Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве у театрального центра на Дубровке прошла акция памяти погибших в результате теракта


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Михаил Саленков: Сегодня у театрального центра на Дубровке прошла акция памяти погибших в результате террористического акта. Сегодня - пять лет со дня штурма здания спецназом, именно в это утро погибло больше всего заложников - 130 человек. На сегодняшней акции были не только родственники погибших и выжившие во время тех событий, в Москву также приехали пострадавшие от терактов в других городах России и даже из США. Мой коллега Мумин Шакиров только что вернулся в редакцию от театрального центра. Он рядом со мной в студии.


Мумин, вам слово.



Мумин Шакиров: Утром сотни москвичей пришли к театральному центру на Дубровке, чтобы почтить память жертв террористического акта, совершенного пять лет назад. На ступенях комплекса горели десятки свечей. На фасаде здания была установлена мемориальная доска в виде театрального занавеса с именами всех погибших. Там же, на фасаде, развешаны фотографии тех, кто не сумел выжить в те дни. Люди возлагали цветы, ставили свечи, приносили игрушки. Площадь перед театральным центром была оцеплена милицией, на входе установлены металлодетекторы. У здания дежурили кареты "скорой помощи". Митинг начался в 10.15 утра реквиемом, который написал композитор Виталий Драгун. Затем к микрофону подошла сопредседатель организации "Норд-Ост" Татьяна Карпова. Она потеряла сына во время теракта на Дубровке. Ее первые слова были: "Прошло пять лет..."



Татьяна Карпова: Трудно осознавать, что для всех для нас этот день всегда останется 26 октября 2002 года. Время не лечит, оно для нас остановилось. Поверьте мне, матери, также потерявшей здесь своего сына. Здесь после того, как был осуществлен штурм по спасению заложников, вы, бывшие заложники, вперемешку с трупами, валялись на этих ступеньках. Кому-то повезло больше, кого-то отвезли в стационары, кого-то запаковали в страшные целлофановые мешки. Я благодарю всех тех, кто помогал спасать людей. Наше уважение, глубокое понимание того мужества, той стойкости, которую проявили все вы, те, кто выжил.



Мумин Шакиров: Татьяна Карпова также поблагодари группу "Альфа", сотрудников МЧС, врачей, всех тех, кто помогал и спасал жизни попавших в беду людей. Среди пришедших почтить память погибших во время теракта были и политики, и общественные деятели - депутат Госдумы Иосиф Кобзон, депутат Мосгордумы Сергей Митрохин, лидер запрещенной Национал-большевистской партии Эдуард Лимонов, бизнесмен и политик Валерий Драганов. Вот что он сказал в интервью Радио Свобода...



Валерий Драганов: Я думаю больше о наших детях, у меня четверо внуков, я себе просто очень плохо представляю, как они должны себя защитить в будущем. И дело не в России, дело не в нашей действительности, а дело в глобальном мире. Увы, глобальный мир терпит очень серьезные издержки именно в результате стремительной глобализации, именно в результате чересчур поспешных решений. Политики, я не снимаю с себя ответственности, очень часто выдают желаемое за действительное, а люди на кафедрах, которые годами изучают те или иные явления, их мало кто слушает. Я, по крайней мере, думаю, что была бы моя воля, дал бы много-много-много денег этим людям, чтобы они свою боль не притушили, ее притушить невозможно, направили на какие-то творческие собственные инициативы, проекты и немножко бы себя отвлекли от этого горя.



Мумин Шакиров: Удалось мне побеседовать и с простыми людьми. Говорит житель Москвы, пенсионерка Татьяна Манукова...



Татьяна Манукова: Боль утраты не проходит, хоть прошло, в общем-то, пять лет. И потом, отношение властей просто убивает. Как могли допустить гибель такого количества людей? И то, что препятствуют расследованию, не хотят ничего расследовать, не хотят делать каких-то выводов, чтобы не повторилось это все, потому что мы не защищены.



Мумин Шакиров: Известный адвокат Игорь Трунов представляет большую группу потерпевших во время теракта на Дубровке. Он попытался объяснить собравшимся людям, какова позиция защиты, которая теперь рассчитывает исключительно на Европейский суд, так как, по мнению Трунова, официальные власти не провели тщательного расследования, не было судебного процесса, и никто не понес наказания за гибель людей.



Игорь Трунов: На сегодняшний день в Европейском суде рассматривается иск 58 человек, а вообще, конечно, это гораздо больше, потому что право на обращение в Европейский суд имели только те, чьи иски были рассмотрены в российских судах и прошли надлежащие процедуры и надлежащие инстанции. Поэтому, если брать тех, кто не прошел эти процедуры, в общей сложности это где-то 300 человек. Расследование теракта - это одна сторона этой медали. Потерпевших и все наше сообщество волнует, конечно, не то, виновны или не виновны террористы, потому что они все погибли, а волнует совершенно другой вопрос - вопрос гибели большого количества людей, а они, как известно, погибли не от рук террористов, поэтому вопрос ответственности действий и бездействия должностных лиц по причине халатности или еще какой-то причине, вот этот вопрос волнует. К сожалению, по этому вопросу расследования не было и нет. Мы пытались инициировать этот судебный процесс, но, к сожалению, получили отказ. И сейчас эти вопросы мы задали в Европейском суде по правам человека, вопросы именно под углом того, почему погибли люди, не ответственность погибших террористов, не ответственность тех пособников, которые еще остались на свободе, этот вопрос худо-бедно расследован, и многие из них задержаны и либо погибли при задержании... а вот вопрос причинно-следственной связи гибели 130 человек, к сожалению, судебного рассмотрения не получил.



Мумин Шакиров: От себя еще хочу добавить, что атмосфера, конечно... скажем, очень сильные эмоции, многие плачут, не скрывают этого. Люди приходят и уходят. После того, как выступила Татьяна Карпова, на экране был продемонстрирован фильм, точнее, хроника событий тех дней, то, что происходило в зале, что происходило за пределами...



Михаил Саленков: Документальные съемки, насколько я понимаю.



Мумин Шакиров: Документальные съемки, совершенно верно. И потом эти спасательные работы - все это показывалось. Люди как бы заново пережили эту трагедию. Естественно, очень много людей, с кем я беседовал, не удовлетворены тем, что не провели расследование, не было судебного процесса. Это была одна из основных тем, о которой говорили обычные люди и те, кто оказались заложниками во время этого теракта.


XS
SM
MD
LG