Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

100-летие Дарвиновского музея в Москве


Ирина Лагунина: Осенью этого года исполнилось 100 лет со дня основания Московского Дарвиновского музея. В честь этого события была проведена конференция, посвященная современным направлениям эволюционной теории: генетике изменчивости, эволюционному моделированию, зоопсихологии, и последним результатам в палеонтологии. Дарвиновский музей популяризирует эти идеи и помогает людям разобраться в сложном вопросе происхождения и развития жизни на планете. О прошлом и настоящем Дарвиновского музея рассказывает ученый секретарь музея Юлия Шубина. С ней беседуют Александр Марков и Ольга Орлова.



Александр Марков: Юлия, расскажите, пожалуйста, про историю создания музея. Ведь это довольно уникальный случай, когда целый музей посвящен какой-то одной конкретной научной теории.



Юлия Шубина: 1907 год - это, конечно, начало официального существования нашего музея. Но основатель музея Александр Федорович Котс считал, что все началось раньше и относил время возникновения нашего музея то ко времени своей первой зарубежной поездки, поскольку он говорил, что идея нашего музея родилась под сводами Британского музея, Музея естественной истории в Лондоне. Затем он говорил, что начало музея было положено во время его первой экспедиции биологической 1899 года, когда он со студенческой скамьи уехал в экспедицию на пять месяцев в Семипалатинск. Но в более поздние годы он вообще говорил, что он себя с трех лет себя чувствовал зоологом, а с пяти лет музейцем, страстным собирателем всего, что касается биологии. Отец Александра Федоровича был выпускник Геттингенского университета и филолог, однако он был страстно увлечен ботаникой. И вот эту любовь к естественным наукам передал сыну. Александр Федорович, окончив гимназию, поступил в университет, и вот тут-то и случилась та самая замечательная поездка в Европу, которая, пожалуй, подтолкнула Александра Федоровича создать наш музей. Побывав на гидробиологической станции на Средиземном море, на Лазурном берегу, в то время у московского университета была станция, студенты могли проходить практику. Ему удалось посетить все крупнейшие западноевропейские музеи, побывать на лекциях именитых столпов дарвинизма де Фриза, Августа Гейсмана. В результате ему очень захотелось создать музей, посвященный эволюционным идеям в России, поскольку в британском музее его удивило богатство экспозиции и обилие фактов, которые говорят об эволюции, но отсутствие каких-либо комментариев вот этого удивительного процесса. Александр Федорович еще в студенческие годы для себя понял, что биология, имеет смысл ее изучение только в свете эволюционных идей. И поэтому, вернувшись в Россию, молодой выпускник университета решил свою коллекцию красивых и редких экспонатов, но в то время не объединенных общей идеей, превратить в учебный музей. Фортуна искателю улыбнулась, после окончания университета его пригласили преподавать на московские высшие женские курсы и спустя некоторые время студентки сами попросили учредить курс дарвинизма.



Ольга Орлова: То есть если даже студентки его попросили об этом - это говорит о том, что идеи проникли достаточно глубоко.



Юлия Шубина: В России в начале 20 века идеи дарвинизма вызывали необыкновенный интерес не только у научного сообщества, но у всего образованного общества. И Александр Федорович очень часто выступал с публичными лекциями, которые собирали довольно большую аудиторию. Именно поэтому Кольцов и доверил молодому преподавателю вести такой важный и интересный курс. И вот тогда Александр Федорович свою коллекцию перевез из своей квартирки, где она, надо сказать уже не помещалась, в лабораторию при курсах и к каждой своей лекции выстраивал небольшую экспозицию, сопровождая рассказ об эволюции показом, совмещая такие вполне известные дидактические и методические приемы. И это все было в октябре 1907 года. С этого времени наш музей и ведет свое летоисчисление.



Александр Марков: То есть начиналось все с женских курсов? В 1907 году впервые этот музей получил официальный статус на женских курсах в Москве. Что было потом?



Юлия Шубина: Вы знаете, я бы как особую веху в истории нашего музея назвала бы женитьбу Александра Федоровича с Надеждой Николаевной. Он сам вспоминал: «Из десятков тысяч девушек, учившихся у меня на курсах, мне счастливо выпало отыскать именно ту, которая смогла и пожелала разделить со мной заботы и труды по созданию дарвиновского музея». История нашего музея – это история любви этих двух замечательных людей. И вся их жизнь была подчинена общей идее – созданию музея. Кстати говоря, интересная история обретения некоторых экспонатов, она напрямую связана со свадьбой, потому что когда Александр Федорович и Надежда Николаевна решили объединить свои судьбы, родственники, как это водится, собрали небольшую сумму на обзаведение хозяйством.



Александр Марков: Это еще до революции было?



Юлия Шубина: Это было в 1911 году. Чтобы они могли купить посуду, мебель. Практичные молодожены на эти деньги купили чучела двух волков редкой окраски, чучело волка-альбиноса и чучело волка-меланиста. Сейчас они стоят в музее на выставке. Жених невесте на свадьбу подарил чучело белого ястреба. Правда, Надежда Николаевна ожидала карманные часики, но сама она ему подарила чучело львенка. Так что они были квиты. Вот так эти люди начинали совместную жизнь, которая в дальнейшем была подчинена развитию музея. В 1913 году Филипп Федулов - это замечательный мастер токседернист и самый верный и преданный друг основателя нашего музея, приобрел шимпанзенка по кличке Иони для Надежды Николаевны. Надежда Николаевна была ученым-зоопсихологом и изучала способности приматов, изучала инстинктивное поведение животных. Малыш Иони жил в течение трех лет, к сожалению, погиб от воспаления легких накануне революции, очень тяжело переживали основатели наши гибель малыша, особенно переживая, что у них собственного дитя не было. Но все-таки спустя 15 лет у четы родился собственный сын Рудольф. И почему я об этом упоминаю, потому что рождение малыша стало новым этапом в научной работе более жертвенной, более ответственной мамы-ученого. И работа «Дитя шимпанзе, дитя человека», где она сравнивает наблюдения за детенышем антропоида и малюсенького своего ребенка, они стали довольно интересными исследованиями.



Александр Марков: Эта книга реально сыграла большую роль в развитии зоопсихологии, потому что впервые было проведено детальное сравнение поведения человекообразной обезьяны и маленького ребенка.



Юлия Шубина: Эта работа не утратила своей актуальности. В 2002 году он была переиздана Оксфордским университетом.



Ольга Орлова: Изначально все-таки музей задумывался как научный музей, поскольку он возник вокруг одной научной идеи. И какие-то сразу научные программы в нем заработали. Расскажите о них.



Юлия Шубина: Я, наверное, расскажу немного об экспозиции. Действительно, вектор развития экспозиции, ее логика определяет эволюционное учение. С одной стороны это и просто заданность, а с другой стороны, попробуйте эту идею рассказать при помощи ярких образов так, чтобы было понятно интересно абсолютно всем, от детей, до студентов, а может быть и специалистов-биологов. Потому что к нам приезжают знакомиться с экспозицией очень многие специалисты из разных стран мира. Надо так сделать, чтобы экспозиция разговаривала со всеми понятным и доступным языком. Поэтому у нас в музее ведутся исследования, которые посвящены музейным коммуникациям. Мы стараемся сделать экспозицию доходчивой и насытить ее различными уровнями информации. Если первый уровень информации яркий, образный и очень часто детки, перешагнув через порог центрального зала музея, увидев саванну, залитую солнцем, тропический лес, говорят восхищенно: ах, как красиво! Вот это тот самый уровень информации первый – яркий, эмоциональный. Затем , конечно же, подходят и взрослые, и дети к витрине начинают рассматривать занимательные редкие, красивые экспонаты либо тропических птиц, либо любуются красками коралловых рыбок. Рано или поздно они приходят к идее: а как же это возникло в природе, по каким законам живет и развивается, какими связями эти животные современные связаны с вымершими. И центральный зал подобен некоей оперной увертюре, которая уже содержит все темы, которые будут согласованы и развиваться во всей экспозиции музея. Но если говорить об уникальности нашей коллекции, то, конечно, очень большая коллекция оберативных животных, то есть животных с измененной окраской, отличной от естественной. Например, коллекция которую собирал Александр Федорович, с оберативными типами тетеревиных птиц помогают нам показать гомологические ряды изменчивости, открытые Вавиловым на растениях, на пшенице, в том числе и на животных. Гордостью нашей является чучело рыси, например, белой, альбинос и меланиста. Не канонизируя фигуру Дарвина, личность Дарвина, показываем, в чем был Дарвин прав, в чем неправ по сравнению с современными. Хотя неправ я бы произносила в кавычках, потому что, конечно, уровень развития науки во времени не позволил ему взглянуть дальше. А мы видим дальше, потому что мы на плечах этого гиганта.



Ольга Орлова: Расскажите про ваш новый выставочный комплекс, потому что там удивительное многообразие разных выставок и особенно удивительна выставка, посвященная палеоскульптору Герасимову, потому что она, конечно, сделана с огромной любовью.



Юлия Шубина: Да, этой весной сбылась наша мечта - наконец закончилось строительство к столетию музея нового выставочного комплекса, открылся этот комплекс нашей выставкой «Досказано холстом и кистью». Это слова Александра Федоровича, поскольку его позиция, а он был музеологом-новатором, его позиция заключается в том, что все то, что невозможно сказать статично изготовленным чучелом, должно в музее досказывать искусство. И поэтому свое собрание он называл горделиво «Третьяковкой в биологии». Мы сумели показать удивительную коллекцию скульптуры и живописи нашего музея. Кстати, для индивидуальных групп у нас работает новый информационный центр «Эко Москва», который содержит очень обширную информацию природы Москвы и Подмосковья. Кроме того есть экологическая карта Москвы и, щелкнув мышкой по интересуемому району, где вы живете, учитесь, работаете, можно получить распечатку об оперативной ситуации, экологической комфортности вашего района.



Александр Марков: Сейчас в обществе в России и в других странах все больше набирает силу креационизм, растет противодействие эволюционному учению в обществе. Как все это сказывается на вашей работе, на вашем музее?



Юлия Шубина: Я не могу сказать, чтобы одолевали очень активно, но периодически возникают такие споры, разногласия, и определенный контингент людей приходит спорить с нами. Некоторые приносят свое альтернативное эволюционное учение. Так что приходится сталкиваться с совершенно разными людьми, с разными точками зрения. Мы популяризаторы, мы рассказываем, даем факты наглядные, предоставляем максимум информации об эволюционном учении, о доказательствах эволюции.



Ольга Орлова: То есть все, что вы делаете – это и есть ваш ответ Чемберлену.



Юлия Шубина: Совершенно верно.


XS
SM
MD
LG