Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хочу все знать. Польшу захлестнула мода на прослушивание


Депутат от «Самообороны» пани Бергер не нашла защиты от собственного оружия

Депутат от «Самообороны» пани Бергер не нашла защиты от собственного оружия

Когда власти Польской Народной Республики ввели в декабре 1981 года военное положение, то к набору связанным с этим неудобств (таких, как, например, комендантский час) добавилась невозможность свободно разговаривать по телефону. Аппараты сначала вообще отключили, затем включили, но начали прослушивать. Об этом даже предупреждали – в трубке то и дело повторялось, что разговор находится под контролем.


Сегодня нас даже не предупреждают, пишут польские СМИ. Конечно, того всемогущего государства, которое в массовом порядке прослушивало неблагонадежных граждан, давно нет. Но записывающие устройства все чаще используют политики и бизнесмены - чтобы узнать секреты конкурентов, и ревнивые супруги (в понятных целях). «Шпионская» техника теперь куда более доступна, - как и бытовые компьютеры, она дешевеет и совершенствуется на глазах.


Ведущие одной из рейтинговых польских публицистических телепрограмм недавно объявили конкурс на символ политической жизни двух минувших лет. Ими оказались портативный диктофон и депутат сейма Рената Бегер. Год назад она позволила журналистам установить в своем кабинете аппаратуру, при помощи которой был записан разговор с представителем премьера Ярослава Качинского. Пани Бегер обещали высокий пост, если она перетянет людей из своей партии «Самооборона» в лагерь правящего «Права и справедливости». Уже через год тайно записали саму депутата Бегер, - оказалось, что она оплачивала подписи, собранные в ее поддержку после разразившегося скандала. Политика назвала это «провокацией» и «грязными методами». Однако на записи все было слышно и видно ясно…


В нынешней Польше записи подслушанных разговоров стали мощным оружием политической борьбы – их использует даже министр юстиции Збигнев Зебро, который несколько месяцев назад записал важный для себя разговор со своим тогдашним коллегой по правительству вице-премьером Анджеем Леппером.


Авторитетный Центр исследований общественного мнения в Варшаве опросил население, насколько позволительным является прослушивание разговоров частного характера. На вопрос: «Если вы узнали, что ваш муж долго разговаривает с кем-то по телефону, когда вас нет дома, то считаете ли вы допустимым записать такие разговоры», 45% женщин ответили утвердительно, а 49% отрицательно. Польские мужчины оказались более доверчивы – на прослушивание жен пошли бы 40% опрошенных.


Каждый третий поляк допускает, что его начальник, возможно, использует прослушивающую аппаратуру, чтобы установить, не разговаривает ли он на работе по телефону на личные темы. То, что общество перестало воспринимать прослушивание как вопиющее нарушение прав человека и аморальное явление, по мнению социолога Агнешки Конопки, является прямым следствием поведения политических элит, которые подают дурной пример. «Когда мы практически ежедневно видим на экране, что крупный бизнесмен записал бывшего премьера и спикера сейма, а редактор крупнейшей газеты – кинопродюсера, то многие думают – а я почему не могу? что в этом плохого?


Социологи предупреждают: если бы каждый узнал о других всю подноготную, рухнули бы семьи, связи, отношения, поскольку «ангелов среди людей нет». Такого мнения, например, придерживается доктор Кшиштоф Ленецкий: «Опасаясь, что их могут прослушивать, люди начинают вести себя нерационально, нервничать, бояться…»


В этом смысле показательна история пани Беаты из Варшавы, которая решила прослушать разговоры своего мужа. «После того, как от знакомых я услышала, что моего мужа видели с другой женщиной, мы пытались обсудить эту проблему. Он ответил, что это коллега с работы, и нет никаких причин для беспокойства. Я обратилась к частному детективу, купила необходимое устройство и записала все… Оказалось, что они были действительно близки, говорили друг другу всякие милые слова, но (об этом я узнала только после скандала, после того, как мы с мужем разошлись уже) ничего, кроме разговоров, между ними не было. Вот так и получилось… еще вознаграждение заплатила тому, кто помог подслушать!»


Надеяться на то, что «мода на подслушивание» пройдет, не приходится. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что фирмы, занимающиеся подготовкой польских политиков, признаются, что наибольшей популярностью пользуются их курсы об избежании прослушивания.


XS
SM
MD
LG