Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Причины массового интереса к "битцевскому маньяку"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Ткачук.



Дмитрий Волчек: В четверг суд присяжных в Москве признал виновным Александра Пичушкина, «битцевского маньяка», в совершении 48 немотивированных убийств. Сам Пичушкин утверждает, что он убил 60 человек. В пятницу он выступил с последним словом. Громкий судебный процесс, который завершится приговором в понедельник, подробнейшим образом освещался российскими и зарубежными СМИ. Журналисты старательно цитировали эпатажные заявления подсудимого, не испытывающего ни малейшего раскаяния. О причинах массового интереса к «битцевскому маньяку» и другим серийным убийцам моя коллега Татьяна Ткачук беседовала с заведующим кафедрой нейро и патопсихологии психфака МГУ Александром Тхостовым.



Татьяна Ткачук: Одно из средств массовой информации сообщило, что незадолго до суда «битцевский маньяк» получил письмо от некоей студентки Татьяны, которая написала, что считает его заложником высоких моральных идей и сочувствует ему. Александр, как вы полагаете, эту студентку тоже нужно лечить? И насколько распространено такое отношение в обществе к этому убийце?



Александр Тхостов: Лечить ее, не знаю, нужно ли, нужно на нее вначале посмотреть, чтобы решать эту проблему. Но то, что она отражает явление социального безумия определенное, я думаю, что это совершенно правильно. Потому что, к сожалению, такого рода люди, как Пичушкин, превращаются в медийных героев, о них говорят, они заполняют экраны, они действительно в каком-то смысле герои нашего общества, занимая в нем внимания довольно большое. И в принципе они добиваются своей цели - цели прославиться. Мы уже не помним, кто делал памятники, храм Артемиды, но мы помним, кто его сжег. Его сжег Герострат. А кто его построил? Это какой-то симптом социальной болезни в том числе.



Татьяна Ткачук: Человек, который 14 лет убивал, убивал жестоко, человек развязный, самоуверенный, с претензий на сверхчеловеческую сущность, который говорит, что он и прокурор, и судья, и адвокат, и палач, и почти что бог в одном лице, становится «героем нашего времени». Это говорит о том, что не хватает истинных героев?



Александр Тхостов: Нет, это говорит о том, что вместо истинных героев, которые занимаются вещами часто делами не очень яркими, скучными, занимают место в культуре постепенно герои такого рода. Это не вчера возникло. И психологи, и философы, и культурологи исследовали эту проблему. Это возникает с романтизацией такого человека, который над этим миром, который не признает его установления. Такой демон, демоническая фигура. В каком-то смысле это и Байрон, Лермонтов, Печорин – это начало этого. Дальше он над всеми. Он такой изгнанный отовсюду, не признающий обычных человеческих отношений, он романтизируется в сознании. Я думаю, что многие люди проецируют на этого героя собственные фантазии, собственные ожидания, часто забывая при этом, что на самом деле это жестокий, тупой, бессердечный человек. Забывая, что его поступки, которые должны демонстрировать ницшеанского почти героя, ведь они захватили в собственную орбиту этих несчастных людей, у каждого из которых была собственная семья, дети или родители и вообще-то была собственная жизнь, и он лишил этой жизни. Как можно относиться к нему таким образом, как пишет Татьяна. Кто безумен? Татьяна безумна. Безумна и ситуация.



Татьяна Ткачук: Александр, чем маньяк отличается от обычного убийцы, может быть за исключением того, что не прослеживается мотивация?



Александр Тхостов: Это главное отличие. Мотивы обычного убийцы психологически более-менее понятны, и их не так много – корысть, неприятие, ревность, любовь, месть. А маньяк не убивает по этим причинам, он не становится богаче, он не становится от этого умнее, он не достигает никаких целей, за исключением одной – в эту минуту получить удовольствие. Это очень сложный феномен, его исследуют многие. Я когда был в Америке, у них большой банк этих убийц есть, и есть психологический портрет этого убийцы. Это, как правило, белый мужчина в возрасте от 20 до 40 лет. Вот очень странная вещь, и я не знаю, как обсудить - практически нет афроамериканцев, которые были бы убийцами. То есть, видимо, это в том числе феномен культуры в каком-то смысле, не просто болезнь, но и культура.



Татьяна Ткачук: Александру Пичушкину, судя по публикациям последней недели, необыкновенное удовольствие доставляет выступление перед публикой.



Александр Тхостов: Его час пробил.



Татьяна Ткачук: Отчасти поэтому, как считают эксперты, он и попросил, чтобы присяжные заседатели судили его, а не просто судья. Скажите, на ваш взгляд, это его индивидуальная черта, конкретно Пичушкина, или это довольно характерная черта вообще маньяка-убийцы?



Александр Тхостов: По исследованиям, которые проводятся, вообще характерная черта, они все в каком-то смысле и прокалываются именно поэтому. Они пишут письма, они хотят, чтобы об этом знали, они хотят испытать миг, когда окажутся в центре внимания всех и все убедится, какие они необыкновенные существа, даже не люди, тут вы абсолютно правы, они боги в своем сознании. Вот эта мегаломания у них, во всяком случае, у многих.



Татьяна Ткачук: В одной из речей на суде Пичушкин сказал, что ему было интересно «накопить души». Что происходит с его душой, если вообще об этом уместно говорить?



Александр Тхостов: Если она у него есть. Я думаю, в этом смысле это на уровне безумия. Накопить души – что он имеет в виду? Безусловно, у него нет души, но то, что чувствует себя, я видел, как он выступает, как он ведет себя. Понимаете, нет никакого элемента раскаяния, нет никакого чувства души у него. Вот это, мне кажется, чтобы его так уж романтизировать, не следует подумать?



Татьяна Ткачук: Александр, на ваш взгляд, не уместнее сейчас было бы широкой публике больше узнать, почему так много лет не могли поднять поймать этого убийцу? Кто именно поймал все-таки, чья заслуга в том, что он предан суду, а не перепевать бесконечно какие-то многозначительные фразы, которые он выдает на судебных заседаниях. Вот такой перекос в прессе, с вашей точки зрения, чем объясним?



Александр Тхостов: Тем, что желтая пресса интересуется в основном «жареными фактами», тем, что легко, быстро понимается и на самом деле тягой людей к такому остренькому, скажем так. Конечно, безусловно, интереснее было бы узнать, кто его поймал и почему его не поймали так долго. Может быть, снизить этот интерес к его личной персоне. Потому что на самом деле, хотят или не хотят слушать нас эти люди, которые пишут о нем, они работают на него, они в каком-то смысле соучастники. Это метафора, но все-таки это так.


XS
SM
MD
LG