Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный: «Украина показывает, что путинизм в России не был неизбежен»


Кремль утверждает, что история города Глупова – это таки подлинная история России. Кремль не скрывает, что в ней, в этой истории, он черпает вдохновение, выбирая подходящую для глуповцев XXI века форму правления. Путин только что заявил, что РФ ещё лет 15 будет управляться «в ручном режиме». Знак равенства между «ручным режимом» и глуповским градоначальничеством без колебаний поставит читательский и жизненный опыт любого российского подданного.


Из кремлёвской историософии вытекает, что глуповский удел изначально уготован пусть не всем частям бывшей империи, но таким, как Украина и Белоруссия, – всенепременно. Мол, общее прошлое не может не сказаться. В отношении Белоруссии это так, а вот с Украиной произошёл сбой. Призрак путинизации бродил по просторам самой обширной в Европе страны вплоть до 2004 года. Не раз казалось, что этот призрак вот-вот сгустится в нечто осязаемое, и оно рявкнет, подобно проснувшемуся богатырю: «Держать и не пущать!». Призрак был красного цвета. Президент Кучма действовал привычными глуповцам способами: запугивал и растлевал красных до тех пор, пока вонь разложения не шибанула так, что половину из них страна, зажав нос, выкинула на свалку истории. Доставалось и противникам красных – поборникам полной демократии «здесь и сейчас». При этом Кучме пришлось решать и другую задачу. Он занимался шитьём без кройки: сшивал, стежок за стежком, две украинские цивилизации – западную и евразийскую. Он и это делал как единоначальник советского пошиба, но всё же не совсем по-глуповски. Недовольные могли дышать и вертеть головами, иные – поднимать их довольно высоко. Кончилось это оранжевой революцией, одним из последствий которой явилось не сближение двух Украин, а отдаление их друг от друга.


Так перед Виктором Ющенко, новым президентом, встала та же задача: сшивать страну. Но, заложник Майдана, он, в отличие от своего предшественника, вынужден обходиться без кнута и подвохов. Иногда кажется, что он не вполне понимает всей сложности дела – и слава Богу. Так и Кучма, по его словам, не понимал на первых порах всей сложности капиталистического строительства – иначе удавился бы или сошёл с ума.


Результат трёх ющенковских лет выглядит ничтожным. Бандиты не в тюрьмах. Конкретнейшие из пацанов-политиков открыто эксплуатируют совковые предрассудки и страхи. С другой стороны, последствия оранжевой революции можно считать грандиозными. Идут уже не дни – идут годы, а в Украине нет единоначалия. Как не стало его зимой 2004-го, так и не вернулось. И страна существует! Ходят поезда, течёт вода по трубам, строятся дома. Это, а не сама по себе оранжевая революция, – удар по сокровенным убеждениям и ожиданиям Кремля. Украина показывает с роковой наглядностью, что путинизм в России не был неизбежен.


Господь явно не прочь поиздеваться над нашими представлениями о том, как надо… Не проходит дня, чтобы Ющенко не совершил одной, а чаще – нескольких ошибок, вызывая нарекания со стороны тех, кому дороги «идеалы Майдана». Всюду опаздывает, всем уступает, говорит скучно, сегодня – одно, завтра – другое. Не проходит дня без поражений, а в итоге – победа. Только глазами хлопаешь: откуда она взялась? Как она могла явиться, если к ней вела череда нелепых поражений?! Каждый день что-то проигрывая, он вдруг выигрывает почти всё – например, последние парламентские выборы. Еле-еле, но удалось растворить социалистов. Еле-еле, но удалось приструнить братву. Еле-еле, но удалось, короче, закрепить отсутствие единоначалия, без которого страна, по кремлёвским выкладкам, должна была кончиться ещё три года назад.


Так что Нобелевская премия, которую пророчили украинскому президенту западные газеты, может быть, была бы и заслуженной. Он скажет, конечно, что это – награда не ему лично, а стране. Так сказал бы всякий, но только он будет так близок к истине, как, наверное, никто.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG