Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Белые чайки как барометр глобального потепления


Ирина Лагунина: Одним из важных эпизодов состоявшейся летом российской полярной экспедиции «Арктика-2007», стала высадка на Землю Франца-Иосифа группы орнитологов, работающих по совместному российско-норвежскому проекту. Их целью было изучение популяции редкой белой чайки, гнездящейся только на самых северных арктических островах. В последние годы ее численность стала быстро сокращаться предположительно из-за потепления арктического климата. Об изучении белой чайки рассказывает руководитель орнитологической экспедиции Мария Гаврило, научный сотрудник Санкт-Петербургского Арктического и антарктического института. С ней беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Название белая чайка - это для большинства людей означает исследование тех птиц, которые в приморских городах заменяют ворон.



Мария Гаврило: Для большинства моих собеседников, когда я говорю, что я изучаю белую чайку, мне говорят: так все чайки белые, они вокруг летают, зачем ты едешь за ними в Арктику? Белый цвет действительно превалирует в окраске всех чаек, но есть отдельный вид чаек, немножко обособленный от других чайковых птиц и это его научное русское название – белая чайка. По латыни звучит «пагафилия бурне», что в переводе означает «любительница льдов белого цвета». За этой любительницей льдов и приходится ездить в те моря, где летом лед на акватории. Белая чайка - это вид, который населяет только Арктику. На гнездовании эти птицы встречаются только на высокоарктических островах на территории четырех приарктических государств. Это Канада, Канадский арктический архипелаг, это Дания, Гренландия, это Норвегия, архипелаг Шпицберген и Россия. В России ареал этого вида гнездовой более обширен. Белая чайка гнездится на Земле Франса Иосифа, на островах Карского моря и на архипелаге Северная земля.



Александр Сергеев: А почему выбор пал именно на этот вид?



Мария Гаврило: Этот вид можно назвать индикатором состояния арктических экосистем в целом. По имеющимся данным эти птицы встречаются в районах, где какие-то формы льда и сильно зависят от этих биотоков. И в связи с современными климатическими изменениями, с тенденцией потепления Арктики сокращается площадь морских льдов, по-другому льды распределяются в летнее время и в связи с этим мы полагаем, что изменяется и распространение, численность этого вида чаек. Сигналы тревоги поступили из Канады, канадские ученые заявляют о 80% снижении численности в канадской Арктике этого вида всего лишь за 20 лет. И мировая общественность орнитологическая сильно обеспокоилась и выяснилось, что данных о состоянии популяции в других странах, о местах гнездования практически нет. Специальные исследования на территории российской Арктики проводились более 10 лет назад, в том числе участниками нашего отряда. Андрей Волков, член нашей экспедиции, он проводил исследования в 90 годах многолетние на островах Карского моря. После этого там из орнитологов никто практически не бывал. И в других странах этот вид тоже не был объектом специального исследования исключительно в силу того, что очень труднодоступные места гнездования.



Александр Сергеев: А чем они в труднодоступных местах питаются, что за образ жизни они ведут?



Мария Гаврило: Белая чайка - это типичный морской вид, корм она добывает преимущественно морского происхождения. Как и все чайки, она достаточно пластична в выборе кормовых объектов. В море она питается рыбой мелкой и ракообразными. Существуют экосистемы открытой воды на тех участках акватории, где есть дрейфующий лед. Дрейфующий лед – это очень интересный субстрат, это не какой-то твердое сплошное вещество, он имеет сложную структуру, состоящую из игл, каналов, наполненных солевым раствором. В этих каналах обитают специальные формы ледовых водорослей, водорослями питаются специальные формы хладолюбивого зоопланктона и соответственно хладолюбивые виды. Основной вид рыб, связанный с дрейфующими льдами Арктики - это сайка или полярная трясучка - это родственные виды того же, что и треска, которую мы все хорошо знаем. Сайка – это ключевой элемент всех пищевых взаимоотношений высокоширотной Арктики. Это излюбленный объект питания белых чек. Как все чайки всеядные, поэтому они в тех местах, где есть человек на островах, они охотно посещают помойки, чем они близки к тем чайкам, которых мы знаем в городах на материке. В большинстве мест обитания, конечно, человека нет, поэтому чайки охотно следуют за белыми медведями, ждут, когда он поймает какую-то добычу и остатки трапезы белого медведя - это один из видов корма белых чаек.



Александр Сергеев: В связи с потеплением льды отступают на север, не создают те условия прокорма, которые нужны для чаек.



Мария Гаврило: Да, это наша рабочая гипотеза то, что современные изменения численности и распределения белых чаек на гнездование, так же в море связаны с изменением ледовых ситуаций в арктических морях. Этой рабочей гипотезой мы получили хорошее подтверждение в экспедиции прошлого года. Один из ключевых районов наших работ был остров Виктория - это маленький островок площадью всего лишь пять километров между российским архипелагом Земля Франса Иосифа и норвежским архипелагом Шпицберген. Это клочок суши, перекрытый ледником и свободной от ледника суши всего лишь километр на двести метров. По последним сведениям там была большая колония белых чаек, которая наблюдалась с 50 годов, последние наблюдения были в начале 90 годов, там гнездилось 700 пар. Мы преодолели очень большое расстояние от востока Карского моря через Землю Франца Иосифа на крайне западный предел нашей Арктики, на остров Виктория. Когда мы туда прилетели, мы увидели 9 чаек, которые не проявляли никаких признаков гнездования. Море вокруг было совершенно свободно ото льдов. Когда мы летели на вертолете с Земли Франца Иосифа, отдельные льдины наблюдались далеко у горизонта к северу. Мы нашли около 800 старых гнезд белых чаек, они хорошей сохранности достаточно. Мы взяли статью наших предшественников, которые наблюдали чаек, там было сказано, что пока шли от земли Франса Иосифа к Виктории в то же самое время, в июле месяце, мы все время шли во льдах. Такое косвенное подтверждение, что действительно существует какая-то связь. И потом у этой чайки есть такая особенность - белые чайки практически не садятся на открытую воду, то есть должны собирать корм в поверхностном слое воды, это не ныряющие птицы. Они могут бегать по кромке берега, собирать какой-то корм у уреза воды и скорее всего они так же поступают на кромочке дрейфующего льда. То есть она собирает корм около края какой-то тверди. Проблема с этим видом заключается в том, что мы не знаю мест кормежек этих чаек. Мы в прошлом году обнаружили очень крупную колонию, то есть наибольшую колонию, которая когда-либо наблюдалась в мире этого вида, почти что две тысячи пар, которые гнездились на участке всего лишь 500 метров. И когда мы подлетали к острову, отлетали несколько раз на вертолете, нигде в окрестностях мы не видели кормящихся чаек ни на море, ни на льде. То есть они сразу с колонии куда-то улетали в те места, где есть хорошие условия кормодобывания, которые мы не знаем. Поэтому одна из целей нашего проекта – это все-таки понять, каковы связи белых чаек с различными биотоками, с различными формами льда, на какие расстояния они могут улетать за кормом, возвращаться к птенцам, как они перемещаются во внегнездовой период. Наблюдения визуальными с корабля, с суши или даже с самолета, с вертолета не могут дать информацию, потому что плотности птиц в море очень низки, мы просто их не видим.



Александр Сергеев: Вы сказали, наблюдения с вертолета. Такие наблюдения тоже проводились?



Мария Гаврило: В прошлом году у нас была вертолетная экспедиция, которую можно назвать авиадесантной экспедицией. Мы проложили маршрут через те острова Арктики, где были известны эти колонии. И в очень короткий срок мы смогли посетить очень удаленные точки, проверить наличие на местах бывшего гнездования и нам удалось найти три новых колонии с воздуха. Чайки достаточно хорошо видны, белое оперение контрастирует с поверхности суши, поэтому это легкий объект наблюдения на местах гнездования с воздуха. И опытный наблюдатель может оценить численность визуально. Кроме того, на борту у нас обычно есть фотограф, потом мы уже сверяем подсчет численности по фотографиям и визуальную оценку. И нам посчастливилось, в прошлом году мы нашли крупную колонию, отснять ее с воздуха, сделать фотографирование и на обратном пути смогли сесть на остров и уже с земли посчитать конкретно гнезда. У нас оказалось очень хорошее совпадение результатов. Успех этой экспедиции во многом был благодаря нашему плодотворному сотрудничеству с пограничными летчиками отдельного авиационного воркутинского полка, машинами которого мы пользовались. Экипажи не только выполнили свои прямые обязанности, то есть довезли от точки до точки, они принимали самое живое участие во всех наших исследованиях, помогали как могли и приложили все усилия и все мастерство для того, чтобы мы осмотрели как можно больше островов и посетили все места, которые нам были нужны.



Александр Сергеев: Сейчас у вас заготовлено специальное оборудование для спутникового мониторинга.



Мария Гаврило: Для того, чтобы отследить перемещение птиц и миграции, традиционно используется кольцевание и цветное мечение. То есть стальными кольцами, цветными, для некоторых видов используют цветные ошейники. В последнее время все чаще применяется спутниковое слежение за птицами. Вопрос заключается в размере передатчика. То есть птица не может нести слишком большой дополнительный груз, поскольку это снижает ее аэродинамические качества. И исследователи разных видов ждут, когда же технологии продвинутся настолько, что будет выпущен маленький передатчик, который можно будет посадить на маленькую птицу. Несколько лет назад были разработаны спутниковые передатчики весом всего 20 грамм - это тот вес, который может поднять белая чайка, масса которой 600-700 грамм.



Александр Сергеев: Сколько времени такой передатчик может работать?



Мария Гаврило: Тот режим передачи сигнала, который запланирован, то есть более частые сигналы, несколько раз в сутки в гнездовой период, а после гнездового периода, то есть осенью и зимой будут сигналы передаваться раз в один-два дня, в таком режиме он должен проработать около года. То есть основная цель - это поймать как можно больше птиц и установить количество передатчиков, которые у нас есть по проекту. Остальных птиц просто окольцевать, снять биометрические показатели, а также отобрать образцы крови, взять мазки на комплексный анализ здоровья птиц. Это уже новое направление в орнитологии - изучение состояние здоровья, иммунного статуса диких птиц.



Александр Сергеев: А как птицы переживают такой отлов и всякие исследования?



Мария Гаврило: Безусловно, это стресс для птицы, поэтому мы стараемся как можно более сократить время обработки каждой птицы. Существуют некие приемы ее успокоения. Самое простое - это прикрыть просто голову, чтобы ей было темно, тогда она не так бьется. Можем сказать одно, что в прошлом году, когда мы отловили птиц, то помимо колец мы еще красили, чтобы на расстоянии было видно, что, по крайней мере, это птица, которую мы обработали. И практически все птицы, которые прошли через наши руки, мы в следующие дни видели на колонии, они посещали гнезда. То есть в принципе мы считаем, что это стресс кратковременный и это необходимая плата за получение тех научных результатов, то есть это неизбежный стресс, неизбежный урон, который дикая природа платит.



Александр Сергеев: За то, чтобы ее попробовать сохранить.



Мария Гаврило: Мы считаем, что наши цели гуманные, поскольку эти данные помогут разработать план по сохранению этого вида. В настоящее время разрабатывается международная стратегия охраны белой чайки и каждая страна, на территории которой обитает этот вид, должна разработать план по реализации, а мы не можем разработать никакие меры, пока мы не понимаем хотя бы в общих чертах экологию вида.



Александр Сергеев: Но если причиной сокращения численности является отступление льдов, потепление, то какую стратегию можно предложить, ведь не идет речь об уничтожении, браконьерстве?



Мария Гаврило: Действуют разные факторы. Допустим, на территории России отстрел вида запрещен, белая чайка внесена в Красную книгу Российской Федерации. Яйца собирают, в Гренландии стреляют в белых чаек. Еще один фактор - это загрязнение. В канадской Арктике очень высокое содержание ртути обнаружено, непонятное совершенно. В наших обнаружена хлороганика в высоких концентрациях. Как она влияет на физиологию птиц, пока непонятно. И если естественные факторы, негативно влияющие, то есть потепление климата, отступание льдов, к ним еще присоединиться загрязнение окружающей среды и пресс охоты, тогда может наступить крах. Повлиять на отступание кромки льда мы, конечно, не в состоянии, но мы должны проследить, по крайней мере, чтобы не было дополнительных факторов, которые усиливают негативное воздействие на этот вид. Вот это мы можем сделать.
XS
SM
MD
LG