подсчитано, что пострадало более двух тысяч единиц хранения. Над этой темой работала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Лиля Пальвелева: То, что случилось в архиве - настоящее бедствие. Горячая вода, долго хлеставшая из батареи, и горячий пар губительны для документов. Вопрос, который сейчас волнует больше всего - все ли удастся спасти? Не обнаружилось ли, что какие-то материалы утрачены безвозвратно? Слово заместителю директора Российского государственного архива древних актов Юрию Эскину.



Юрий Эскин: Мы надеемся, что невозобновимых утрат не будет. Правда, надо сказать, что это документы XVIII века, представляющие из себя, в основном, толстые и сшитые фолианты в кожаных или картонных переплетах. Две примерно тысячи документов намокли, часть из них увлажнились, часть намокла очень сильно. Некоторые из них, несколько десятков, превратились просто в мокрые кирпичи. Так что, одну страницу от другой можно отделять уже реставраторам специальным металлическим предметом, типа ножа.



Лиля Пальвелева: Эти "кирпичи" пока не раскрывали?



Юрий Эскин: Нет, их частично раскрывают. А так большая часть намокших дел - это несколько сот огромных фолиантов от 700 до 1500 страниц. Можете себе представить! Кроме того, большого формата. Они каждый день сотрудниками архива в двух наших читательных залах (читателей пришлось на некоторое время прекратить свои занятия) перекладываются специальной бумагой. В основном, используются закупленные нами полотенца бумажные. Уже целая машина привезена был и использована, и еще машину мы покупаем. Кроме того, работают специальные вентиляторы, которые сушат. Но все дело в том, что корешки книг очень медленно сохнут, потому что там клей старинный. Он опять увлажнился, стал опять клеем, а это ценнейшие материалы. Например, в значительной степени промокла Медицинская коллегия медицинской канцелярии, то есть Минздрав XVIII века с ценнейшими для науки документами по медицине XVIII века. Промокли многие документы Вотчиной коллегии, то есть по земельным спорам с картами XVIII века.


Конечно, документы сильно пострадали. Нам придется приглашать большое количество реставраторов (уже они работают) для того, чтобы специальным образом просушивать. Дело в том, что не только в просушке заключается проблема, а в том, чтобы не началось развитие гриба и плесени. К сожалению, на многих книгах оно уже началось. Конечно, время от времени архивные документы проходят специальную обработку, но, к сожалению, грибок очень сложно убить абсолютно намертво, особенно, если речь идет об очень толстых книгах, куда, в общем, даже какие-то сильные средства в глубину корешка не проходят. И уже началось, к сожалению, заплесневение. Придется эти книги лечить. Сейчас начали некоторые из этих фолиантов реставраторы расшивать и сушить корешки. Безвозвратно, к сожалению, погибло много переплетов.



Лиля Пальвелева: А переплеты родные, старинные?



Юрий Эскин: Да, родные кожаные переплеты. Многие в жутком совершенно состоянии. Они намокли, а потом высохли. Они в таком виде очень кривом, и вряд ли их удастся запрессовать обратно. Кроме того, некоторые очень ветхие листы, может быть, погибнут.


Мы надеемся на минимум. Я считаю, что 99 процентов будет восстановлено. Но придется огромную работу провести, и затратить очень большие деньги.



Лиля Пальвелева: Юрий Моисеевич, поскольку речь идет о документах XVIII века, я полагаю, там есть и рукописные. Так вот чернила...



Юрий Эскин: Они абсолютно все рукописные.



Лиля Пальвелева: Они все рукописные.



Юрий Эскин: Конечно, это только рукописные.



Лиля Пальвелева: Так вот, чернила не расплылись?



Юрий Эскин: Чернила, в основном, не расплываются. Чернила этого времени похожи на современную тушь. Они мало подвержены воде так же, как бумага тогдашняя луже современной. Если бы, не дай бог, подобное произошло в хранилище, хранящем документы гражданской войны, предположим, то там бы просто образовалась каша. Ничего невозможно было бы сделать. Потому что современная бумага из опилок просто бы погибла. Тогда бумага делалась из льна и пеньки. Она более прочная. Но, тем не менее, все-таки 200 лет они хранились в разных условиях эти документы. Там, конечно, очень большие могут быть сложности с восстановлением, с реставрацией, а главное - это просто очень дорого. Реставрация фолианта, допустим, на 1500 страниц с переплетом и так далее может стоить несколько десятков тысяч рублей, до 100 тысяч рублей. Можете себе представить, сколько будет стоить реставрация нескольких десятков, а то и сотен таких книг?!



Лиля Пальвелева: Вы говорите очень дорого.



Юрий Эскин: Очень дорого.



Лиля Пальвелева: Между тем, известно, что архивы финансируются не самым лучшим образом, а если бы финансировались как надо, то и аварий с этими несчастными батареями отопительной системы не произошло бы. Откуда эти средства сейчас вы берете?



Юрий Эскин: Конечно, если бы финансировались нормально, то нам бы давно нужно было заменить. Мы уже в течение 10 лет просим, чтобы нам заменили старинные батареи времен Александра III .



Лиля Пальвелева: Что вы говорите?!



Юрий Эскин: Да, да, да, которые были поставлены вскоре после постройки здания в 1886 году. У нас чугунные батареи с пластинками того времени. Заменили на современную калориферную систему без воды. Тем более что наше здание идеально для калориферной системы, потому что в нем нет междуэтажных перекрытий. Это такой огромный пятиэтажный шкаф с решетчатыми полами и потолками. Это было специально сделано в те времена. Это первое хронологически архивное здание, построенное специально для хранения старинных документов в России. Но у руководства нашего не было все эти годы средств для того, чтобы это провести, тогда как установка калориферной системы стоила бы не более чем в три раза больше, чем то, что теперь придется затратить на реставрацию документов. Теперь эти средства изыскиваются, видимо, уже на уровне не только нашего агентства архивного, но и на уровне, наверное, Министерства культуры как-то этот вопрос будет решаться. По крайней мере, нам Владимир Петрович Козлов, наш руководитель архивной службы, обещал, что он предоставить нужные нам суммы.



Лиля Пальвелева: Для непосвященных материалы архива древних актов могут показаться скучными и непонятными бумагами. Однако специалисты знают: эти документы - бесценные свидетельства истории, источник точного знания.


По подсчетам Юрия Эскина, лечение фолиантов закончится в декабре. Наиболее пострадавшие экземпляры потребуют куда большего времени.



XS
SM
MD
LG