Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Изменение позиции России лишь подстегнет Иран»


«Шахаб-3» на военном параде в Тегеране

«Шахаб-3» на военном параде в Тегеране

Выступая вчера с развернутой речью по проблемам противоракетной обороны в Университете национальной обороны, президент США Джордж Буш заявил о том, что медлить с созданием системы ПРО в Европе нельзя. Вчера же находившийся в Праге министр обороны США Роберт Гейтс (он дал интервью РС) допустил вероятность того, что объекты системы в Чехии и Польше после завершения их строительства не будут немедленно введены в эксплуатацию. Министр подтвердил готовность допустить на эти объекты российских специалистов – чтобы не смогли убедиться в том, что их работа не представляет угрозы для РФ.


Эксперты сомневаются в том, что наметившийся в последнее время диалог по проблемам ПРО между Вашингтоном и Москвой даст результат. Своим взглядом на это вопрос с РС поделился главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов:


- Впервые вопрос о судьбе ПРО с декларативного уровня переходит на уровень более предметный. По крайней мере, это некая конкретная увязка, это более фундаментальное, чем раньше, подтверждение того, что ПРО все-таки направлено против Ирана, а не против кого бы то ни было, это приглашение России к изменению позиции уже не просто на уровне призывов, а на уровне рамочного предложения.


- Но что имеется в виду? Если речь идет о том, чтобы Россия отказалась от своей поддержки Ирана, а за это США заморозят или, как вчера сказал господин Гейтс, не станут пока «активировать» ПРО, то эта ситуация странная. Ведь сказать, что Москва поддерживает Иран, нельзя. Позиция Москвы довольно сложная, местами в ней трудно усмотреть логику, но я бы совершенно не говорил, что Россия Иран поддерживает. Россия пытается своими способами, соблюдая собственные интересы, добиться того же, что добиваются и Соединенные Штаты, и Европа, то есть сокращения ядерной угрозы Ирана.


- Допустим, что Россия говорит о согласии отойти от старой позиции. Теперь мы следуем в фарватере американской или согласованной западной позиции. Но это абсолютно не означает, что после этого иранская угроза исчезнет, Иран испугается и прекратит развитие своей военной ядерной программы. Скорее наоборот. Иран тогда точно уже будет готовиться к каким-то силовым действиям, предпринимать меры по защите своих объектов, по их сокрытию и так далее.


- Соответственно, проблема угрозы не снимется. А если не снимется проблема угрозы, то по этой же логике не снимется и проблема ПРО. Если остается перспектива ядерного и ракетного Ирана (с помощью России, без помощи России, при поддержке, не при поддержке), но тогда ПРО остается в силе. Потому что угроза-то никуда не делась.


- Переоценивать способность России влиять на Иран (даже если будет достигнута некая сделка между Москвой и Вашингтоном), не надо. Потому что Иран демонстрировал до сих пор, что он является самостоятельным, весьма умелым геополитическим и дипломатическим игроком, который способен, грубо говоря, водить за нос всех вокруг: и Европу, и Россию, и даже в какой-то степени Соединенные Штаты.



XS
SM
MD
LG