Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

США ужесточают санкции, но вкладывать в иранскую нефть менее 20 миллионов пока можно


Экономические санкции в отношении Ирана касаются не только банковской, но и нефтяной сферы

Экономические санкции в отношении Ирана касаются не только банковской, но и нефтяной сферы

Администрация США ужесточила экономические санкции против Ирана. Накануне госсекретарь США Кондолиза Райс подтвердила, что приняты дополнительные решения, направленные на защиту интересов американцев, которые касаются более чем 20 иранских банков и компаний. Они распространяются, в том числе, на работающие в Москве иранский Bank Melli Iran. Причем Белый дом хочет, чтобы в экономической изоляции Ирана приняли участия не только американские компании.


Вашингтон работает со своими европейскими союзниками, чтобы оказать экономическое давление на Тегеран – и тем самым вынудить его свернуть ядерные программы, рассказал в вашингтонском бюро Радио Свобода глава управления по разведке и борьбе с терроризмом Минфина США Стюарт Леви. Именно его задача - обнаружение финансовых сетей, питающих структуры, которые признаны угрожающими интересам США.


Здесь Белый дом используют ту же тактику, что уже помогла некогда справиться с Северной Кореей, и она также используется в борьбе с незаконным оборотом наркотиков в Латинской Америке. Заложенный в основе такого подхода принцип очень прост – это «доказательное информирование европейских столиц и компаний о механизмах финансирования Ираном своих ядерных разработок и помощи террористическим группировкам».


Если, говорит Леви, как надеются США, после услышанного компании добровольно согласятся прекратить финансовые отношения с Ираном, то это усугубит его изоляцию и лишит средств, необходимых для продолжения своих разработок. Консолидированные действия более эффективны, чем односторонние. А главным объектом этих действий являются европейские банки.


Но минфин США работает с коммерческими структурами по всему миру, в том числе в России и Китае, среди компаний, работающих в Иране. В ходе бесед с представителями таких фирм им, в частности, представляется информация о том, иранские банки, например, Bank Saderat Iran и Bank Sepah, участвуют в финансировании террористов и ядерных программ, говорит Леви. По его словам, Тегеран часто просит своих зарубежных контрагентов убирать ссылки на него с финансовых документов. Это является свидетельством того, по мнению американского минфина, что Иран ясно понимает незаконный характер своих действий.


Для представителей частного сектора эти аргументы являются весьма весомыми, считает Стюарт Леви: «Этих людей весьма беспокоит их репутация. Им бы совсем не хотелось быть вовлеченными в трансакции, которые могут быть связаны с террористической деятельностью или распространением оружия массового уничтожения. За прошедший год мы увидели резкое ослабление готовности [зарубежных] финансовых институтов иметь дело с государственными иранскими агентами».


Уже действующие экономические санкции в отношении Ирана касаются не только банковской сферы, но и сферы промышленности. Запрет распространяется на проекты мировых компаний, в результате которых в Иран инвестируют более 20 миллионов долларов. Недавно вице президент российской нефтяной компании ЛУКОЙЛ Леонид Федун на конференции «Россия — США: к стабильному партнерству» заявил, что совместный с норвежской Hydro проект по разработке нефтяного месторождения в Иране – Анаран – заморожен из-за санкций США. По словам Федуна, такая же ситуация может сложиться и в Венесуэле, если США введут санкции и против этой страны.


Между тем на поверку все выглядит менее пессимистично, и проект Анаран продолжается развиваться в соответствие с рабочим графиком. Об этом Радио Свобода рассказали в пресс-службе ЛУКОЙЛа. Кроме того, никаких официальных встреч с агентами минфина США у компании не было, и никаких официальных предупреждений ЛУКОЙЛ не получал.


В совместном предприятии ЛУКОЙЛА и Hydro по освоению иранского месторождения Анаран российской компании принадлежит 25%, а норвежской – 75%. Как рассказали РС в пресс-службе ЛУКОЙЛа на данном эжтапе проект не приостановлен, более того, после тестирования первой скважины, подтвердившей крупные запасы нефти на месторождении бурится вторая скважина. Дело в том, что инвестиции ЛУКОЙЛа в проект не превышают 20 миллионов долларов, на его партнера – норвежскую Hydro – запреты США не распространяются, поскольку под запрет попадают лишь компании из «стран третьего мира». Однако переговоры с иранской Национальной нефтяной компанией о контракте на промышленную добычу нефти продолжаются. Подписание договора затягивается, но по инициативе иранской стороны.


Когда контракт будет подписан, проект потребует гораздо больших инвестиций, и вот тогда у ЛУКОЙЛа, который подпадает под санкции, могу возникнуть трудности. «Как мы их будем решать, покажет время», - объяснили в пресс-службе, что имел в виду вице-президент компании Леонид Федун.


Работающие в Иране Китай и Индия не обращают внимания на санкции США, и, что будет с той компанией, которая нарушит запрет в ЛУКОЙЛе точно не знают, но говорят, что у компании есть крупный бизнес в Америке – около 2 тысяч заправочных станций, а кроме того у ЛУКОЙЛА есть стратегический партнер – американская компания Conoco Phillips, и поэтому санкции со стороны Белого дома не могу не вызывать у руководства ЛУКОЙЛа озабоченность. И хоть «никаких официальных встреч с представителями минфина США по этим вопросам не было, мы работаем в разных странах и должны учитывать в нашей работе все факторы», - говорят они.


XS
SM
MD
LG