Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правила поведения для прессы во время выборов


Во время освещения предвыборной кампании в России журналистам приходится быть крайне внимательными

Во время освещения предвыборной кампании в России журналистам приходится быть крайне внимательными

Елена Рыковцева: Как прессе освещать выборы, чтобы не вступить в противоречие с действующим законодательством, - вот главная тема нашей программы. У нас в гостях член Центральной избирательной комиссии Майя Гришина и заместитель главного редактора «Новой газеты» Виталий Ярошевский.


В первой части программы мы с Виталием будем расспрашивать Майю Владимировну, как нам работать в условиях выборов. И вопрос вам, уважаемые слушатели: как вы оцениваете качество освещения предстоящих выборов в прессе? Объективно ли все это подается? Можно ли понять избирателю, что ему предлагают партии? Помогают ли СМИ разобрать разницу между этими партиями?


И я начинаю разговор с Майей Владимировной. По поводу предоставления партиям бесплатного и платного времени и площадей в прессе в законе все очень подробно и понятно, и мы не будем на этом останавливаться. Мы говорим только о редакционных материалах. Во-первых, отличаются ли требования к таким материалам в государственных и негосударственных СМИ или ко всем единые?




Майя Гришина

Майя Гришина: Закон не предъявляет каких-то специальных требований к материалам государственных или негосударственных СМИ.



Елена Рыковцева: То есть тут мы на равных.



Майя Гришина: Абсолютно равны все средства массовой информации.



Елена Рыковцева: То есть государственные СМИ выделяются только в том смысле, что они обязаны предоставлять некие бесплатные площади, и все. А все, что касается чисто журналистской работы, мы равны.



Майя Гришина: Да.



Елена Рыковцева: Тогда вот вопрос вам. Перечислите, пожалуйста, требования к материалам, которые касаются выборов: что можно, чего нельзя, в каких пропорциях, и главное – сроки вступления в силу этих требований, когда нам начинать уже себя самоограничивать, с какого момента? Или уже давно пора, а мы пропустили (смеется)?



Майя Гришина: Я думаю, что вы не пропустили в том смысле, что вы соблюдаете требования закона, как иногда говорят, интуитивно. Потому что требования закона, они действительно написаны для случая избирательной кампании, а избирательная кампания у нас началась с момента опубликования указа президента о назначении выборов. И вот что говорит закон? Что о выборах можно и нужно говорить, что у СМИ есть вместе с избирательными комиссиями или самостоятельно функция по информированию избирателей о политических партиях и о кандидатах, что СМИ свободны в своей деятельности по информированию, то есть в выборе тем, соответственно, в форме подачи материала. Но есть, естественно, требования, иначе бы мы сегодня с вами не говорили об этом.



Елена Рыковцева: Конечно!



Майя Гришина: Требования такие: информационные материалы о партиях, о кандидатах должны быть объективными и достоверными, не нарушать равенство прав политических партий. А вот дальше уже вопрос применения закона, практики закона. И, наверное, нельзя не упомянуть еще одно требование, оно касается только информационных программ и блоков о предвыборных агитационных материалах политических партий. Вот здесь более конкретные требования. В равных объемах, примерно равных, должно освещаться для каждой партии, без комментариев или информационный блок должен идти. Естественно, здесь хорошо, что у нас эта норма давно уже действует, уже с прошлой избирательной кампании 2003 года.



Елена Рыковцева: И довольно успешно.



Майя Гришина: Более или менее успешно – здесь можно обсуждать, но, во всяком случае, журналисты уже знают эти требования, поэтому нельзя говорить, что что-то новое для них сейчас. Во-вторых, есть правовая позиция Конституционного суда, которая также в 2003 году была сформулирована, и какие-то точки над i расставила. Поэтому так регулируется кампания у нас сейчас.



Елена Рыковцева: Если говорить об этих информационных блоках (еще раз уточню для слушателей), то речь идет о том, как мы освещаем предвыборные мероприятия, именно мероприятия. То есть вот один лидер поехал в Омск, другой в Новосибирск, мы сделали это блоком. Мы ничего не комментируем, мы сказали, что дан приказ одному – на запад, другому – в другую сторону. И вот это называется блок. Что же касается других материалов, вот здесь, собственно, и интересно, как мы должны освещать другие темы, не связанные с этими информационными блоками. Например, с партией происходит какое-то событие, внеплановое, не то, что она сама планирует и то, что мы освещаем в блоке, а, например…




Виталий Ярошевский

Виталий Ярошевский: Ну, например, исключение из партии каких-то ее ключевых членов, допустим, форс-мажорная ситуация.



Елена Рыковцева: Правильно, да, форс-мажорная ситуация, какая, например, сейчас происходит со «Справедливой Россией», когда человек встает и говорит: «Давайте-ка мы самоликвидируемся. Зачем две партии, которые поддерживают Путина, и одна у другой только отбирает голоса?» Человека исключают из партии – естественно, это материал для сюжета, репортажа. Вот такого рода вещи как освещать? И получается, что другие партии могут сказать: а почему это «Справедливая Россия» сегодня… Пусть это скандал у них, конечно, мы понимаем, но получается, что ей больше места сегодня уделили в новостях.



Майя Гришина: Есть, я думаю, ответ на этот вопрос. Во всяком случае, я часто даю ответы. Конечно, аналитика – это право средства массовой информации, и СМИ, конечно, должны анализировать ход выборов и избирательную кампанию, по своей профессиональной сущности должны, а не по закону даже, по требованию закона. Поэтому аналитики требования жесткие по хронометражу, конечно, не касаются. И речь идет об освещении и анализе тех конкретных информационных поводов, которые существуют в ходе данной кампании…



Елена Рыковцева: То есть если повод реальный, то никаких претензий нет.



Майя Гришина: … и не проанализировать какое-то событие нельзя. И вот вы привели один пример, а я приведу другой – это съезд «Единой России», где был выдвинут президент Российской Федерации в качестве кандидата. В принципе, это был достаточно интересный, по-моему, информационный повод.



Елена Рыковцева: Ну, это сенсация! Это то, что ею называется.



Майя Гришина: И это требовало анализа, гражданам было интересно, а почему, и СМИ было интересно, почему это произошло, и что это означает. И поэтому здесь тоже анализ допустим. Так же как и во всех других процессах в других партиях или каких-то интересных, значимых событиях.



Елена Рыковцева: То есть когда значимый повод и ни у кого не возникает вопросов – можно. А когда другая ситуация? Вот я, например, вижу программу государственного канала, где очень четко дается информационный блок, кто куда поехал, а дальше следует сюжет о том, что увольняют главного врача владимирской больницы, причем это довольно странно, потому что я потом проанализировала у этой программы все информационные сюжеты за последние годы, и никогда программа не заступалась за рядового главного врача, это впервые - говорить об увольнении одного маленького человека. Но что же выясняется по ходу программы? Выясняется, что врач – член «Единой России», а губернатор – член КПРФ. И вот член КПРФ увольняет главного врача за то, что тот не проголосовал за тот закон, который предлагает этот коммунист. И коллеги из других больниц выходят на защиту этого доктора плакатиками: «Единая Россия» за такого-то врача, «Единая Россия» поможет… Дальше в Москву обращаются к коллегам, к Андрею Исаеву из «Единой России», которые тоже говорят, что «мы в борьбе с этим коммунистом, который выгоняет такого хорошего специалиста, поможем». То есть, вроде бы, не о выборах, но на экране постоянно присутствует вот этот плакат: «Единая Россия» - «за».


Вчера я видела какой-то сюжет о том, что «Единая Россия» помогала кому-то в благотворительных целях. Как бы это все не касается выборов, тем не менее, создает у зрителя ощущение того, что вот эта партия помогает человеку, а вот эта партия гнобит этого хорошего человека. Как с этим быть?



Майя Гришина: Ну, наверное, лучше задать эти вопросы журналистам, редакторам этих выпусков, насколько они считают значимым этот повод. Потому что закон ведь говорит о редакционной самостоятельности все-таки, закон о СМИ в частности. Поэтому как здесь быть… Вот вы сейчас тоже много раз повторили названия партий.



Елена Рыковцева: Да.



Майя Гришина: То есть вы тоже как бы затронули, но у вас есть профессиональный интерес в данном вопросе. Вот этот сюжет, о котором вы говорили, да, возможно, никогда о враче там ничего не было, но осветили сейчас. И говорить, что это сразу какой-то признак нарушения, лично я бы не стала. Мы можем, вообще, говорить о тенденциозности, о предвзятости при наличии каких-то многократно повторяющихся, тревожащих симптомах. В данной ситуации, конечно, вопрос оценки этого сюжета или каких-то симптомов уже тенденциозных – это, конечно, вопрос очень сложный. И получается, что если видит кто-то тенденцию, то он к нам, в общем-то, обращается с просьбой рассмотреть, не является ли это признаком предвыборной агитации со стороны средства массовой информации. Закон позволяет начинать рассмотрение такого дела, то есть закон в этом смысле позволяет жаловаться на такие ситуации. А дальше уже надо оценивать.


Вот у нас создана рабочая группа по информационным спорам для таких вот спорных ситуаций. Если есть жалоба, то эта группа собирается. Впервые в этой группе очень много представителей журналистского сообщества, что, на мой взгляд, отрадно, то есть мы должны выслушивать обе стороны. Мы сейчас уже находимся в состоянии сотрудничества, я считаю. И вот тогда, если какая-то тенденциозность все-таки будет выявлена, то возможно и предупреждение средства массовой информации, и какие-то более серьезные санкции.



Виталий Ярошевский: Майя Владимировна, скажите, пожалуйста, вот по стране, как в приснопамятные времена, идет волна, такая агитационная волна, в поддержку Владимира Владимировича Путина, от Калининграда до Магадана: останьтесь, благодетель, останьтесь на третий срок, мы без вас не выживем! Митинги, на которые, говорят, привозят молодежь, освобождая от занятий. Владимир Владимирович выдвинулся на выборы в парламент от «Единой России». Вот митинги в его поддержку можно считать в поддержку партии, которую он будет представлять на выборах 2 декабря?



Майя Гришина: Вы знаете, мне интересно, вы как сами сейчас расцениваете, митинги, с просьбой остаться – это, значит, не баллотироваться депутатом и быть президентом? Понимаете, здесь парадокс определенный есть.



Виталий Ярошевский: Я могу сказать, как я это расцениваю. Митингующим очень хорошо известно, что Владимир Путин возглавил список «Единой России» на выборах 2 декабря в парламент… Кстати сказать, эти парламентские выборы уже называют фактически голосованием о доверии президенту.



Майя Гришина: Ну, их так называет «Единая Россия» в своих выступлениях.



Виталий Ярошевский: Да, «Единая Россия», пожалуйста. И я не могу не увязывать, кстати сказать, и как гражданин, и как журналист, не могу не увязывать эти митинги в поддержку третьего срока с предстоящими выборами в парламент.



Майя Гришина: Вы знаете, я такую фразу запустила в нашем сообществе маленьком, «избирательном»: с выборами жизнь не кончается. Поэтому в данной ситуации с выборами в парламент не кончается другая жизнь, политическая, в том числе, или хозяйственная, или какая-либо другая в стране. Поэтому если говорит вообще о проблеме, которую вы подняли, остаться, наверное, изменить Конституцию…



Елена Рыковцева: Это не проблема изменения Конституции, а проблема того, что постоянно показывают реакцию на это народа.



Виталий Ярошевский: Вот ЦИК может на это реагировать, и должен ли?



Майя Гришина: Еще раз повторяю, на мой лично взгляд (говорю о себе пока, за ЦИК не буду говорить), здесь надо поводя отделять, вообще говоря. И если речь идет о каких-то мероприятиях, связанных с будущими выборами президента, то это не есть то, что связано с нынешними, текущими выборами, в которых президент, кстати, участвует в качестве кандидата, вообще-то, на депутатский мандат.



Елена Рыковцева: То есть, если идет митинг в поддержку третьего срока, то совсем не значит, что они поддерживают Путина с вашей точки зрения, как кандидата от «Единой России». Хотя вот Виталий считает, что для людей связь тут прямая есть… Это вопрос, конечно.



Виталий Ярошевский: Более того, Путин претендует на депутатский мандат – не пойдет он работать в парламент, это же известно. Это проблема «паровозов». Почему в нашем избирательном законодательстве есть такие лазейки? Почему, допустим, Лужков возглавляет тройку «Единой России» в Москве и никогда не пойдет работать в Государственную Думу, останется градоначальником? Почему президент России, возглавляя список, кстати, в единственном числе… Кто вообще дал такое право партии – отказываться от тройки и говорить, что «это наш единственный и неповторимый кандидат»? Ну, ладно, это отдельный вопрос. Почему президент возглавляет фактически правящую партию, для того чтобы вытащить ее с максимальным количеством голосов в парламент, а потом просто отойти и заниматься теми делами, которые он занимается на протяжении восьми лет? Почему 67 губернаторов возглавляют списки «Единой России» в регионах, для того чтобы потом остаться на губернаторском посту?



Майя Гришина: Я не могу, наверное, дать ответы на все эти вопросы, потому что, например, я не знаю, все ли губернаторы останутся на посту или кто-то возьмет мандат…



Виталий Ярошевский: А как вы думаете?



Майя Гришина: … и когда он возьмет мандат. Я обращаю внимание, что у нас в закон внесены изменения, которые позволяют брать мандаты, сначала от них отказавшись, то есть в ходе уже легислатуры следующей. Поэтому, на самом деле, процессы достаточно сложные. Что касается, как вы говорите, «паровозов», возможности войти в список или отказаться, обсуждалась эта тема. В принципе, на самом деле, запрет на такую блокировку не был бы вполне соответствующим Конституции, на мой взгляд, поскольку все же запретить баллотироваться лицу, обладающему избирательными правами, нельзя. У нас по Конституции каждый имеет право баллотироваться.



Виталий Ярошевский: Почему, разрешить, но пусть работает парламентарием.



Майя Гришина: Так вы спросите, будет он работать парламентарием или нет.



Елена Рыковцева: Виталий, вы меня простите, пожалуйста, но тут мы уже немножко отклонились от темы «пресса и выборы».



Майя Гришина: Действительно, надо вернуться к теме. Вы же говорите об освещении.



Елена Рыковцева: Да, давайте об освещении. Вот то, что сейчас показывают сплошные митинги по поводу третьего срока Путина, это вопрос об освещении выборов. А то, что они потом не будут работать депутатами, - это уже другая тема. Так что давайте вернемся к освещению. Я знаю, что очень жесткие требования предъявляются к опубликованию опросов общественного мнения. Вот я читаю закон: «При опубликовании результатов опросов редакции средств массовой информации обязаны указать организацию, время его проведения, число опрошенных, метод сбора информации» - и так далее, и так далее.


Но я открываю вчерашнюю газету (опять не буду говорить название, потому что я же не жалобу пишу в Центризбирком, а просто привожу пример). Называется статья Валерия Федорова, директора ВЦИОМа, организации, которая проводит опрос, «Демократы за Путина». Читаю несколько фраз: «Отвечая на вопрос, за какую из партий демократической направленности вы допускаете возможность проголосовать, две трети избирателей-демократов выбрали «Единую Россию». Концовка материала: «Сегодня, когда стало очевидно, что возвращение советского прошлого невозможно, основные идеологические приоритеты избирателей-демократов изменились. Их выбор – стабильность и порядок, гарантируемый демократически избранными органами власти, то есть порядок, который в сознании большинства из них ассоциируется с Путиным и «Единой Россией».


То есть у меня возникает сразу масса вопросов. Каким образом определяли список тех, кого опрашивали, кто из них демократ, кто не демократ? Здесь очень важно знать, в ситуации, когда людей опрашивают по их идеологической ориентации, здесь очень важно, чтобы выполнялись те требования, которые вы предъявляете, важно ознакомиться с этой информацией. Мне также кажется, что это прямая агитация, которой занимается директор вот этой социологической организации. Но как вы на такие вещи смотрите?



Майя Гришина: На нарушение правил опросов мы смотрим отрицательно. И в основном мы уже средства массовой информации собирали и разъясняли им требования законодательства. Оказалось, что некоторые не понимали сути или не знали, или считали, что это относится к первому опросу из первой публикации, а потом можно этим оперировать уже без какой-либо отсылки. Поэтому если говорить о какой-то тенденции, то, в принципе, мы это отслеживаем, и вот у меня есть несколько на заметке газет, которые, несмотря на разъяснения, допускают все-таки такие нарушения. Поэтому на нарушение правил публикации опросов, в принципе, смотрим отрицательно и будем продолжать проводить работу. Буквально несколько газет осталось, которые как-то еще все не хотят к этому прислушиваться.



Елена Рыковцева: Смириться не хотят с этими требованиями.



Майя Гришина: Понимаете, например, долго вы зачитывали эту норму закона, «это же так длинно, это такая дорогая печатная площадь». Но практика показывает, что…



Елена Рыковцева: На самом деле это две строчки маленькие.



Майя Гришина: Да, это можно уместить, и это не очень много места занимает, а информации дает намного больше: сколько было человек опрошено, по какой методике…



Елена Рыковцева: Конечно! Особенно в ситуации, когда их определили как демократов.



Майя Гришина: В данной ситуации, то что вы зачитали, да, это предмет для избирательного спора однозначно, вот и все.



Елена Рыковцева: И также я хотела спросить - приглашение в эфир или интервью с представителями партий, которые участвуют в выборах, - какие здесь ограничения? Вот если, например, я провожу эфир на тему, не касающуюся выборов, об экологии, например, могу ли я звать Немцова, Миронова, и это не будет засчитано как предпочтение, отданное какой-то партии?



Майя Гришина: У вас здесь, на самом деле, довольно большое усмотрение, с одной стороны. С другой стороны, практика, которая на настоящий момент сложилась, позволяет нам сказать, что приглашение каких-либо лиц, которые баллотируются сейчас кандидатами, на передачу – это не есть само по себе нарушение.



Елена Рыковцева: И даже на передачу, связанную с выборами?



Майя Гришина: Что касается передач, связанных с выборами, я опять же повторю эту фразу, - это предмет, видимо, для избирательного спора в случае появления такой жалобы. Но я вижу, как некоторые СМИ приглашают поочередно к себе лидеров выдвинувшихся партий и беседуют с ними на тему выборов. На мой взгляд, главное – это равный подход. То есть если уж ты пригласил лидера, ну, пригласи и следующего. То есть твоя цель – проинформировать об участниках избирательного процесса. В принципе, это важная социальная функция, еще раз повторяю, с этой точки зрения можно рассматривать. Так что круглые столы, приглашение специалистов, которыми, в том числе, являются те, кто сейчас выдвинулся, конечно, тоже возможны. Ну, грань… В законе нет той строчечки, которая дала бы такой четкий ответ. К счастью, или к сожалению – не знаю. Может быть, надо совершенствоваться еще здесь.



Елена Рыковцева: Значит, желательно на темы выборов приглашать людей как можно более широких партийных кругов, желательно их приглашать не в одиночку или хотя бы по очереди. А на темы, не касающиеся выборов, мы не ограничены, здесь мы можем звать кого хотим, даже если они участвуют в выборах. Так?



Майя Гришина: Если они выступают как специалисты в своей области – да, конечно.



Елена Рыковцева: То есть здесь никаких проблем нет с законодательством.


Итак, уважаемые слушатели, что же можно понять из СМИ, за кого голосовать, правильно ли они вас ориентируют?.. Хотя, я, конечно, оговорилась, средства массовой информации не должны объяснять, за кого голосовать, потому что это будет считаться как раз агитацией предвыборной.



Виталий Ярошевский: И я хотел сказать, что мы должны как раз палитру представлять максимально, а люди уж должны делать выводы.



Елена Рыковцева: Да, только палитру, из которой как-то люди должны делать выбор сами. Потому что за кого голосовать – нам как раз говорить совершенно нельзя, это только за деньги… Вот как раз агитация – только за деньги, да?



Майя Гришина: Это партии сами уже расскажут, почему за них надо голосовать…



Елена Рыковцева: И за это должны заплатить.



Майя Гришина: … в это самое выделенное для них время.



Елена Рыковцева: Кстати, вот, хороший вопрос! А как быть нам, некоммерческим организациям, которые не имеют права получать… вот у нас не коммерческая станция, мы не имеем права получить от них деньги, а он сядет у нас в эфире предвыборном и скажет: «Голосуйте за нашу партию!» Что с ним тогда делать? Убивать на месте (смеется)?



Майя Гришина: Ну, неужели у вас такой статус интересный… Я вот впервые слышу, что есть такой статус.



Елена Рыковцева: Нет, не имеем права категорически, мы бюджетная организация и не имеем права брать деньги.



Виталий Ярошевский: По-моему, и рекламы-то у вас никакой нет в эфире.



Елена Рыковцева: Ничего у нас нет, да.



Майя Гришина: Тогда это для меня ново, потому что масса радиостанций и частных телестанций продают свое эфирное время, и закон это позволяет.



Елена Рыковцева: Но мы иностранная станция, мы сидим на бюджете иностранном, и мы не можем, даже если очень захотим.



Майя Гришина: Вы знаете, интересный парадокс. Сейчас у нас агитация запрещена в средствах массовой информации. Вместе с тем мы говорим: широко информируйте, пожалуйста. Вот когда начнется официальная агитация в СМИ на тех выделенных площадках, которые для партий будут предусмотрены, вот эта информационная деятельность не должна прекращаться. То есть вы продолжаете работать в том же режиме. Естественно, поскольку вы приглашаете в информационную программу, продолжайте приглашать того, кого вам нужно, для освещения тех ситуаций, которые происходят в ходе кампании, в другой жизни, в другой какой-то сфере, кандидата, конечно, предупредите, чтобы он в эфир не выкрикивал лозунги.



Елена Рыковцева: Просто предупредить, да, чтобы он поспокойнее…



Майя Гришина: Ну, по прямому эфиру, сами понимаете, нести будет ответственность он, если выкрикнет, вы здесь ответственности не несете. Вот, пожалуй, и все.



Елена Рыковцева: Понятно. И что касается этой новой нормы закона, которую я совершенно не понимаю… Я категорически не понимаю, как можно не критиковать своего оппонента, а она запрещает критиковать оппонента. И они тоже должны это соблюдать в любом эфире, независимо от того, оплачиваемый он, не оплачиваемый, и так далее.



Майя Гришина: Должны они ее соблюдать в телеэфире. На радио это не распространяется.



Елена Рыковцева: То есть пусть критикуют. Ох, как хорошо!



Майя Гришина: Это говорится об агитационных материалах, то есть о тех же самых выделенных.



Елена Рыковцева: Только об агитационных? То есть в дискуссиях они могут даже на телевидении критиковать друг друга?



Майя Гришина: В дискуссиях на телевидении не запрещено критиковать.



Елена Рыковцева: Ах, вот оно что!



Виталий Ярошевский: То есть только в роликах, да?



Майя Гришина: Да, в роликах нельзя сказать, что тот плохой, а я хороший.



Елена Рыковцева: Все понятно. А мне казалось, что это совсем запрещено, вообще любая критика.



Виталий Ярошевский: Это очень важно знать. Кстати, и для избирателей.



Елена Рыковцева: Очень важный момент! Меня также интересует еще одна вещь. Я отслеживаю в прессе материалы, которые называются на простом языке «заказухой», или «черным пиаром». Это материалы, которые не принадлежат перу журналистов редакции. Если вы сейчас начнете искать автора в газете, вы его не найдете. Вы вообще его нигде не найдете, потому что этот материал поступает в редакцию из пиар-агентства, и там ставят какую-то фамилию, которая совершенно не соответствует тому, кто на самом деле писал. И вот сейчас идет избирательная кампания, и я вижу большой вал таких материалов. Я вижу их годами, я все время слежу за этими материалами, но вот сейчас, в эти минуты и в эти дни в очень многих газетах идет кампания против партии СПС. Конкретно против Антона Бакова, который у них там политтехнолог и член избирательного списка, в каждой газете я это вижу. Я уверяю на 100 процентов, что это не редакционные материалы.


Как это расценивается избирательной комиссией? Они должны, СПС должен пожаловаться и попросить вас, чтобы вы вычленили источник, откуда поступают эти материалы? Или с этим вообще ничего нельзя сделать? Несет ли редакция ответственность за то, что она прямую агитирует против этой партии? Хотя редакция, на самом деле, к этому не прикасалась, она просто деньги получила за то, что разместила этот материал. Но он не помечен как оплаченный. Как это расценивать сегодня?



Майя Гришина: Ну, это беда есть у нас такая – заказные материалы.



Елена Рыковцева: Беда есть, да, она всегда, эта беда. Но вот сейчас как?



Майя Гришина: Не пора ли журналистскому сообществу сказать свое слово против «заказухи»?



Елена Рыковцева: Нет, они не скажут, потому что для них это деньги. Это деньги, и против денег никто ничего и никогда не скажет.



Виталий Ярошевский: Не только деньги. Это и предложения, от которых нельзя отказаться…



Майя Гришина: Ну, значит, это жизнь, будем говорить так, жизненное явление.



Елена Рыковцева: Подождите, давайте так, с заказухой бороться – это очень тяжело, это сложно. Но вот сейчас как, законодательство избирательное будет регулировать такого рода вещи или нет?



Майя Гришина: Вы правильно сказали, с заказухой бороться тяжело и сложно, и конечно, перекладывать, например, это на ситуацию только избирательной кампании, избирательные комиссии я бы считала неэтичным. То есть это вообще жизненное явление. Поэтому, конечно, в ходе выборов этому уделяться должно большее внимание. О мониторинге уже ЦИК объявил, и мониторинг действительно ведется, то есть определенные тенденции мы можем выявить. Конечно, не во всех СМИ, их очень много, мы берем только некоторые, наибольшие по тиражу, по рейтингам. Поэтому, в принципе, при выявлении тенденции с нашей стороны реакция инициативная может быть, но все-таки практика показала, что наиболее эффективным способом борьбы, конечно, является обращение заинтересованной стороны, то есть жалоба.



Елена Рыковцева: То есть надо советовать жаловаться, правильно?



Майя Гришина: Советовать или нет… Понимаете, я хочу одно сказать, что жалоба – это тоже способ, одна из избирательных технологий, как выяснилось. Потому что бывают случаи, когда пожаловавшись, выставив себя обиженным, ты набираешь свой рейтинг. Здесь настолько многоаспектное явление, в частности, появление заказных материалов, в том числе, негативного характера. Практика показывает, что иногда такие технологии опять же инициируются самими обиженными, вот так вот, и поднимают рейтинги. Вот такие бывают у нас технологии. Так что все это очень сложно, на самом деле, много, и я поэтому и говорю, что мы одни не справимся.



Елена Рыковцева: Да, вы знаете, вот в одном из этих материалов, например, про то, что жгли книги Немцова какие-то молодчики, было сказано, что, возможно, это они сами – СПС – подстроили эту акцию жечь книги Немцова, для того чтобы о них написали. Вот такие там вещи.



Майя Гришина: И где здесь правда – попробуй определить.



Виталий Ярошевский: Кстати сказать, это проверяли в Челябинске – и не подтвердилось, что жгли. Я не знаю, может быть, так жгли, что…



Елена Рыковцева: Значит, все-таки для Центральной избирательной комиссии главное – отследить тенденцию.



Майя Гришина: Мы стараемся отслеживать тенденции, но, честно говоря, аппарат нам тогда надо еще сильнее увеличить, но согласится ли бюджет все это финансировать – я не знаю.



Елена Рыковцева: А что за журналисты у вас в комиссии этой? Вы сказали, что есть журналисты. Какого рода это журналисты?



Майя Гришина: Комиссия у нас, конечно, титулованная, потому что у нас главные редакторы… Боюсь, всех не перечислю – обижу, но назову, что у нас и от Первого канала, и от ВГТРК, и от ТВЦ традиционно, и в прошлом были всегда представители высокого уровня – замы руководителей или юрслужба от ТВЦ у нас. Главный редактор «Аргументов и Фактов» у нас, впервые «Известия» вошли, от «Российской газеты» представитель традиционно – зам главного редактора. Еще от «Медиа-союза» у нас впервые Зелинская в нашей группе. Вот Федотов традиционно, всегда в нашей группе находится. И еще не всех перечислила.



Елена Рыковцева: А вот «КоммерсантЪ», например?



Майя Гришина: Нет, «КоммерсантЪ» не представлен.



Елена Рыковцева: А РЕН ТВ канал? Вы сейчас перечислили каналы и газеты, которые я бы назвала для себя такими лояльными, прогосударственными. А вот, например, «Новая газета», «КоммерсантЪ», которые более, на мой взгляд, разностороннее освещают, альтернативная пресса?



Майя Гришина: Я думаю, что это дело будущего.



Елена Рыковцева: «Московский комсомолец», кстати сказать.



Майя Гришина: Надо этот вопрос обсуждать, потому что мы не часто с группой, второй раз завтра собирается, появились жалобы.



Елена Рыковцева: Чтобы сбалансированный состав участников был.



Майя Гришина: Впереди у нас еще и президентская кампания, то есть это вопрос обсуждаемый, посмотрим, как у нас получается.



Елена Рыковцева: То есть возможно расширить круг немножко.



Майя Гришина: Все-таки у нас очень большая группа, и чем больше группа становится, тем сложнее до чего-то доработаться.



Елена Рыковцева: Ну, ее нужно просто по взглядам уравновесить.



Майя Гришина: Мы будем это совершенствовать, я думаю.



Виталий Ярошевский: Я хочу задать вопрос в связи, кстати сказать, и с работой вашей группы, и в связи с упоминанием главных каналов страны. Вот «Единая Россия» не просо с экраном льется, а она, по-моему, из утюгов уже звучит в квартирах.



Елена Рыковцева: Ну да!



Виталий Ярошевский: Абсолютно точно. Вот «Единая Россия», вот Грызлов у нас, он спикер парламента, он же, значит, - идет строка - и председатель, лидер «Единой России». Какие-то примеры приводились, когда они защищали благое дело тоже под лозунгами «Единой России». И у меня в связи с этим такой вопрос. Не видите ли вы, Центральная избирательная комиссия, информационного перекоса в пользу определенной совершенно партии? На Первом, на Втором канале – в пользу «Единой России», допустим, каких-то ее лидеров очевидных, на ТВЦ, допустим, безусловно, Лужков, тоже под знаменами «Единой России». Можете ли вы обратиться к руководству Первого, Второго канала, ТВЦ, допустим, с таким уведомлением что ли: наш мониторинг показывает…



Елена Рыковцева: «Ну, угомонитесь, ребята», да.



Виталий Ярошевский: … что (сейчас скажу навскидку) 75 процентов эфирного времени в определенных информационных блоках отводится «Единой России»…



Елена Рыковцева: Или упоминается косвенно.



Виталий Ярошевский: … или упоминается «Единая Россия», а оставшиеся 25 процентов распределяются на все остальные партии, если вообще распределяются.



Майя Гришина: Я хотела бы вот на что обратить внимание – на то, что закон говорит о том, что надо разделять освещение предвыборной деятельности партий и текущей деятельности партии, которая находится в парламенте, в частности, или кандидатов, которые занимают соответствующие должности. Мы уже обсуждали это вопрос, и многие, наверное, усвоили уже, что у нас кандидаты, баллотирующиеся в списках, занимающие государственные должности, высокие должности, публичные должности, в отпуск они не уходят и продолжают осуществление своих должностных обязанностей. Поэтому мы просим СМИ, вообще говоря, четко отделять, о ком вы сейчас говорите. То есть запретить со стороны ЦИКа рассказывать о деятельности фракции, которая фактически голосует за законы и своими голосами законы проводит, в соответствии с законом мы не можем.



Виталий Ярошевский: Не о запрете идет речь, а о коррекции.



Майя Гришина: О коррекции опять же в чем? Не освещать такую деятельность? Ну, я не знаю, пока у меня нет оснований говорить, что это возможно.



Елена Рыковцева: Не ищите лишних поводов для упоминания, например.



Майя Гришина: Ну, поводы ведь создаются тоже.



Виталий Ярошевский: Безусловно, да, конечно, создаются.



Майя Гришина: Все понимают, что надо создать поводы по текущей деятельности.



Виталий Ярошевский: Как-то настойчиво создаются…



Елена Рыковцева: Давайте передадим слово слушателям. Теймураз Александрович, здравствуйте.



Слушатель: Добрый день. Во-первых, вот вас слушаю, Майя Владимировна из Центральной избирательной комиссии, и, вы знаете, я лет 20 назад смотрел «Фитиль», и там рабочий приходит к начальнику и говорит: «Нам нужна спецодежда – уже худая стала, перчатки – худые стали…» Он так слушает, слушает внимательно и говорит: «С одной стороны, вы правильно говорите, а с другой стороны, это неправильно…» И вот так я слушаю сейчас Майю Владимировну, и… Слушайте, уже же все видят, что с экранов везде, правильно сказал журналист, уже утюг включите – уже и оттуда «Единая Россия»! И я вас слушаю, а вы говорите, что они закон не нарушают. Что вы нас за идиотов и за дураков принимаете!



Елена Рыковцева: Ой, Теймураз Александрович, давайте все-таки как-то так без этой лексики, поспокойнее.



Майя Гришина: Ответить?



Елена Рыковцева: Ну, еще раз ответьте, да.



Майя Гришина: В принципе, я могу ответить, я же говорю вам о том, что говорится в законе, а вы можете оценивать, какой должен быть закон, вносить предложения соответствующие.



Елена Рыковцева: Теймураз Александрович, если говорить спокойно об этом, то, конечно, нужен мониторинг, нужна тенденция, нужно обязательно взяться журналистам, которые пишут о телевидении, например, писать об этом свои обзоры. Есть компания «Медиалогия», которая занимается отслеживанием количества упоминаний о выборах. Причем, конечно, есть разные методики, и я знаю, что в последнее время есть такая методика, что если упоминается Грызлов, это совсем не значит, что упоминается «Единая Россия». Я не согласна с такой методикой. Считается, что он упоминается как спикер Госдумы. Я не согласна. Центризбирком, может быть, согласится. Тем не менее, нужны обязательно факты и цифры. Вот если предоставит Центральной избирательной комиссии список, описание сюжетов, и она уже сама вычленит: здесь, да, без «Единой России» не обойтись, здесь они обсуждали закон; а вот здесь можно было бы как-нибудь и не рассказывать об этом случае в Тмутаракани, который связан именно с партией… Может быть, так.



Виталий Ярошевский: Я не знаю, открытие юношеского турнира по гандболу…



Елена Рыковцева: … по шахматам, которое было финансировано (как это было, например, вчера, что-то подобное) «Единой Россией». Наверное, так договоримся, что нужен мониторинг.



Майя Гришина: Конечно.



Елена Рыковцева: Александр из Тверской области, здравствуйте.



Слушатель: Доброе утро, дамы и господа. Если позволите, у меня такой вопрос к гостям. Ваше личное мнение, как вы видите, насколько правильно, достоверно и по закону освещаются предстоящие выборы, ваше частное мнение?



Елена Рыковцева: Пожалуйста, Майя Владимировна, насколько объективно освещаются выборы в прессе?



Майя Гришина: Наверное, об объективности. На мой взгляд, личный, который не может говорить о том, что я все газеты читаю или все телевидение просматриваю, честно вам признаюсь, просто не времени, потому что есть какие-то технические дела, которые мы должны с партиями делать, зарегистрировать списки, короче говоря. Поэтому, на мой взгляд, освещается это, во всяком случае, лучше, чем четыре года назад и чем еще четыре года назад.



Елена Рыковцева: Виталий Ярошевский, ваше мнение?



Виталий Ярошевский: Я уже, в общем, по этому поводу высказался. Мне кажется, что есть перекос, большой, и говорить об объективности в данном случае не приходится.



Елена Рыковцева: Хорошо, почитаем, что нам написали наши слушатели. «Очень трудно понять из того, что говорится о программах партий, кто за народ, а кто за олигархов», - жалуется Сергей Митрофанов, слушатель.


«Я выписываю только «Новую газету», - пишет Ирина Волкова. – К сожалению, там мало материалов о выборах. Новости получают от двух радиостанций».


«Согласие Путина возглавить список «Единой России» не прибавило этой партии голосов», - пишет Добрый. Прибавило! Вот опросы показывают, что прибавило голосов, по-моему, даже 10 процентов, много.


«Бюрократы из «Единой России» настолько дискредитировали себя, что для своего спасения обратились к Путину», - считает семья Егоровых, что вот он возглавил список и вытащил их.


«Помню, как в день выборов в 2004 году, в воскресенье у Познера во «Временах» «единороссы» Шойгу и Грызлов тренировали футболистов», - напоминает Вячеслав.


«В сегодняшнем кошмаре со стороны продавшейся большей части прессы ничего, кроме насильственного выкручивания рук народу, ждать нечего. Что это такое, наш город узнал на местных выборах в 1994 году. Теперь настает такая горькая участь для всей страны», - пишет Александр из Сызрани.


«На улице уже давно висят плакаты «Единой России» с «Планом Путина». Это уже нарушение закона о предвыборной агитации партий. Нет трех лидеров «Единой России», один Путин – также нарушение закона. Письма, митинги с просьбой, чтобы Путин остался, также реклама, нарушающая законодательство о выборах. Сплошные грубые нарушения, за что «Единая Россия» должна быть снята с выборов», - требует слушательница Савельева. По поводу того, что он один в тройке, это не нарушение закона.



Майя Гришина: Нет, это не нарушение закона. И никогда не было нарушением, всегда дозволялось быть кандидатам не больше, но меньше всегда можно в тройках.



Елена Рыковцева: И то, что висят плакаты, если оплачены плакаты, по-моему, то тоже можно.



Майя Гришина: Это тоже не нарушение.



Виталий Ярошевский: Это агитация, видимо, просто.



Майя Гришина: Агитация возможна сейчас со стороны партий. Уважаемые граждане, имейте в виду, все плакаты по закону уже давно возможны.



Елена Рыковцева: С момента регистрации.



Майя Гришина: Партии уже довольно давно начали свои кампании, и все по закону стараются выполнять, выпускают материалы, и очень много, между прочим, денег уже потратили на свои кампании.



Елена Рыковцева: Пишет Сергей не совсем по теме программы: «А ведь можно сделать так, чтобы Путин ушел и в то же самое время остался. В Думе по-быстрому принять закон о должности вождя – и он становится типа неприкасаемым, к которому все иду на поклон за чудесами».


«К сожалению, все партии суетятся вокруг выборов, все это рождается из околокремлевского тумана в пределах Садового кольца. Если появилась партия где-нибудь на другой территории России, я бы за нее проголосовал», - пишет Олег Борисович. Где бы она ни появилась, все равно регистрироваться будет в Центризбиркоме.



Майя Гришина: В регистрационной службе, конечно, но в Москве.



Елена Рыковцева: «Мы, пожилые избиратели, ни за кого голосовать не хотим, так как на опыте убедились: кого ни выбери – толку никакого», - пишет Ирина Николаевна.


«Если бы ко мне на радиостанцию пришли с обвинениями, кого я пригласила и когда, я бы для внимания им предложила все сетку моих программ, сделанных еще за год и загодя, где значится, что тематика, гости и люди задействованы вдали от всяких выборов, которые у нас ежемесячны. Не менять же программу», - советует (смеется) нам слушательница Степанова. Спасибо большое за советы.


«В своем партийном средстве массовой информации партия имеет право негативно отзываться о конкурентах?» - спрашивает Света. По-моему, имеет.



Майя Гришина: Да, имеет. Ну, в рамках агитационных материалов.



Виталий Ярошевский: Не нарушая, видимо, закон как таковой.



Елена Рыковцева: И более того, Виталий, кстати, у вас учредитель же – Лебедев Александр, депутат.



Виталий Ярошевский: Он не учредитель. Он акционер.



Елена Рыковцева: А акционер – это не… Я знаю, что по закону, если учредителем средства массовой информации является депутат от какой-то из партий, то эта газета гораздо свободнее, чем другие, может критиковать других и не обязана соблюдать там особенно…



Майя Гришина: Свободнее, да, немножко больше послаблений есть. Правда, это касается уровня оплаты той агитации, которая размещается.



Елена Рыковцева: Тогда вы должны зарегистрировать Лебедева как учредителя быстро, и у вас будет больше послаблений.



Майя Гришина: А разве Лебедев выдвинулся?



Виталий Ярошевский: Нет.



Елена Рыковцева: Он же от «Справедливой»…



Виталий Ярошевский: Нет, он снят, ну, снялся… Он выдвигался в Москве, но потом ему как раз сделали предложение, от которого трудно отказаться, и он…



Елена Рыковцева: Это дороги, пробки разбирать что ли?



Виталий Ярошевский: Нет, ему посоветовали как бы не баллотироваться в Москве…



Елена Рыковцева: Ну, хорошо… «Не надо прятаться за закон», - пишет Валентин. Павел Иванович из Саратовской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к Майе Владимировне. У вас сердце не болит случайно?



Елена Рыковцева: За что, Павел Иванович?



Майя Гришина: Сердце болит…



Слушатель: Я понимаю, жалко, конечно, вас, таких людей из «Единой России», чем вы кончите.



Елена Рыковцева: Господи, боже мой, это все лирика какая-то прямо…


Сергей Владимирович из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Я приветствую, Лена, вас и ваших гостей. Очень хорошая передача. Два вопроса, один к Майе Владимировне и один к Виталию. Майя Владимировна, я, как гражданин и избиратель, ощущаю: с приходом господина Чурова, безусловно, Центризбирком старается сделать более демократичными наши выборы, и дай вам бог воли, энергии и мужества в этом деле.



Майя Гришина: Спасибо.



Слушатель: Второе, Майя Владимировна, я посмотрел вчера подробно все митинги, посвященные тому, что Владимира Владимировича упрашивают остаться на третий срок, прочел сегодня всю прессу с утра. Вот, смотрите, ни одного плаката, ни одного высказывания не было «давайте изменим статью Конституции», а были призывы к Владимиру Владимировичу нарушить Конституцию и остаться на третий срок. Вот ваше мнение хочу узнать, может быть, даже с иронией. Ведь органы милиции могли административному аресту подвергнуть всех участников митингов, потому что они требуют от президента нарушения Конституции. Это первое.


И вопрос к Виталию. Виталий, вы ругаете власть, вы ее очень справедливо критикуете, а почему «Новой газете» не сделать большую рубрику и не показывать журналистам всю их такую продажную подлость, как это Соловьев, этот шоумен-шаман себя ведет, и так далее? И не подавать им руки в Доме журналистов, где вы встречаетесь. Пора заняться их нравственностью! Ответьте мне на этот вопрос. Спасибо.



Майя Гришина: Относительно требований, что показывали вчера по телевидению, ну, не будем требовать юридической грамотности от граждан в том смысле, в котором они должны указать номер, пункт статьи Конституции, который нужно изменять. Мы будем все-таки исходить из того, что граждане, видимо, имели в виду конституционные способы такого вот исполнения их желаний, так скажем. Вот, пожалуй, так.



Елена Рыковцева: Пожалуйста, Виталий, займетесь ли вы нравственностью коллег?



Виталий Ярошевский: Подавать или не подавать руку кому-то – это просто личный выбор. Я его для себя сделал. Не могу говорить за коллег. Что касается, допустим, нарушений этики журналистской, особенно в предвыборный период, мы следим за этим. Может быть, у нас нет постоянной рубрики, наверное, она не нужна, а печатаем мы материалы, реагируя на те события, которые считаем важными, особенно сегодня. Вот недавно напечатали интервью с Юрием Вяземским. Замечательная передача - «Умники и умницы», одна из лучших, по-моему, на нашем телевидении, давняя, устойчивая, умная передача. И вдруг в этой умной, замечательной передаче стали мелькать знакомые лица «единороссов». Позвонили Вяземскому, поинтересовались, а он говорит: «А я и не знал, что они из партии «Единая Россия»». - «А кто будет еще приглашен в эфир?» - «Чилингаров». (смеется). Я это в качестве примера привел.



Елена Рыковцева: Я это называю «продакт плейсмент» - размещение одной партии в каких-то как бы не связанных с выборами ситуациях.



Виталий Ярошевский: Как бы только виски там… Я отвечаю на вопрос радиослушателя. Мы следим за подобными вещами и реагируем. Другое дело, негоже журналистам советовать журналистам, как себя вести, что писать и так далее.



Елена Рыковцева: Майя Владимировна, у меня прямо по ходу эфира родилась идея. А может быть, ну, не сейчас уже (конечно, поздно), может быть, перед президентскими выборами Центризбирком учредит свой орган, печатный орган, в который, может быть, в командировку отправятся журналисты из нескольких изданий и будут отслеживать работу коллег в этом органе, вести это мониторинг, описывать, что происходит в прессе. Можно так сделать, это реально?



Майя Гришина: Я ловлю буквально на слове, потому что орган-то у нас печатный есть, но у него рейтинг низкий.



Елена Рыковцева: А как он называется?



Майя Гришина: «Журнал о выборах». У нас есть зарегистрированный журнал.



Елена Рыковцева: Он раз в месяц выходит?



Майя Гришина: Периодичность его может быть увеличена, если будет интерес. Поэтому ловлю на слове. Давайте попробуем.



Елена Рыковцева: Мы подумаем. Виталий, мы подумаем, как… Мы, во-первых, на него посмотрим, как он выглядит, о чем пишет, но там должна быть просто половина этого журнала отдана мониторингу того, что происходит в прессе, потому что это важно. Потому что, конечно, партии друг на друга жалуются, у них есть какие-то еще технологии, какие-то листовки одной партии против другой, но вся главная кампания, конечно, ведется в прессе.



Виталий Ярошевский: И Майя Владимировна права, нынешняя кампания пока у меня, например, изжоги не вызывает. В отличие от компании четырехлетней давности, когда вообще были нарушены все пределы, нравственные, этические, шла стрельба на поражение. Сейчас этого нет.



Майя Гришина: Были серьезные очень претензии.



Виталий Ярошевский: Заслуга это ЦИКа или общество изменилось…



Елена Рыковцева: Еще месяц впереди, Виталий!



Виталий Ярошевский: Месяц впереди, но я говорю на сегодняшний день.



Елена Рыковцева: И Сергей Владимирович, наш слушатель, тоже отметил, что какое-то есть ощущение того, что чуть-чуть порядка стало побольше. Ну, будем надеяться, что мы не сглазим, и месяц, который остался до выборов, только улучшит ситуацию, а не ухудшит. Будем надеяться. На этом завершаем программу «Час прессы» на волнах Радио Свобода.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG