Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с экспертами о предвыборной борьбе в России


Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимают участие член президиума центрального совета «Справедливой России» Олег Нилов и политолог Владимир Гельман.




Дмитрий Волчек: В начале этого года один опытный политтехнолог сказал мне, что главной, а может быть единственной интригой предстоящих думских выборов станет борьба «Единой России» и «Справедливой России». Мне это заключение показалось абсурдным: зачем бороться двум партиям, которые всем в ту пору казались совершенно неотличимыми друг от друга близнецами. Но вот время доказало мудрость политтехнолога, действительно борьба между двумя партиями идет всерьез. Думаю, что до сих пор не все понимают, в чем суть этой борьбы, и сегодня мы попытаемся ее прояснить, а заодно обсудить другие вопросы предвыборной кампании. Приветствую гостей программы «Итоги недели»: члена президиума центрального совета «Справедливой России», председателя совета регионального отделения партии в Санкт-Петербурге, руководителя ее фракции в городском законодательном собрании Олега Нилова и политолога Владимира Гельмана.


Олег Анатольевич, добрый вечер. Начну с поздравления: завтра, 28 октября, ваша партия отметит первую годовщину со дня своего создания. Давайте себе представим, что к вам пришел избиратель, который не может понять, за кого ему отдать свой голос – за «Единую Россию» или за «Справедливую». Вроде бы обе за Путина, одну возглавляет руководитель одной палаты федерального собрания, другую руководитель другой, журналисты их называют власти. Как бы вы ему объяснили, почему надо голосовать за вашу партию, чем она отличается от «Единой России»?



Олег Нилов: Добрый вечер. Спасибо за поздравления. Действительно, может быть вы помните, несколько лет назад, года два-три назад в рядах «Единой России», по-моему, даже по инициативе Лужкова, была такая кампания по тому, чтобы разделиться на левое и правое крыло, были даже такие цитаты, что птица с одним крылом не летает. Но тогда быстро всю эту инициативу единороссовское руководство свернуло, задавило и больше не вспоминало про это. Зачатки такого начала разговора, начала дискуссии о все-таки двухпартийной основе политического устройства в России, я считаю, были сделаны тогда. И если бы может быть тогда «Единая Россия» рассчиталась на первый и второй и разделилась на, грубо говоря, правое и левое крыло внутри себя, создала бы реальную конкуренцию и по-настоящему бы, что называется, контролировала первая партия, партия номер один партию номер два, то уже бы было гораздо больше пользы, гораздо больше прогресса и для государства, и для партий любых, номер один, номер два. Но не случилось этого. И то, что произошло год назад, появилась партия «Справедливая Россия», которая в принципе, да, действительно, можно сказать, не является антагонистом, не является красными или белыми, теми, которые, придя к власти, хотят крови, хотят каких-то революций и так далее, этого во всем мире не происходит. Но основная идея, основная философия нашей партии – это, грубо скажем, уничтожение монополии власти одной партии, какая бы она ни была святая, партия «Единая Россия», любая другая партия, не может быть той партии, которая представляет интересы абсолютно всех россиян. По большому счету, по крупному счету нужно действительно признать, что эта партия представляет интересы государства, интересы крупного бизнеса, интересы вертикали власти. Представлять одновременно интересы мелкого, среднего бизнеса, трудового народа, пенсионеров она не может. Есть желание сесть, что называется, одним местом сразу на все стулья. Я предлагаю посмотреть, что получилось, на опыте КПСС. Я думаю, такие же самые последствия ждут партию «Единая Россия», если она по-прежнему будет бороться с любой попыткой инакомыслия. Инакомыслие – это значит политическая конкуренция.



Дмитрий Волчек: Владимир Яковлевич, добрый вечер. Представим, что сомневающийся избиратель, который пришел на прием к Олегу Анатольевичу – это вы. Вас убедили его аргументы или о чем-нибудь еще хотели бы вы спросить?



Владимир Гельман: На самом деле «Справедливой России» в сегодняшней ситуации можно посочувствовать. Потому что изначально представлялась такая картина, что есть избиратели, которые лояльны к главе государства, к нынешнему режиму, но в то же время не согласны с позицией «Единой России». И насколько можно понять, создание «Справедливой России» изначально было на этих избирателей и ориентировано. Сегодня однако ситуация изменилась, Путин возглавил список «Единой России». Мы можем долго обсуждать, зачем он это сделал, что за этим


стоит. Тем не менее, в этой ситуации пространство для маневров у «Справедливой России» совершенно сузилось. И собственно заявление, что мы за конкуренцию, на самом деле мы не антагонисты, мы такие же. Если вы такие же, но за конкуренцию, тогда, собственно, зачем избирателю, который поддерживает Путина, который ориентируется на личность лидера, зачем голосовать за кого-то другого, нежели за партию, которую поддерживает Путин? Как мне кажется, от того, насколько «Справедливой России» удастся найти ответ на этот вопрос, во много будет зависеть ее дальнейшая судьба.



Дмитрий Волчек: Может быть у Олега Анатольевича уже есть ответ? Как вы относитесь к тому, что Владимир Путин стал кандидатом в депутаты от «Единой России»?



Олег Нилов: Известно уже наше мнение. Это означает только то, что «Единая Россия» абсолютно не справилась с теми задачами, которые ей были поставлены. И Владимиру Владимировичу пришлось ее спасать таким поступком, как возглавить ее, причем возглавить абсолютно единоначально, без второго, третьего номера. Если мой оппонент как бы является представителем «Единой России», надо это признать. Господа, товарищи, вы заставили президента заниматься этим не президентским делом. Он был вынужден этим заниматься для того, чтобы не ввергать страну в какую-то эпоху перемен, какому-то риску, когда партия власти номер один может потерпеть какое-то фиаско на выборах и тогда действительно проблемы были бы у государства, у администрации президента. По большому счету вы не отвечаете на главный вопрос: политическая конкуренция является вашим, я вас представляю как представителя «Единой России», вашим главным тезисом? Если мы строим рыночное государство без политической конкуренции - это возможно ли? И как тогда вы представляете себе, что сегодня все объединятся вокруг президента, значит вокруг «Единой России», вы предлагаете референдум президенту, под этой сурдинкой и партия «Единая Россия» должна получить 70-80%. Этим самым вы говорите, что политическая конкуренция не нужна. На этом, я уже думаю, что со мной согласятся слушатели, ваша слабая позиция проявляется однозначно. Я уже не говорю про то, что весь мир живет даже при более успешном развитии, при более качественном уровне жизни, в условиях политической конкуренции, жесткой реальной конкуренции. Не виртуальной, которую сегодня мы наблюдаем, когда есть коммунисты, которые уже не опасны, есть жириновцы, которые, понятно, двумя руками голосуют за то, что говорит «Единая Россия», и вот продолжение вот этой виртуальной многопартийности хуже, чем монопартийность времен КПСС. Сегодня выбор такой: либо мы возвращаемся на круги своя и провозглашаем лозунги типа «слава КПСС», либо мы пересаживаемся из этой модели устаревшей, неперспективной в нормальную модель двухпартийной в основном системы при наличии, конечно, других партий, пусть партии экологические, зеленые и пусть партии радикальные присутствуют для того, чтобы оглашать свою ситуацию. Но конкуренция между двумя основными партиями, которые четко имеют различия, партия, еще раз повторяю, государственников, партия крупного бизнеса и партия, можно сказать, социал-демократического толка являются основой прогресса и развития государства. Если это случится в эти выборы – слава богу. Если этого не произойдет на этих выборах, я уверен, произойдет чуть позже, на следующих. Но без этого развития страны я не представляю, как. Конечно, сегодня в этих условиях, когда у нас шикарная конъюнктура на цены на газ, на нефть, мы, образно говоря, на этом автомобиле устаревшей модели с одним ведущим мостом движемся под гору и можем двигаться сколь угодно долго, пока эта конъюнктура может продолжаться. Но как только первые ухабы, первые возвышенности, первые проблемы возникнут на пути автомобиля без полного привода, под полным приводом я, образно говоря, предлагаю понимать двухпартийную основу, причем с реальной конкуренцией между первой осью государственных интересов - это нужно это важно, это обязательно. И второй ведущей осью социал-демократической – это интересы абсолютного большинства просто трудового народа, тех же пенсионеров, бюджетников и так далее.



Дмитрий Волчек: Я уточню, что Олег Нилов сморил с гипотетическим представителем «Единой России», Владимир Гельман таковым не является. Как мы знаем, «Единая Россия» вообще не хочет участвовать в дебатах своими оппонентами. Послушаем звонки в нашу студию. Петр из Москвы, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Действительно коммунисты у нас неопасны, народонаселение очень большую опасность представляет. Поэтому Владимир Владимирович и возглавил «Единую Россию», он верен конституции 93 года 12 декабря и готов положить свой авторитет на эту конституцию. Получается очень простая ситуация: Путин этим самым показал, что будет сохраняться авторитарный, ручной режим управления страной. Господин Миронов, кстати, тоже говорил, что до парламентской демократии мы не доросли - это дело будущих поколений. Вот таким образом две эти партии погубят нас в итоге, потому что конкуренции не будет ни с той, ни с другой стороны. Это такой пессимистический прогноз. Но я надеюсь на лучшее.



Дмитрий Волчек: Считает наш слушатель Петр из Москвы. Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов вчера заявил, что существует легитимный механизм для того, чтобы Владимир Путин остался на своем посту на третий срок, и это было бы благом для России. Осуществление этого способа Миронов не назвал, но заявил, что «лично серьезно работает над этим». Олег Анатольевич, поясните, пожалуйста, слова вашего лидера.



Олег Нилов: Я тоже считаю, что Владимир Владимирович у нас действительно сегодня идеальный президент. Если сравнивать его с президентами других стран, посмотрите, давайте может быть международный опрос сделаем социологический, у кого больше будет рейтинг, у кого больше профессиональная оценка пригодности. Сегодня для России я точно не вижу внутри страны более эффективного, более профессионального президента. И одновременно с этим могу сказать, что, да, год всего лишь нашей партии, мы действительно жестко оппонируем «Единой России», мы действительно жестко получаем, что называется, неспортивно и по ногам, и удары сзади. И это доказывает, что это не виртуальная борьба. И во многом это происходит и во многом мы до сих пор живы, потому что есть президент Путин. Что будет, если власть полностью перейдет в руки «Единой России», я не могу предугадать, я не могу гарантировать, что сохранится даже в таком виде конкуренция партии «Справедливая Россия» и «Единая Россия». Все остальные варианты, разве вы можете действительно серьезно рассматривать как конкурирующую коммунистическую партию и ЛДПР? Вы разве можете представить, что они, придя к власти, смогут выполнить то, о чем говорят, либо коммунистические программы осуществлять, либо либерально-демократические. Это же все абсурд. Поэтому если вам не нравится «Справедливая Россия», то вы выбирайте для вас из трех зол меньшее. Я думаю, что только по незнанию того, что из себя представляет «Справедливая Россия», вы так скептически относитесь к этой партии. Но за один год мы объединили семь партий вокруг себя – это и «Родина», и Партия жизни, и Партия пенсионеров, и Партия малого предпринимательства и многие другие партии. И задача - объединить все остальные нормальные, реальные оппозиционные партии вокруг этой социал-демократической идеи и прекратить эту политику, которая выгодна только «Единой России».



Дмитрий Волчек: Олег Анатольевич, когда вы говорите слово «оппозиционер», человек сразу представляет Гарри Каспарова, Березовского, Лимонова, Анпилова, то есть людей, которые с тех или иных позиций не согласны в принципе с системой власти, которая сложилась в стране, но все-таки не спикера Совета федерации, который выступает за третий срок Путина. Я хочу дать слово Владимиру Яковлевичу Гельману и спросить его, что сейчас происходит вокруг третьего срока. По всей стране уже всю неделю идут митинги с призывом к Путину остаться на третий срок, не уходить из политики, остаться у власти - под разным соусом это подается. Что происходит с третьим сроком, почему эта новая волна?



Владимир Гельман: Понятно, что Владимир Путин так или иначе дал понять, возглавив список «Единой России», что он намерен управлять страной и после окончания срока своих полномочий. В каком качестве это произойдет – непонятно. Но тем не менее, был дан сигнал, что смены руководства в стране де-факто не произойдет. Другое дело, что при каких-то изменениях на самой верхушке власти конкретные персонажи в окружении президента могут что-то выиграть, а могут что-то и проиграть. Как мне кажется, эта волна, начатая письмом Михалкова и других людей, выступавших от имени деятелей культуры и сейчас перешедшая митингов, отражают борьбу разных кремлевских группировок за место под солнцем, за влияние на политический курс, за влияние на финансовые потоки, на экономические решения. Чем закончится эта волна, сказать трудно. Я думаю, что нам стоит ожидать каких-то довольно решительных столкновений вокруг Владимира Путина и вполне возможно, что только он сам сможет разрулить борьбу группировок вокруг него.



Дмитрий Волчек: Главное предположение до последнего времени состояло в том, что он хочет стать премьером при слабом президенте Зубкове и устроить перераспределение полномочий в пользу кабинета министров. Однако вчера в Португалии Путин сказал буквально следующее: «Если кто-то считает, что я намерен перебраться, скажем, в правительство России и передать туда основные полномочия, то это не так». В общем, сплошная загадка. У нас много звонков. Николай из Смоленской области, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Самым большим саморазоблачением партии «Справедливая Россия» было то, что на третьем месте в партийном списке оказался, просто потрясающе, 25-летний никчемный мальчик. Таких мальчиков в 7 часов вечера полно в любой пивнушке и в Москве, и в провинции. И я понял, что настоящих кадров у партии нет, которые могли бы эффективно управлять страной, раз на третьем месте просто мальчик на побегушках. Это что-то похоже на лошадь Нерона в сенате.



Дмитрий Волчек: Николай, вы уже просто не знаете последних или даже не последних новостей. Человека, о котором вы говорите, Сергея Шаргунова сняли, больше он не идет третьим номером в списке. Кстати, Олег Анатольевич, если не ошибаюсь, Шаргунов недавно, еще до исключения, был в Петербурге и, вероятно, с вами общался. Вы поддерживаете его изгнание?



Олег Нилов: Вы знаете, да. Я еще раз напомню, что партии буквально завтра исполнится один год. Но давайте все-таки требования соизмерять с возрастом и с возможностями, которые были у партии за один год. Я поддерживаю это, потому что да, действительно, у некоторых наших членов партии, которых мы не смогли узнать за один год, все-таки личные амбиции были выше, чем интересы партии. И когда вы слышите, что один или другой член партии, не согласный с тем, что его не включили в проходную часть списка, что его лишили возможности стать депутатом, вот он по этой причине категорически порывает, хлопает дверью и уходит, то понимайте это, как вам хочется понимать. Но я это понимаю так, что, дорогой друг, ты пришел решать свою карьеру, либо все-таки менять что-то в России. Для меня очень важный этот вопрос. И если после того, когда у него не получилось с личной карьерой, он начинает заявлять, что вся партия изначально гнилая, пусть он сам на себя посмотрит в зеркало.



Дмитрий Волчек: Звонок Валерия Аркадьевича из города Королев. Добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, как-то легко оперируют историей. То говорят, что «Единая Россия» - это хуже КПСС, с другой стороны говорят, что коммунисты не опасны. Но что мне понравилось, я обратил внимание, что большая опасность, вашим гостем заявлено – это все-таки, оказывается, народ. И вот здесь ни «Единая Россия», ни «Справедливая» этот фактор недооценивают и, как говорится, слава богу. Потому что народ все видит, оценивает. И та демагогия, которая исходит из уст одного из наших сегодняшних выступающих по поводу того, что партии нужно разделиться, устраивать внутрипартийную борьбу, вы знаете, эти игрушки для какого-то клуба.



Дмитрий Волчек: Валерий Аркадьевич, послушайте: вот данные социологического опроса Центра Юрия Левады, почтенная социологическая организация. Почти половина, 49%, граждан России положительно отвечают на вопрос: как бы вы отнеслись к тому, чтобы «Единая Россия» официально стала ведущей силой государства, которая, как в свое время КПСС, могла бы направлять действия всех органов власти и назначать своих людей на государственные должности? Повторяю: половина россиян поддерживает идею превращения «Единой России» в КПСС. У нас, к сожалению, очень мало времени, но очень много вопросов, на которые мы не ответили. Я хотел бы дать какой-то прогноз предвыборный, на что следует рассчитывать «Справедливой России», которую мы сегодня обсуждаем. Мне лично кажется, что главный вопрос на предстоящих выборах очень точно сформулировал президент Татарстана Минтимер Шаймиев: проблема состоит не в том, сколько процентов наберут «единороссы», а какая из партий-конкурентов вообще теперь сможет преодолеть 7% порог. Владимир Яковлевич, ваш прогноз?



Владимир Гельман: Я не берусь говорить о конкретных цифрах, но, на мой взгляд, у «Справедливой России» сейчас ситуация крайне сложная и я не удивлюсь, что в конечном итоге они не преодолеют 7% барьер. То, что в парламенте будет как минимум две партии - это просто предусмотрено избирательным законом. Но если говорить о второй партии, то больше шансов у коммунистической партии, нежели, чем у «Справедливой России».



Дмитрий Волчек: Олег Анатольевич, на какой результат думских выборов вы рассчитываете для своей партии?



Олег Нилов: Опыт уже подсказывает, что не единожды коммунистическая партия, партия ЛДПР проходила в Государственную думу, и никаких результатов от этого нет. Мы предлагаем другой вариант: мы предлагаем, чтобы второй партией, реально оппонирующей «Единой России», была «Справедливая Россия», а пусть избиратели решают.




XS
SM
MD
LG