Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Далай-ламы в Вашингтон


Ирина Лагунина: В Соединенных Штатах находится с визитом духовный лидер тибетских буддистов и глава тибетского государства в изгнании Далай-лама XIV Тэнзин Гьяцо. На прошлой неделе ему была вручена Золотая медаль Конгресса – это высшее отличие для гражданских лиц. Президент Буш и лидеры Конгресса заявили о своей поддержке борьбы тибетского народа за культурную и политическую автономию. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Далай-лама довольно часто приезжает в США, но нынешний визит особенный – впервые его принимали в Вашингтоне как официальное лицо. Это событие имеет значение поворотного пункта в американо-тибетских отношениях. Еще в 1987 году президент Рейган и представители Госдепартамента США отказались с ним встречаться. Впоследствии встречи имели место, но носили исключительно неофициальный, частный характер.


Золотая медаль Конгресса была впервые присуждена генералу Джорджу Вашингтону в годы Войны за независимость. Среди награжденных неамериканцев - Нельсон Мандела, мать Тереза, премьер-министры Великобритании Уинстон Черчилль и Тони Блэр, бывший советский диссидент и израильский министр Натан Щаранский. Начиная с 1776 года этой награды были удостоены всего 145 человек. Закон о награждении Золотой медалью Конгресса принимается квалифицированным большинством - двумя третями голосов в обеих палатах. Торжественная церемония в Капитолии собрала весь цвет американской политики. Лидер республиканского меньшинства в Сенате Митч Макконнелл в своем выступлении особо отметил факт присутствия президента.



Митч Макконнелл: Я хочу также отдать должное тому, кто мог сегодня остаться дома, но не остался. Президенты США на протяжении многих лет встречались с Далай-ламой в частном порядке, но до сегодняшнего дня никто из них не подкреплял авторитетом своей должности публичное мероприятие в его честь. Реакция этого зала, г-н президент, ясно говорит о том, что мы гордимся вашим присутствием здесь. Мы присоединились к растущему числу мировых лидеров, которые публично заявили то, что давно известно всему миру: народ Тибета имеет право на свое культурное наследие, на свободу, и человек, которого мы чествуем сегодня, имеет не только мужество, но и право требовать этого. Начиная с 2001 года, Конгресс выразил свое мнение по этому вопросу в 16 резолюциях. Мы выделяли средства на сохранение тибетской культуры и на помощь беженцам, бежавшим через горы в Индию и Непал. Мы предоставили возможность некоторым из них получить образование в США. Мы доносим Тибету послание надежды в передачах радиостанций Голос Америки и Свободная Азия. Снова и снова мы демонстрируем свою солидарность с Далай-ламой и народом Тибета, и китайское правительство должно знать, что мы и впредь будем делать это. Конгресс США – на стороне Тибета.



Владимир Абаринов: Лидер демократов в Сенате Гарри Рид.



Гарри Рид: Для народа своей страны он духовный вождь и посланец к миру, голос страдания и твердая десница, указывающая путь. Для угнетенных всего мира, за пределами Тибета, это голос здравого разума в дни кризиса и мудрости в дни хаоса. Для всех нас он олицетворяет все лучшее в человеке – ребенок простых крестьян из небольшого селения он превратился в личность, вдохновляющую миллионы и приближающие мир к благоденствию.



Владимир Абаринов: Спикер Палаты представителей Нэнси Пелоси напомнила историю американо-тибетских отношений.



Нэнси Пелоси: Этой Золотой медалью мы подтверждаем особые отношения между его святейшеством Далай-ламой и Соединенными Штатами. Эти отношения начались, когда Далай-лама был мальчиком. Он увлекался естественными науками и механикой. Зная об этом, президент Франклин Рузвельт подарил юному Далай-ламе часы, которые показывали фазы луны и день недели. Далай-лама назвал эти золотые часы изумительными и взял их с собой, когда ему пришлось покинуть Тибет в 1959 году. Его святейшество до сих пор пользуется этими часами. Его учение о связи науки и веры вдохновляет. Президент Рузвельт подарил Далай-ламе золотые часы. Президент Буш вручит ему сегодня Золотую медаль.



Владимир Абаринов: Президент Буш.



Джордж Буш: На протяжении своей истории мы всегда выступали на стороне тех, кто несет весть надежды и свободы миру униженных и угнетенных. Вот почему нас так влечет к выдающемуся духовному лидеру, живущему на другом конце света. Сегодня мы чествуем его как универсальный символ мира и терпимости, пастыря истинно верующих, хранителя очага своего народа. Я поздравляю его святейшество с этим отличием. Для меня большая честь, сэр, быть сегодня здесь, с вами. Мы с Лорой присоединяемся ко всем американцам, которые возносят свою страстную молитву за народ Тибета, за то, чтобы он нашел, наконец, процветание и мир.



Владимир Абаринов: Независимое тибетское государство прекратило свое существование в сентябре 1949 года, когда Китай начал военное вторжение в Тибет. Тибетская армия не могла противостоять превосходящим силам. Оккупация сопровождалась массовыми репрессиями и разрушением тибетских святынь. В марте Далай-лама покинул Лхасу и вместе с десятками тысяч сторонников через Гималаи прибыл в Индию, где получил политическое убежище. Многих тибетских беженцев принял также Непал.


Об этих событиях напомнила аудитории Андреа Коппел, сотрудник вашингтонского Института Брукингса, который вместе с Центром стратегических и международных исследований провел встречу с Далай-ламой.



Андреа Коппел: В возрасте двух лет его святейшество был признан реинкарнацией Далай-ламы 13-го. Согласно тибетской традиции, он был возведен на престол в качестве Далай-ламы 14-го 22 февраля 1940 года. Сохранивший активность в свои 72 года, его святейшество последние 48 лет живет в изгнании в Индии, куда он и тысячи его сторонников бежали после жестокого подавления Китайской народно-освободительной армией восстания в Лхасе в марте 1959 года. С тех пор его святейшество пытается навести мосты взаимопонимания с Пекином в надежде достигнуть взаимовыгодного решения проблемы Тибета.



Владимир Абаринов: Пекинские власти неизменно называют Далай-ламу «раскольником» и «сепаратистом». Однако сам он заявил, что давно уже не требует независимости Тибета.



Далай-лама: Мы решили, что рано или поздно мы должны будем вступить в переговоры с центральным правительством Китая. Значит, вопрос о независимости Тибета отпадает. Подлинная автономия – вот реалистический подход, предусмотренный китайской конституцией. Договоренность о статусе автономного района была достигнута, когда я был в Пекине в 1954 году. Это была моя вторая встреча с председателем Мао, в ходе которой мы долго дискутировали. Он сам предложил мне учредить комиссию, которая решила бы вопросы автономии. После этой встречи я спросил членов своего кабинета, что они думают об этом предложении, и все они очень обрадовались. У нас был прилив энтузиазма, все были просто счастливы. Мы ответили согласием центральным властям. Мы согласились с тем, что подлинная автономия наилучшим образом отвечает нашим интересам, что такое решение лучшее и для Китая. С тех пор мы всецело привержены этому умеренному решению и не требуем независимости.



Владимир Абаринов: По словам Далай-ламы, культурное наследие Тибета, его национальная самобытность находятся под угрозой.



Далай-лама: Вот смотрите: в 1950 году население Лхасы составляло около 50 тысяч человек. Совсем немного. Сегодня там живет примерно 300 тысяч. Из этих 300 тысяч 200 тысяч – китайцы. Сегодня каждый турист может видеть, что кроме ближайших окрестностей храма Джоканг весь остальной город – это чайнатаун. Абсолютно каждому это бросается в глаза. Я думаю, другой явный признак – это факт, что тибетцы, выросшие в Тибете и выросшие в Индии, ведут себя по-разному. Тибетцы из Тибета более грубые, агрессивные. Индийские тибетцы больше похожи на традиционных тибетцев. Это явный признак упадка тибетского культурного наследия в Тибете. Тибетцы превратились в меньшинство, они вынуждены пользоваться китайским языком, потому что тибетский не в ходу в их собственной стране. Это очень и очень серьезный вопрос. Не только в Лхасе, но и в других городах тибетцы превращаются в меньшинство.



Владимир Абаринов: Далай-лама XIV – человек обаятельный и остроумный. К идеологическим разногласиям он подходит философски.



Далай-лама: Недавно я познакомился с бывшим телохранителем Ли Пэна. Он сказал мне, что его босс Ли Пэн стал сегодня более религиозным человеком. Знаете, коммунисты в молодости все такие отчаянные атеисты. Но с возрастом, когда они становятся все старше и старше, все ближе к смерти, они понимают, что после смерти марксизм им не пригодится. И они начинают интересоваться: а что ж это такое - религия, духовность?



Владимир Абаринов: Один из вопросов, заданных Далай-ламе, касался недавних событий в Бирме.



Далай-лама: Все это, конечно, очень печально. Когда произошел это кризис, я был в Европе. Я видел изображения буддистских монахов в одеждах, очень похожих


на одежду тибетских монахов, которых полиция избивала палками, и это было очень грустно. Их цель – открытое общество и демократия, и это очень правильно. К сожалению, военная хунта не думает о завтрашнем дне, это люди с узким кругозором, им не хватает видения будущего. Они думают лишь о сохранении своей власти. Думаю, мир должен как следует предупредить этих людей. Необходимо постоянное давление, постоянные попытки убедить их.



Владимир Абаринов: Зашла речь и об общемировых проблемах, таких как глобальное потепление.



Далай-лама: Конечно, это глобальная проблема, так на нее и надо смотреть. В Индии, где я живу, за последние 40 лет климат изменился. В начале 60-х у нас были обильные снегопады, но постепенно их становилось все меньше и меньше. Так что в Индии многие беспокоятся насчет изменения климата. Думаю, отношение к этой проблеме за последние два года изменилось. Ученые говорят, что все это результат глобального потепления. Европейский континент тоже столкнулся с этим, там погода тоже меняется. Так что это очень серьезно. В Тибете тоже снежные вершины и ледники очень быстро тают. Я, конечно, не эксперт, но меня это по-настоящему беспокоит.



Владимир Абаринов: Наконец, Далай-лама рассказал о своем отношении к Америке.



Далай-лама: С тех пор, как я стал бывать здесь, мы воспринимаем Америку как поборника демократии и свободы. Я вижу это своими глазами. В этом величие Америки. Сама структура власти – администрация, две палаты Конгресса – говорят мне о разделении властей, о том что, ветви власти находятся в равновесии. Я считаю, это замечательно. И потом американцы – мне очень легко общаться с американской публикой. Так что я думаю, что ваша сила не только экономическая или военная, но и сила духа. И я отдаю ей должное. Думаю, это очень важно. В 1972 году случился кризис в Бангладеш, которая тогда была Восточным Пакистаном. Американское правительство в то время в большей мере поддерживало Пакистан, и это повредило его репутации в Азии. Мы все верили, что Америка – верный друг свободы, демократии, власти закона. Но тогда Америка поддержала военного диктатора, хунту, и это было достойно сожаления. Я думаю, такие вещи наносят очень большой ущерб образу Америки. Я часто посещаю лидеров, в том числе президента Буша. К его политике у меня есть замечания. Но сам он лично человек очень приятный. Он мне нравится. Нет, серьезно – в Европе я мало где могу выражать симпатию к президенту Бушу, потому что многие европейцы его не любят. А я люблю. Он открытый, очень откровенный – мне нравится. Такое мое впечатление. Ну, так вот. Конечно, это не мое дело, это ваше дело. Но я думаю, что американская политика – это одно, но это не самое важное. Другое и более важное – это чтобы вы сохранили принципы ваших предков: демократию, свободу, власть закона. Я думаю, это очень важно.



Владимир Абаринов: Конгресс и администрация США в очередной раз призвали правительство Китая пригласить Далай-ламу в Пекин и возобновить переговоры о статусе Тибета.


XS
SM
MD
LG