Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что будет, когда цены на продукты отпустят. Международный опыт «размораживания»


Ирина Лагунина: «Замораживание» цен на те или иные товары, как инструмент сдерживания инфляции, в развитых странах мира давно не применяют. Даже в тех, где законодательство в принципе мер регулирования цен не исключает – как, например, в США.


В России цены на самые значимые продукты питания «заморозили» на три месяца. Да, за это время пройдут выборы в Государственную Думу, но главные факторы недавнего роста этих цен только обострятся. А когда «заморозку» отменят, к ним могут добавиться и новые, специфически российские. Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского.



Сергей Сенинский: Рост цен на продукты питания в России в последние месяцы чаще всего объясняют высокими мировыми ценами – на то же зерно, например, которые, в свою очередь, делают его экспорт из России особенно привлекательным. Наш первый собеседник – в Москве – исполнительный директор исследовательского центра «Совэкон», специализирующегося на аграрном рынке, Андрей Сизов:



Андрей Сизов: Экспорт сейчас идет рекордными темпами. За первые три месяца текущего зернового сезона, с июля по сентябрь, экспортировано свыше четырех с половиной миллионов тонн зерна. Столько за первые три месяца мы никогда не вывозили.



Сергей Сенинский: В среднем за последние 5 лет объем ежегодного зернового экспорта из России составлял примерно 12 миллионов тонн. Страна является четвертым в мире экспортером зерна – после США, Канады и Австралии. И потому любое сокращение зернового экспорта из России ведет к очередному повышению цен мировых. Например, вскоре после недавнего введения в стране 10%-ой экспортной пошлины на пшеницу, появилась информация о том, что эту пошлину могут вскоре повысить втрое. На этих новостях, отмечают американские эксперты, цены на пшеницу на Чикагской товарной бирже, одной из крупнейших в мире площадок торговли зерном, всего за одну неделю повысились на 6%.


Но можно ли говорить о том, что зерновой экспорт из России в этом году нарушит текущий баланс спроса и предложения зерна на внутреннем рынке?



Андрей Сизов: Стоит учитывать, что уже у нас рекордно высокие цены и на внутреннем рынке. Баланс, действительно, если мы вывозим 12 миллионов тонн, он не пострадает, 13 миллионов тонн не пострадает, но если мы вывезем 14-15 миллионов тонн, а это достаточно реально, если будет действовать та 10% довольно либеральная пошлина на экспорт пшеницы, то к концу сезона можем столкнуться с тем, что будем ощущать нехватку пшеницы на внутреннем рынке. И цены уже у нас внутренние будут зависеть не от мирового рынка, мировой рынок, минус логистика, минус маржа экспортера, они уйдут существенно выше мирового рынка. И учитывая то, государство планирует продать запасы зерна в ближайшее время, мы к концу сезона можем попасть в достаточно тяжелую ситуацию. С одной стороны, у нас будут очень высокие цены, существенно выше текущих уровней. С другой стороны, у государства не будет того запаса зерна, которым оно сейчас располагает.



Сергей Сенинский: То есть вы полагаете, что в нынешних условиях без повышения экспортной пошлины на пшеницу России не обойтись?..



Андрей Сизов: Возможно, да. Либо другой вариант: подумать о том, что тот запас зерна, который есть в фонде, который составляет около полутора миллионов тонн, продавать не сейчас, а имеет смысл придержать его поближе к концу сезона, когда ситуация может быть намного более острой.



Сергей Сенинский: Сельскохозяйственный сезон с июля по июль, ближе к концу этого сезона, то есть – весной. К тому времени, видимо, только что «замороженные» цены на ряд продуктов питания будут вновь «отпущены».


Сам по себе такой инструмент как прямое регулирование цен на продовольствие в практике развитых стран мира давно не применяется, говорит сотрудник исследовательского института IFO в Мюнхене Манфред Шёпе:



Манфред Шёпе: Нет, в Германии цены на продукты питания никак не регулируются. А выделение некоторых товаров в категорию «социально значимых», как инструмент регулирования цен, существовало только до и во время войны, а также в годы послевоенной разрухи. По нынешнему законодательству Германии, ни одна инстанция - на федеральном или региональном уровне - не может оказывать никакого влияния на ценообразование.


Есть некоторые сегменты экономики – например, книгоиздание или медицина, где все же существуют отдельные элементы регулирования цен. Но «управляемая» экономика и прямое регулирование цен, как таковые, существовали у нас лишь в очень тяжелые времена. Все это кануло в Лету...



Сергей Сенинский: В отличие от Германии, в Соединенных Штатах подобные инструменты де-юре существуют, но не применяются. Из Вашингтона – сотрудник исследовательского института CATO Том Фиери:



Том Фиери: В принципе существуют нормы законодательства, позволяющие властям «затормозить» рост цен, если они станут, так сказать, «несправедливыми». Другое дело – применяют ли их?


Даже в знаменитой программе президента Джонсона «Борьба с бедностью» не было и попыток регулировать цены на социально значимые товары. Вместо этого, чтобы помочь малоимущим, им выдавали талоны на продукты. Ну, а в последнее время в США все чаще звучат призывы остановить рост цен на бензин.


Но никто на это не решается - американцы научены собственным горьким опытом. В начале 70-ых годов прошлого века, когда в стране «заморозили» цены на бензин, его стали меньше производить, и возник реальный дефицит.


Другой пример. В 1971 году президент Никсон ввел контроль цен и зарплат в стране, пытаясь обуздать инфляцию. И что? Цены продолжали расти, а производство товаров сократилось - прилавки магазинов опустели. Люди были возмущены!..



Сергей Сенинский: Доля собственно исходного сырья в себестоимости конечных продуктов питания сильно разнится. Если иметь в виду некоторые из «социально значимых» продуктов – например, хлеб или растительное масло, а также мясо – сколь велика эта доля? Андрей Сизов, исследовательский центр «Совэкон», Москва:



Андрей Сизов: Что касается хлеба, в среднем стоимость зерна в его цене может составлять в районе 30%. Что касается подсолнечного масла, доля сырья в себестоимости подсолнечного масла может составлять около 80%. В мясе по сравнению с хлебом доля зерна обычно заметно выше и может составлять в зависимости от мяса, в зависимости от тех кормов, которые использовались, в районе 50-70%.



Сергей Сенинский: Доля зерна в себестоимости производства хлеба в России – 30%, как вы говорите. Это – в 3-4 раза больше, чем в Западной Европе или США. Почему?



Андрей Сизов: Общее, самое простое объяснение, что хлеб в России стоит дешево. Как социальный продукт номер один хлеб в России стоит дешево. И в общем приложении хлебобулочных изделий доля продукции с высокой добавленной стоимостью считается невысокой. Я имею в виду хлеб грубого помола, специальный хлеб, то, на чем производители могут зарабатывать более высокую маржу. Так вот, доля такой продукции пока невысока. Поэтому в среднем цена хлеба невысока и, соответственно, доля зерна в хлебе высока относительно развитых стран.



Сергей Сенинский: Во многих странах мира в последние месяцы отмечен значительный рост цен на молочные продукты и те, которые производятся на основе молока – например, масло или сыры. Спрос на молоко во всем мире увеличится в этом году, по экспертным оценкам, примерно на 15%, а его производство – только на 10%. В самой России рост спроса на молоко в 2007 году оценивается экспертами отрасли в 8-9%, тогда как объем производства возрастет только на 3%...


Из Мюнхена – Манфред Шёпе, исследовательский институт IFO :



Манфред Шёпе: Что касается ценообразования на молочные продукты, это, пожалуй, наиболее сложный рынок. Ведь речь идет, по сути, о разных концентратах из молока, которое проходит многоступенчатую обработку. Поэтому пачка сливочного масла и стоит гораздо больше, чем стаканчик йогурта. Да и самого молока для него нужно больше...


Кроме того, в последние годы значительно вырос спрос на молочные продукты во всем мире, особенно – в странах Юго-Восточной Азии, где раньше их роль в рационе была минимальной. А это привело к тому, что спрос на молочные продукты в последние годы опережал темпы роста их производства. Плюс к тому – подорожали энергоносители. Что это значит? В себестоимости производства одного литра свежего молока не менее 12% уже занимают расходы фермера только на топливо, не считая всех прочих издержек. А когда это молоко перевезут с фермы на молочный завод, чтобы сделать из него масло или сыр, доля энергозатрат в их себестоимости оказывается уже в разы большей.


Еще один, скажем так, «региональный» фактор. Огромные запасы излишков сливочного масла, годами хранившиеся на складах стран Европейского союза, в последние годы истощились. В результате мы и столкнулись почти с 50%-ым повышением цен на масло.


Мы в своих прогнозах исходим из того, что в ближайшие годы спрос на мясо, яйца, молоко, а также на зерновые, которыми нужно кормить животных, будет возрастать. При этом все больше зерновых в Европе, и особенно - в США, используется для производства биотоплива. Поэтому все перечисленные факторы способствуют росту мировых цен...



Сергей Сенинский: В России, на фоне всех перечисленных факторов удорожания продовольствия, решено пока бороться с ним временным «замораживанием» цен на отдельные продукты. Их доля в общем обороте продовольственной «розницы» в России минимальна. Другими словами, рядом с такими продуктами на прилавках магазинов окажутся сотни других, цены на которые под «заморозку» не попали. Из Москвы – аналитик инвестиционной компании «Антанта-Капитал» Андрей Верхоланцев:



Андрей Верхоланцев: Если оценивать в целом объем продовольственного рынка по итогам 2006 года, то он составил порядка 150 миллиардов долларов. Наиболее крупными сегментами этого рынка являются алкоголь – порядка 10% и дальше такие виды товаров, как мясные изделия, порядка 2-3% и так далее. Если мы говорим о влиянии социально значимых товаров, их вес в общей доле рынка крайне незначителен, составляет менее 0,1%. Поэтому скорее всего компании этого не заметят, либо это будет компенсировано за счет некоей накрутки по другим товарам, которые к категории социально значимых отнести нельзя.



Сергей Сенинский: Если на бизнесе торговых компаний, особенно – крупных, «замораживание» цен на некоторые продукты питания отразится мало, стало быть, в большей степени пострадавшими окажутся производители этих и других продуктов? Андрей Сизов, центр «Совэкон»:



Андрей Сизов: В первую очередь скажется на производителях – производителях масла, производителях хлебобулочной продукции. С одной стороны, на них давят резко возросшие расходы на сырье, на зерно, на подсолнечник. С другой стороны, на это наложится давление со стороны торговых сетей, которые будут пытаться выбивать более выгодные условия поставок в связи с замораживанием цен на отдельные виды продукции.



Сергей Сенинский: Цены на ряд продуктов питания, относимых к категории «социально значимых», «заморожены» в России до 1 февраля будущего года...


XS
SM
MD
LG