Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему орловских журналистов избивают прямо в редакции? Кто поможет людям, дома которых проваливаются под землю? Сколько лет дают в Ижевске за недоказанную вину? Юные художники изостудии «Зебра» украшают Тверь. Казань: Помогут ли обманутым дольщикам? Самара: Кто даст жилье бывшим офицерам? Обнинск: За что в третий раз уволили заслуженного учителя России? Кавказские Минеральные Воды: Откуда взялась дизентерия? Сочи: Кто прав – пенсионер или журналист. Псков: Театр создают энтузиасты


В эфире Орел, Елена Годлевская:



2 октября в офисе независимого еженедельника «Орловские новости» было совершено нападение на главного редактора газеты Татьяну Кузьмину. Крепкого телосложения мужчина с широкой золотой цепью на шее в присутствии многих посетителей и журналистов сначала угрожал сотрудникам редакции, затем оскорбил Татьяну Кузьмину и ударил ее по лицу. Разбушевавшийся посетитель не скрывал своего имени – Валерий Москалев, директор ООО «Продэкспорт». Он же – один из героев нашумевшего материала «Естественный отбор», в котором рассказывалось о так называемой хлебной мафии, наживающейся за счет перекупки зерна, а также о том, как с помощью Валерия Москалева получил срок орловский преступный авторитет, исполняющий функции смотрящего - Владимир Елисеев по прозвищу Елисей.


На следующее утро после происшедшегоТатьяна Кузьмина обратилась с заявлением в следственное управление Орловской области, в котором попросила привлечь Валерия Москалева к уголовной ответственности по статье 144 Уголовного кодекса Российской Федерации – «Воспрепятствование журналистской деятельности». В правоохранительные органы Орловской области за защитой обратилась и учредитель газеты «Орловские новости», депутат областного Совета народных депутатов Марина Ивашина, на которую Валерий Москалев тоже совершил нападение. Рассказывает Татьяна Кузьмина:



Татьяна Кузьмина : Он выслеживает автора статьи. Он выслуживает другие сотрудников редакции. Где он взял адреса наших сотрудников? Какие у него намерения, мы не знаем. Он просто неадекватен. Его машину видели у подъезда дома, где живет коммерческий директор газеты. Через четыре дня после того, как он устроил в редакции этот дебош и выслеживал учредителей издания, он на нее напал утром. Стоял в карауле с самого, видимо, раннего утра. Как только она вышла, он за ней поехал на своем джипе и устроил такой же дебош. Либо он уверен, что он с нами может договориться по мировому соглашению, но этого никогда не будет, либо он уверен, что его прикроют, что у него настолько высокая крыша, которая может воздействовать на прокурорских работник, на судей. Он уверен в том, что его крыша прикроет и вытащит из любых неприятностей.



Елена Годлевская : Заявление главного редактора газеты «Орловские новости» Татьяны Кузьминой передано для проверки в Орловский межрайонный следственный отдел, следователю Сергею Трубникову.



Татьяна Кузьмина : Он мне стал жаловаться, что он не может найти этого гражданина нигде и вызвать его на опрос по моему заявлению. Я следователю следственного комитета дала и сотовый телефон, и номер машины, и примерный адрес. Когда стало известно, что он выслеживает автора статьи, что она на Марину Евгеньевну совершил нападение, я следователю Трубникову в большом гневе позвонила. Чего они ждут? Они ждут, что нас здесь всех начнут убивать, потому что человек явно неадекватный, а он его найти до сих пор, оказывается, не может. Или они здесь хотят устроить еще одну Анну Политковскую?! Он мне сказал, что он ему уже по моей наводке позвонил, он ему объяснит, он будет обходить нашу редакцию за тысячу километров.



Елена Годлевская : На сегодняшний день решение о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении еще не принято. Следствие не торопится не только с выводами, но и, похоже, с самой проверкой.



Татьяна Кузьмина : Только через две недели следователь нашел время и возможность вызвать названных мною свидетелей. Только через две недели с ними побеседовали и опросили. В прошлом году примерно в это время у нас вышел конфликт редакции с областной прокуратурой. Не понравился снимок в газете, где присутствовал человек, похожий на президента, и человек, похожий на губернатора. В прокуратуре показалось, что там присутствует жест, с которым недостойно обращаться с главой государства. Газета вышла в среду. В четверг уже были найдены какие-то эксперты, которые провели экспертизу за один день, а в пятницу, то есть через два дня выхода газеты, меня вызывают в прокуратуру и выписывают предписание о том, что мы не должным образом обращаемся с президентом. Чтобы ввести в газету, независимый еженедельник цензуру, прокуратуре потребовалось два дня. А чтобы только опросить свидетелей, требуется две недели. Он же не взорвал редакцию, он же не убил редактора. Подумаешь, пришел, наскандалил, стукнул походя по лицу. Потом окажется, что он просто размахивал руками.



Елена Годлевская : В Орловской области это не первый случай угроз в адрес независимых журналистов и не первая попытка работников средств массовой информации найти защиту у правоохранительных органов. Но до этого угрожавшие скрывали свои лица и имена, похоже, к удовлетворению милиции и прокуратуры, которые ни разу не нашли виновных и никого не привлекли к ответственности. Теперь ситуация иная, но правоохранительные органы вновь не торопятся встать на защиту свободы слова. Случайность? Главный редактор газеты «Орловские новости» Татьяна Кузьмина так не считает.



Татьяна Кузьмина : Это не может быть случайностью. Когда власть беспредельничает, почему нельзя беспредельничать отдельным гражданам. Этот гражданин, Москалев, он же часть этой системы власти. Он занимается сделками с хлебом, хлебной деятельностью. Туда входят люди только, которые имеют очень тесные контакты с представителями исполнительной власти, - или это их родственники, или это их друзья. Этот человек прекрасно знает, что у него есть какая-то защита. Вся ситуация чем гадка, противна и даже где-то, может быть, безысходна? Тем, что не закон определяет, а определяет кто-то, кто сидит в тени в каком-то кабинете. У него есть власть, у него есть телефон. На федеральном уровне – это один кабинет, на областном уровне – это другой кабинет, в районе – это свой кабинет. Это и есть вертикаль власти, которая сейчас построена в России.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



У жителей пригородного поселка Николаевка из-под ног уходит земля. Уходит в прямом смысле слова – летом этого года на улице Южной начал садиться грунт, увлекая огороды местных жителей вниз к протекающей здесь реке Лепелейке. Осенью дошла очередь и до жилых строений.


Алексей Никитин начинает каждый день с осмотра своего дома, а вечером, после работы не смотрит как обычно телевизор, а занимается ремонтом. Под фундаментом его дома появилась трещина, и сейчас просаживается вниз угол кухни. Щель в стене, появившаяся летом, быстро увеличивается. Алексей только и успевает ее замазывать, да стягивать между собой доски фасада дома, которые из-за движения земли постоянно расходятся.



Алексей Никитин : Каждый раз приходится вот так ремонтировать. Уже замотались, да и не только я. Там тоже постройки. Там тоже делают этот ремонт. А земля все уходит и уходит. Как дальше жить, не знаю.



Игорь Телин : Соседке Алексея, Вере Сергеевой, повезло в том, что дом ее находится хоть и по соседству, но чуть дальше от оползня. Жилье пока не страдает, в отличие от надворных построек.



Вера Сергеева : Так земля сползает и сползает все больше и больше. Подошло почти к нашему сеновалу. Сеновал уже начинает сходить потихоньку. А там рядом и сарай у нас. И сарай поползет также.



Игорь Телин : А муж Сергеевой, Николай, уже приглядывается, когда ждать прихода настоящей беды.



Николай Сергеев : Еще несколько метров осталось – метров 10-15 – до нашего фундамента. Если дальше так пойдет, то фундамент пойдет вместе с трещиной вниз.



Игорь Телин : Минувшее лето было кошмарным, говорит Николай Сергеев. Грунт здесь начал садиться в июне. Он перегородил речушку, в итоге водоем превратился в рассадник зловония, которое не позволяло летом держать окна в домах открытыми. К тому же местных жителей беспокоило расположенное рядом огромное дерево, которое в любой момент могло упасть на газовую трубу и спровоцировать настоящую катастрофу. Вот уже пятый месяц обвал продолжает отвоевывать землю у людей. За это время половина улицы Южной осела на 6-7 метров ниже прежнего уровня, что и демонстрирует наглядным примером один из местных жителей, Петр Макеев.



Петр Макеев : Вот у нас рулетка, 5 метров, а ее не хватает, видите. Больше 5 метров уже. А обрыв все идет и идет.



Игорь Телин : Характерно, что земля здесь осела строго вертикально, в итоге огороды нескольких семей стали двухуровневыми. Осенью просадка грунта приостановилась, так новая беда – стала обваливаться кромка. В результате большая часть огородов оказалась где-то внизу. Местные сласти поначалу не обратили внимания на проблемы жителей улицы Южной, но когда люди пообещали перекрыть движение по проходящей по Николаевке крупной автодорожной магистрали, на встречу к ним приехали представители МЧС, которые стали успокаивать местных жителей, мол, ничего страшного, проблема решаема. Это мнение руководства местной спасательной службы.



Один из руководителей местной спасательной службы : Реальной угрозы, большой реальной угрозы жителям, которые проживают в этом районе, пока нет. Но, возможно, что этот оползень будет прогрессировать. Поэтому надо уже сейчас планировать необходимые мероприятия, какие-то финансовые средства планировать, чтобы планово это было, а не вот нежданно-негаданно этим начали заниматься. Надо планировать мероприятие либо по укреплению этого откоса, либо по планомерному отселению граждан с этой зоны.



Игорь Телин : Только такие слова мало чем успокоили местных жителей. Семья Кеушкиных, например, у которых под угрозой оказались надворные постройки - сарай, в котором они держали корову, и сушилка для сена, решила от содержания скотины избавиться. А некоторые семьи уже начали покидать опасную зону, не доверяя заверениям представителей МЧС.



Житель : Неправильно они говорят. Как же там нет… Мы ночью уже боимся спать. Невозможно спать. У меня сзади живет родной брат. Он уже в этом помещении не спит, не живет. Боится. Там невозможно жить, потому что там идет дом.



Игорь Телин : Никакого внимания со стороны властей мы не ощущаем, говорят местные жители. Летом, перед приездом в Саранск Владимира Путина на улице Южной появлялась группа чиновников. На просьбу людей сделать хоть что-то, они ответили в том смысле, что всех их дешевле переселить в квартиры. И местные жители теперь думают, было ли это реальным обещанием или просто оговоркой. Но как бы то ни было внимание властей к улице Южной этим и ограничилось.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



На днях в Ижевске был оглашен приговор в отношении бывшего члена Национал-большевистской партии Александра Овчинникова – за преступление против конституционного строя и посягательство на общественную безопасность он получил год лишения свободы условно с двухгодичным испытательным сроком, в ходе которого он должен доказать свое исправление.


Сам эпизод, который следователи Удмуртского управления Федеральной службы безопасности квалифицировали по части 1 статьи 280 Уголовного кодекса – «Экстремистская деятельность», в изложении государственного обвинителя выглядел так: «Овчинников изготовил и 7 апреля этого года расклеил три листовки, содержащие призывы к свержению конституционного строя (в листовке – «сделать революцию» и «свергнуть Путина»), разжигающие рознь по социальному признаку – «уничтожать буржуев, которые сидят у власти»». Сам Овчинников отрицает свою причастность к изготовлению и расклейке этих листовок.



Александр Овчинников : Я в том, в чем меня обвиняют, не признаю. Я этого не делал. Явка с повинной была написана под диктовку, показания из меня добывались, я уже говорил, как – меня к ним склонили. 15 мая меня вызвал капитан Синтяков и расспросил, что я знаю о наклеенных листовках. Я ему честно ответил все, что знаю, что листовки не мои, что вижу их второй раз в жизни.



Надежда Гладыш : Однако в деле есть признательные показания бывшего нацбола. Вот как он объясняет их появление в частном разговоре со мной.



Александр Овчинников : В коридоре надели на меня наручники и завели в другой кабинет. Шкаф, два стола, стул и сейф. Больше ничего. Все. Тут заходят люди в масках, двое, и несут шприц и такую здоровенную ампулу с прозрачной какой-то жидкостью. Сейчас, говорят, вколем, и сам все скажешь. Говорю, Европейская же конвенция запрещает. Мне говорят – ну и что? Они сначала положили меня на стол грудью, а руки за спиной. Думаю, может, сейчас как-то издеваться будут. На пиджаке закатали рукав и говорят: давай говори – где, когда, как, с кем ты изготовил и распространил эти листовки. Как был этот весь прессинг, в этот момент я не сознался. Они говорят, мы все знаем, нам только подтверждение нужно. Сейчас, говорят, уколем, и сам все скажешь. А потом они мне мешок надели на голову.



Надежда Гладыш : Что за мешок?



Александр Овчинников : А в каком деньги носят инкассаторы.



Надежда Гладыш : Полотняный?



Александр Овчинников : Полотняный. Я сквозь него только очертания вижу людей, но слышал только два голоса.



Надежда Гладыш : В ходе судебных разбирательств, которые длились два месяца, защита обращала внимание суда на неразрешимые противоречия в аргументах обвинения. Так, одна из листовок была наклеена на жестяной щиток, расположенный на стене здания на высоте более двух метров. В протоколе изъятия записано 1 метр 85. А сотрудник, якобы осуществлявший наружное наблюдение в момент расклейки, в суде продемонстрировал, как подсудимый наклеивал листовки – отнюдь не вставая на цыпочки и не вытягиваясь во весь рост, притом, что в Александре росту всего 1 метр 75.


Кстати, этот оперативный сотрудник УФСБ Максим Урмацких, давая показания в суде, часто отвечал на вопросы весьма расплывчато.


Куда отлучался «объект наблюдения»?



Максим Урмацких : Затрудняюсь точный адрес дать.



Надежда Гладыш : В чем был в тот вечере подозреваемый?



Максим Урмацких : Я сейчас не вспомню. Ежемесячно веду наблюдения. У меня объектов большое количество. Я не могу помнить в каких кроссовках, в каких джинсах ходил мой объект.



Надежда Гладыш : Где располагалась компания, в которой находился Овчинников?



Максим Урмацких : Сейчас не готов сказать. Поскольку это не то место, которое я часто посещаю. Я был на этом месте первый раз. Я сейчас не смогу точно сказать, где эта компания сидела.



Надежда Гладыш : Почему в деле нет снимков момента расклейки?



Максим Урмацких : Снимка расклейки нет. Это решает мое руководство – рассекречивать их или не рассекречивать.



Надежда Гладыш : Не совпадает состав клея: Овчинников обычно пользовался обойным клеем марки КМЦ, а в якобы найденной бутылке из-под «Пепси» эксперт исследует силикатный клей, и утверждает, что он идентичен изъятому у Овчинникова ранее. Отсутствие уличного освещения в месте расклейки не помещало в 11 часов ночи одному из свидетелей обвинения «в свете фонарей» прочесть призывы экстремистского содержания. Но как узнали об этом следователи, если он, как утверждает, сам туда об этом не сообщал? Или такая деталь, о которой упомянул подсудимый в последнем слове?



Александр Овчинников : Кроме того, ни на одном предмете – ни на листовках (у нас их три группы), ни на бутылках, ни на кисточке – нет моих отпечатков пальцев, но имеется опять же два предмета, на которых отпечатки, как пишет эксперт, оставлены не Овчинниковым, а другим лицом или лицами. Почему следствие не ищет лиц, которые оставили эти отпечатки пальцев? Настоящие преступники, возможно, на свободе. Чьи это отпечатки пальцев?



Надежда Гладыш : Приговор оглашался в течение часа. Все доводы защиты, в том числе алиби подсудимого, удостоверенное в суде тремя свидетелями, судом были отвергнуты. Суд не согласился с прокурором только в количестве лет лишения свободы – обвинитель просил два, суд дал один год.


Любопытная деталь: в первых числах сентября тот же самый судья – Наиль Загидуллин – в том же Октябрьском суде Ижевска рассмотрел еще одно дело по «экстремистской» статье. Рассматривалось оно в особом порядке, то есть без состязания сторон, без рассмотрения добытых следствием доказательств. Такая процедура предусмотрена при чистосердечном раскаянии подсудимого и полном признании им своей вины. К тому же самому, по его словам, склоняли и Овчинникова.



В эфире Тверь, Евгений Новиков:



Удивительные создания – зебры. Когда бегут, равняются не на самого быстрого, а на самого медленного, чтобы все убереглись. Именно это обстоятельство и учитывала тверская художница Ирина Арзамасцева, когда давала название детской изостудии. Назвала ее не «Солнышко», не «Радуга», а «Зебра».



Ирина Арзамасцева : Образована она в 1989 году. Я когда закончила художественное училище, как раз Дворец культуры, хотя это старейшее культурное заведение нашего города, был без изостудии. Я как молодой специалист, да еще и по распределению сюда попала для создания студии.



Евгений Новиков : Изостудию посещают дети и подростки, которым от 4 до 16 лет каждый год порядка 50-60 человек.



Ирина Арзамасцева : Сначала ребятам мы даем только как бы импульс творчества. Кто-то ходит для себя, потому что рисование для него – это как вид деятельности, который помогает ему в этом мире жить радостно и счастливо. Кто-то ходит уже, потому что он собирается стать профессиональным художником и дизайнером.



Евгений Новиков : Зарплаты у преподавателей изостудии скромные, но люди здесь работают с удовольствием. Говорит художник и дизайнер Андрей Пучков.



Андрей Пучков : Она не коммерческая для меня. Она меня не напрягает. Мне с ними интересно, весело – видеть, как маленький человек превращается в серьезного осознанного художника, творца. Много росписей делаем по городу на стенах. Освоили акриловую технику. Настолько профессионально сейчас ребята работают, что просто диву даешься.



Евгений Новиков : Детям нравится ходить в «Зебру».



Ученица : Сейчас в нашей студии проходит конкурс по сказкам. Очень много было работ на сказки «Золотая рыбка». Сейчас в процессе сказка «Почему в море вода соленая», также на многие другие сказки.



Ученица : Меня зовут Ангелина. Я рисую про дракона. Очень нравится. Я очень сильно рисовать люблю.



Ученик : Меня зовут Петя.



Евгений Новиков : Давно ходишь в студию?



Ученик : Второй год.



Евгений Новиков : А что любишь рисовать больше всего?



Ученик : Животных.



Ученица : Меня зовут Дуся. Я давно уже сюда хожу – третий год. Сейчас я рисую китайскую сказку «Булан».



Ученик : Меня зовут Толя. Я хожу прилично уже – пятый год. Я рисую фрукты в разрезе.



Евгений Новиков : Ребята участвуют в художественных конкурсах, проводят различные акции. Говорит руководитель изостудии Ирина Арзамасцева.



Ирина Арзамасцева : Одна из последних акций, которую мы провели 1 октября, - это настенные панно и росписи мы сделали для реабилитационного центра для детей с ограниченными возможностями. Работники этого центра сказали, что, наверное, ваши рисунки помогут им заговорить. Наши ребята очень вдохновенно откликнулись на эту тему. Темы рисунков были достаточно радостные. То, что, действительно, увидит ребенок и, может быть, ему захочется сказать, что это радуга, это солнце.


Будем участвовать в международном фестивале «Зодчество-2007». Это ежегодный фестиваль архитектурного творчества, который проходит в Москве в «Манеже». Мы выбрали тему – «Тверь, которую мы потеряли». После революции более 50 культовых сооружений – замечательные церкви, храмы и соборы – были уничтожены, разрушены. Наши ребята по фотографиям нарисовали, как они себе представляют эти уже утерянные храмы. Я думаю, что это очень важно для наших ребят – знать историю.



Евгений Новиков : Бессменный руководитель «Зебры» Ирина Арзамасцева уверена, что для ребенка любого возраста в изостудии найдется интересное дело. А дети верят, что с помощью красок и кисти можно создать волшебный мир.



В эфире Казань, Олег Павлов:



Участники пикета : Власть повернулась ко мне задом.



Олег Павлов : Уже можно и со счета сбиться, вспоминая, сколько и где в последнее время в Татарстане прошло пикетов, так называемых, обманутых дольщиков. Народ считает, что власти глухи, но все же идет, в очередной раз надеясь и веря в торжество справедливости.



Участница пикета : Органы власти, органы самоуправления должны принять народ, должны решить их вопросы.



Рустам Минниханов, премьер-министр республики Татарстан : Ну чего вы кричите, подойдем и поговорим.



Олег Павлов : Впрочем, это уже не первая встреча властей с дольщиками, в прошлый раз к ним выходил министр внутренних дел Татарстана Асгат Сафаров.



Асгат Сафаров : Если вам важно, чтобы они сели мы их посадим. Но вам от этого будет легче.



Участники пикета : Будет моральное удовлетворение. Жулик или мошенник должен сидеть в тюрьме.



Олег Павлов : Число пострадавших в Татарстане по данным объединения «Союза обманутых дольщиков» достигло уже более пяти тысяч семей, а это значит, что почти 15 тысяч жителей лишились крова. Этот пикет перед зданием Госсовета самый большой за все время. В Казань приехали пострадавшие инвесторы из Набережных Челнов и других городов Татарстана.



Участница пикета : Мы уже ждет 2,5 года. Живем на квартире. Уже терпения никакого нет. Пожалуйста, помогите нам.



Участник пикета : Власти в Челнах говоря, это не наша проблема. Был мэр – это его дела были. Я за его дела не отвечаю.



Участник пикета : Были люди, которые брали кредит, продавали квартиры, потому что им обещали, что вот осенью вы уже заселитесь. Люди летом квартиры продали, и в итоге без ничего остались. Есть люди, которые уже умерли от всяких болезней, скорее всего, от инфаркта.



Олег Павлов : Конечно, какую-то долю вины эти люди берут на себя – опять подвела излишняя российская доверчивость. Но ведь так хочется, чтобы все было «по-людски», по справедливости. И ведь не бесплатные квартиры себе вымаливают. За свое жилье все эти люди расплатились сполна, но обещанной крыши над головой так и не получили. Чтобы обратить на себя внимание они устроили вот такую акцию – все укутались одеялами, заявив, что это единственная их защита от непогоды. Так и дефилировали и перед зданием парламента, и уже после пикета по городу.



Участница пикета : Я в свое время взяла двоих детей-сирот на опекунство. Поймите меня правильно. Я эти деньги с пенсии детей, не кормя, хотела обеспечить им квартиру. В данный момент я еще воспитываю одна свою дочь. Мне помочь некому.



Участница пикета : Обещали, а сейчас у нас просят деньги. А где мы возьмем, пенсионеры, деньги эти?



Участница пикета : Кран поставили. Уберем, говорят, кран. Мы что, игрушка, чтобы над нами издеваться?!



Олег Павлов : Чем глубже премьер-министр республики Рустам Минниханов вникал в суть дел, чем больше узнавал подробностей из первых уст, тем кардинальнее менялось выражение его лица. Люди взяли представителей власти в плотное кольцо, у всех накипело, каждый спешил поделиться именно своей бедой, каждый в этой толпе хотел, чтобы руководители республики в первую очередь узнали всю правду именно о его обидчике.



Участница пикета : Он нам в наглую, глядя в глаза, говорит – перед вами я отчитываться не собираюсь. Понимаете. Я не боюсь ни УБЭП, ни прокуратуры. Я перед вами отчитываться не собираюсь. Нас это страшно возмутило.



Участница пикета : Что говорить-то?! Ментимер Шарипович, примите, пожалуйста, меры. Просим. Вы у нас как бог. Ментимер Шарипович, помогите, пожалуйста, нашей проблеме.



Олег Павлов : Президент Татарстана услышал.



Ментимер Шаймиев : Почему на воле ходят эти руководители? Люди же правильно ставят вопрос! Они же залезли в карман законопослушных граждан! Рассмотрите. У них что, нет помещения, где они сидят? Что, у них нет механизмов, с которыми они работали? У них кое-где есть земли. Что только у них нет! Разберитесь, пожалуйста.



Олег Павлов : Не слышать обманутых дольщиков стало уже не возможно. И хотя статус многих из них можно обозначить аббревиатурой БОМЖ, эти люди спиваться и опускаться не собираются. Большинство из них люди деятельные, достаточно образованные, то, что в любой стране называется средним классом. Они уже создали свой Союз и понимают – вместе можно добиться многого.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



В поселке Рощинский Самарской области 13 октября состоялась акция протеста военных пенсионеров. Более одной тысячи человек на митинге потребовали от властей решить вопрос с предоставлением собственного жилья семьям военнослужащих, которые ушли на пенсию. Сегодня более 1200 семей проживают в закрытом военном городке Рощинский и нуждаются в собственных квартирах.


Митинг протеста начался с минуты молчания в память о подполковнике в отставке Александре Максине. Он умер прямо во время акции протеста. После митинга протеста 13 октября военные пенсионеры из поселка Рощинский объявили о показательной десятичасовой голодовке. Ветераны почтили память боевого товарища минутой молчания. «Это Родина его убила, не война!» – услышали от них позже заместители командующего Приволжско-Уральского военного округа, прибывшие вечером 13 октября на место митинга. Рассказывает председатель Совета ветеранов поселка Рощинский Владимир Корохонян.



Владимир Корохонян : Нет почетнее для солдата погибнуть на поле брани. Это поле брани Александра Владимировича Максина было здесь. Самое обидное, что солдат, который отдал государству всю свою молодость, все свое здоровье умирает, воюя со своим государством.



Сергей Хазов : Поселок Рощинский имеет статус поселка Министерства обороны. Сегодня более половины жителей поселка – уволенные в запас военные пенсионеры. По закону, после выхода в отставку военный пенсионер должен приобрести себе другое жилье. Однако жители Рощинского не могут поменять свое жилье на квартиры в Самаре, поскольку приватизация квартир в военном городке запрещена. Продолжает член Совета ветеранов поселка Рощинский Валерий Костин.



Валерий Костин : Не заслужил за 24 года Александр Максин своей квартиры, а заслужил только 2 на 3 клочок земли, в который мы сегодня его опустим. Наше доблестное Министерство обороны, не строя служебного зелья, закрывает такие городки, делает служебное жилье. Нужно строить!



Сергей Хазов : На денежную выплату, положенную военным пенсионерам по жилищному сертификату Министерства обороны, можно купить, по заявлениям митингующих, разве что туалет в коммунальной квартире. Не имея возможности реализовать жилищный сертификат, бывшие военнослужащие продолжают жить в Рощинском. Жители Рощинского уже трижды получали жилищные сертификаты, но приобрести на них квартиры фактически невозможно. «Сейчас в районе Новосемейкино строится коттеджный поселок для военнослужащих запаса, но квартир в нем в два раза меньше, чем необходимо», - рассказал председатель общественной организации ветеранов военнослужащих поселка Рощинский Сергей Горенко.



Сергей Горенко : Поймите, мы не спекулируем этим. Это факты. С 1995 года в нашем городке ушло из жизни 88 военнообязанных, наших товарищей. Только в этом году - 13 человек. Когда нам говорят, что нами займутся после 2010 года, извините, кто до этого доживет? Нам за 50, за 60, под 70 лет.



Сергей Хазов : Власть забывает и об инвалидах, живущих в поселке Рощинский. «Единственный в губернии дом ветеранов войны работает в Самаре, и получить в нем квартиру для рощинцев нереально», - говорит Илья Петров.



Илья Петров : Местные власти только делают тогда, когда им уже пишешь письмо, ни транспорта, ни подъемника ничего нет. Единственное, что дом сделан для ветеранов и инвалидов – это единственный дом. А остальное все заброшено. Бедные пенсионеры, бедные инвалиды.



Сергей Хазов : Военные пенсионеры поселка Рощинский официально пригласили на акцию протеста самарского губернатора Владимира Артякова, и депутата от своего избирательного округа, и командующего Приволжско-Уральским военным округом, и уполномоченного по правам человека Ирину Скупову. Никто из них не удостоил своим вниманием бывших военнослужащих Рощинского гарнизона. 12 октября спикер Самарской губернской Думы Виктор Сазонов в присутствии журналистов пообещал решить проблемы военных пенсионеров Рощинского.



Виктор Сазонов : Депутаты Самарской губернской думы, правительство Самарской области постоянно уделяют достаточно пристальное внимание всем тем проблемам, которые есть, тем более, проблеме военнослужащих, хотя здесь не все вопросы они в рамках полномочий.



Сергей Хазов : Продолжает председатель общественной организации ветеранов военнослужащих поселка Рощинский Сергей Горенко.



Сергей Горенко : Все эти митинги только для того, чтобы напомнить о себе. Пригрозили пикетировать саммит, который в мае проходил, и перекрыть трассу. Это сработало. Приехала комиссия Министерства обороны, приехал командующий округом. Разговаривали. И все! Есть у нас протоколы, протоколы совещания у Сычева, протоколы с командующим, протоколы с Гребенюком. Ни одного слова в этом протоколе на сегодняшний день не выполнено.



Сергей Хазов : В случае если власти не обратят внимание на проблемы военных пенсионеров, жители поселка Рощинский говорят о готовности провести в ноябре массовую акцию протеста уже в рамках общероссийской акции по защите прав бывших военных.



В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



В Обнинске уволена директор муниципальной гимназии Валентина Гончарова. У нее был заключен контракт с городской администрацией до 2009 года. Но, видимо, городское начальство устало ждать, когда Валентина Ивановна уйдет сама, а ей уже исполнился 81 год. Несмотря на значительный возраст, Гончарова на здоровье не жалуется:



Валентина Гончарова : Я не пропустила ни одного рабочего дня. Был недавно диспансерный учет. Там у меня спрашивали медицинскую карту, а я говорю, там нет ничего. Я 17 лет не ходила к вам в больницу.



Алексей Собачкин : Контракт же с Гончаровой составлен таким хитрым образом, что расторгнуть его оказалось очень просто. Читаем: «Основанием прекращения трудового договора является принятие работодателем решения о досрочном прекращении трудового договора». Конец цитаты. То есть и причин никаких не надо объяснять, указали на дверь и все. Хотя Гончаровой сначала предложили самой написать заявление об уходе.



Валентина Гончарова : А случилось очень просто – меня пригласили в мэрию и сказали, что или вы сами напишите заявление, в противном случае есть у нас контракт, и мы можем его использовать.



Алексей Собачкин : По мнению Валентины Гончаровой, причина ее увольнения в следующем:



Валентина Гончарова : Я думаю, что им надо назначить кого-то человека своего.



Алексей Собачкин : Сказать же о том, что Гончарова плохо исполняла свои обязанности, язык не повернется. Муниципальная гимназия – это учебное заведение, в котором сосредоточены очень сильные педагогические кадры. Ребята постоянно побеждают на городских, областных и зональных олимпиадах. Правда, гимназия не смогла получить грант в размере миллиона рублей в нацпроекте «Образование», но этот миллион дается тем школам, что лучше смогли представить себя в отчете. А самой лучшей рекомендацией гимназии служит то, что туда можно попасть только по конкурсу, а более 90 процентов учеников поступают в вузы на бюджетные места.


И незадолго до увольнения городская администрация вручила Гончаровой на День учителя благодарственное письмо «за высокий профессионализм в решении задач воспитания и образования подрастающего поколения и за большой личный вклад в развитие образовательной системы города». Конец цитаты. Как-то не совпадает одно с другим. Вот что думает Сергей Стонт, отец одного из учеников гимназии:



Сергей Стонт : Какие бы то ни были причины для увольнения или прекращения контракта, мое мнение, что форма и то, как это произошло, конечно, это противоречит всем нормам общественной морали и взаимоотношениям в обществе. Сын мой учится в гимназии. Я вижу по тому, как ему преподают, что подход к образованию здесь не формальный, а с максимальной возможностью для ребенка усвоения материала, чтобы была перспектива и для поступления в вуз, и для дальнейшей учебы. Конечно, я думаю, что во многом именно такая система и системная подготовка, которая позволяет выпускникам гимназии везде поступать – это, безусловно, заслуга Валентины Ивановны.



Алексей Собачкин : Сейчас Валентина Гончарова собирается обратиться в суд:



Валентина Гончарова : Свои интересы надо защищать, а не просто соглашаться, посыпав пеплом голову.



Алексей Собачкин : Гончарову раньше уже увольняли дважды. Первый раз еще в 1991 году, потом в 1996. Оба раза негласной причиной был пенсионный возраст Валентины Ивановны. И оба раза она восстанавливалась в должности по суду.



В эфире Кавказские Минеральные Воды, Лада Леденева:



Из-за вспышки дизентерии в Лермонтове и Кисловодске серьезно пострадала репутация курортов Кавказских Минеральных Вод. Паника охватила и другие города: что, если инфекция распространится по всему краю?



Житель : Я переживаю и за детей. Я детей люблю. Я не знаю, как так можно относиться к детям.



Жительница : Я работала на пищевом предприятии. У нас Санэпидстанция не выходила. Вы где-нибудь ее сейчас найдете?



Лада Леденева : 3 октября в больницы с симптомами острой кишечной инфекции стали поступать воспитанники детских садов города Лермонтова. 4-го заболели учащиеся православной гимназии Кисловодска.



Ученик : У меня живот сильно болит. В школе, когда мы ели, у меня сильно очень заболел, я пошел к доктору, сказали, чтобы я шел домой, полежал, а потом в больницу.



Лада Леденева : От эпидемии пострадали 15 детских садов и школа - всего более 500 детей. Поначалу врачи скрывали реальное положение дел.



Врач : Вся информация у замглавы. Мне сказали, за то, что я вчера что-то разговаривала с кем-то, ни о чем не говорить. До свидания.



Лада Леденева : Когда же сообщения о происшествии попали на ленты всех центральных информагентств, дозированная информация стала поступать из Роспотребнадзора и прокуратуры. Данные о количестве пострадавших разнились в сотни человек.



Владимир Полубояренко : От чиновников нужна только гласность. В тиши кабинетов, конечно, они будут информацию, замалчивая. Чиновнику важнее сохранить свое кресло, чем отвечать за последствия своей бездеятельности, так скажем мягко. Это становится уже страшно за своих детей, внуков.



Лада Леденева : Считает глава общественной экологической организации «Подорожник» Владимир Полубояренко. 4 октября организация пикетировала здание краевого управления Роспотребнадзора с требованием разобраться в ситуации. Акцию проигнорировали и санэпидемиологи, и местные власти.



Владимир Полубояренко : Каждый месяц происходят вспышки таких серьезных инфекционных заболеваний. Счет ведь идет уже не на десятки, а на сотни. Роспотребнадзор, мы продолжаем утверждать, совершенно не контролирует санитарно-эпидемиологическую ситуацию в Ставропольском крае.



Лада Леденева : Губернатор края, недавний «единоросс» Александр Черногоров на фоне острого политического противостояния с победившей на думских выборах «Справедливой Россией», угрожающей лишить его губернаторского кресла, воспринял произошедшее, как удар по собственной репутации.



Александр Черногоров : Любое ненаказание поощряет еще большее преступление. Поэтому разбор полетов будет тщательный, детальный и будут, конечно же, следовать наказания.



Лада Леденева : По результатам анализов причиной вспышки признали кисломолочную продукцию Железноводского предприятия «Вита».



Эксперт : Установлено, что в продукции «Вита» по девяти пробам установлена связь с заболеванием детей в городе Лермонтове.



Лада Леденева : Прокурор Ставропольского края Иван Полуэктов назвал произошедшее преступлением и публично предупредил виновных о неизбежности наказания.



Иван Полуэктов : Те события, которые у нас происходят в районе Кавказских Минеральных Вод, иначе как преступлением назвать нельзя. По случаю, который здесь произошел, где пострадало более 700 человек, более 400 было госпитализировано, возбуждено два уголовных дела по факту – нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшие массовые заражения и отравления людей.



Лада Леденева : Однако в этой истории так и осталось больше вопросов, чем ответов. Почему из-за продукции комбината, поставляемой в десятки санаториев и других учреждений региона, пострадали только дети? Почему, если производитель действительно виноват, суд признал его вину лишь частично, и даже не закрыл предприятие, а лишь оштрафовал на символическую сумму - 20 тысяч рублей? И если возбудитель дизентерии действительно найден в продукции завода, как он попал на предприятие?


Вот что по этому поводу думает генеральный директор акционерного общества «Вита» Салис Аджиев.



Салис Аджиев : Суд оштрафовал нас за нарушение санпина, то есть в процессе работы предприятия были допущены… Где-то на полу плитка отлетела, где-то на потолке краска, где-то свет, оборудование не то, чисто косметические…



Лада Леденева : Не исключает версию диверсии и заместитель председателя правительства края Марат Арсланов. Ведь это уже третья за последние пару месяцев вспышка дизентерии на Ставрополье, прошедшая по тому же сценарию, что и две предыдущие - снова детские сады и снова недоброкачественный кефир.



Марат Арсланов : И третий раз мне непонятна первопричина этого явления. То, что произошло в Благоданьском, Георгиевском районах тоже до конца нам не понятно, что было началом.



Лада Леденева : Сказал Марат Арсланов. Впрочем, пока чиновники искали виноватых, дети пошли на поправку. Сегодня их родители надеются, что подобное больше не повторится ни в одном из курортных городов.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Судебная тяжба между живыми о мёртвых длится в Сочи вот уже пятый год. Участники судебного процесса - Руслан Викторович Сутченко, пенсионер, инвалид, и Светлана Николаевна Кравченко, журналист. Началась эта история, когда в суде Центрального района города Сочи рассматривался иск господина Сутченко к городскому предприятию "Ритуальные услуги", а попросту говоря к кладбищу. Несколько могил появились прямо у ворот дачного участка истца.



Руслан Сутченко : Данные могилы выполнены прямо у ворот моего садового домика, и я не могу заехать во внутрь на мой садовый участок.



Геннадий Шляхов : Сочинская журналистка Светлана Кравченко, узнав от родственников усопших о судебном процессе, приняла в нём участие.



Светлана Кравченко : Попалась мне такая история. Рассказали её родственники о том, что могилы усопших собираются выкапывать. Я даже не поверила им, что это действительно может быть. И они пригласили меня на суд. И, действительно, истец просил выкопать могилы четырёх усопших. Понаблюдав за всем этим, собрав документы, я написала статью, которая называлась "Домик на костях".



Геннадий Шляхов : Статья была опубликована в трёх газетах – «В Аргументах и Фактах», «Народной газете Сочи» и в «Аргументах недели». Вот цитата из этой публикации: "Сама цель заявителя - перезахоронить прах людей, чтобы на этом месте сделать заезд на садовый участок - является неэтичной и бесчеловечной. Это надругательство над светлой памятью усопших. Такие действия являются бессмысленными и жестокими, и поэтому их смело можно назвать вандализмом".


Суд Центрального районного суда города Сочи под председательством господина Ващенко, рассмотрев гражданское дело, признал заявление Сутченко Руслана Викторовича обоснованным и вынес решение о перезахоронении праха усопших. Из решения суда: "Обязать муниципальное унитарное предприятие "Ритуальные услуги населения" выполнить перезахоронение, согласно Федерального Закона номер 1600-77. Обязать предприятие предоставить возможность Сутченко въезда и выезда на принадлежащем ему автомобиле на принадлежащий ему участок".


Родственники погребённых в ответ на решение суда обратились с Заявлением в средства массовой информации и в суд: "Мы, законные представители умерших, считаем, что требования гражданина Сутченко о перезахоронении могил наших близких с территории городского кладбища с целью сделать заезд на свой садовый участок являются аморальными, духовно безнравственными".


Разделяя позицию родственников, Светлана Кравченко по итогам судебной тяжбы и написала статью "Домик на костях". Вот небольшая цитата из публикации: "Когда сотрудники МУП "Ритуальные услуги населению" и родственники, потерявшие близких, которых Сутченко требует откопать, чтобы сделать площадку себе для разворота, спрашивают о моральной стороне его действий, напоминая о том, что и он не вечен, Сутченко бойко отвечает, что он бессмертен и что всё равно добьётся, чтобы тела умерших перезахоронили!".


Кассационная инстанция уже дважды отменяла решение судьи Ващенко о перезахоронении праха усопших, но пенсионер Сутченко не сдаётся. Вновь обращается в суд.



Руслан Сутченко : На что бьют мои противники: вот, нахал, он требует убрать могилы, чтобы создать ему условия для заезда на его садовый участок! Враньё!!! Я не требую создавать условия для заезда на мой садовый участок. Я требую восстановить моё право заезда на мой садовый участок, которым я пользовался много лет.



Геннадий Шляхов : Своё гражданское право на судебную защиту, пенсионер Сутченко реализует в полной мере, обратившись с иском в адрес журналистки и изданий, опубликовавших статью "Домик на костях". Вот выдержка и искового заявления, в котором господина Сутченко считает, что изложенные в публикациях сведения не соответствующие действительности: "Я уверен в том, что цель распространения сведений в газете - подрыв общественного мнения о Сутченко как в масштабе Российской Федерации, так и за рубежом РФ, создание негативного мышления о Сутченко как в Российской Федерации, так и за её рубежом".


По этому иску суд взыскал с журналистки Кравченко 50 тысяч рублей. Но это только за публикацию в местной городской сочинской газете.


Очередная рабочая неделя начнётся для журналистки и пенсионера судебными заседаниями. Первое, с утра, по иску Руслана Сутченко. Второе, после обеда, по заявлению Светланы Кравченко.



В эфире Псков, Анна Липина:



Александр Заболотный : Я актерам всегда кричу: «Громче! Быстрее!» Это еще меня научили мои педагоги. Это вроде бы шутка, а на самом деле – громко, чтобы было слышно, а быстрее, чтобы не скучно было.



Анна Липина : Говорит главный режиссер Псковского театра кукол Александр Заболотный. Свой очередной детский сезон Псковский театр кукол открыл спектаклем «Человек, которого не было» по произведению Сергея Довлатова.



Александр Заболотный : Была сложная сцена все это адаптировать. В общем, это цирковой спектакль, по большому счету.



Анна Липина : Шесть лет назад в 2001 году заведующий литературной частью Театра кукол Алексей Маслов на чердаке здания театра среди остатков старых декораций и театральной бутафории случайно нашел рукопись с неизданной и ранее неизвестной пьесой Сергея Довлатова для детей «Человек, которого не было». Потом два года театр добивался разрешения на постановку пьесы у вдовы писателя Елены Довлатовой. После длительных переговоров театр получил разрешение на право постановки спектакля на 5 лет. В этом году пройдут последние спектакли по этому контракту. Для постановки было изготовлено более десяти кукол. Говорит художник Галина Изотова.



Галина Изотова : Как распишем кукол, так она у нас и поплывет. Веселая – значит, веселая, грустная, то, значит, грустная.



Анна Липина : Чтобы не скучно было, хорошо работать должны не только художники-бутафоры, в чьих руках рождаются куклы, но и актеры. Один из них – школьник Паша Иванов, который работает не за ширмой, а на сцене. Его роль в спектакле по пьесе Довлатова – подсадной в цирке.



Паша Иванов : У меня самая трудная роль в работе. Я когда в цирке выступаю, я воздушный гимнаст.



Анна Липина : Представление длится 1,5 часа. Герой пьесы – мальчик Митька Ковалев – хочет стать знаменитым. Он отправляется в цирк, где разгадывает секреты фокусника. Всего в постановке занято более десяти человек. В роли автора, самого Довлатова, - заслуженный артист России Евгений Бондаренко, который выходит к зрителям.



Евгений Бондаренко : Он жил очень неуютно и не обихожено, как говорят. Любовь какая-то у него осталась, потому что здесь было его детство.



Анна Липина : Лирические вставки и в зале тишина, несмотря на то, что большинству зрителей не более 12 лет. Это единственное произведение для детей, которое написал Довлатов, но рассчитан спектакль как на маленьких, так и на взрослых зрителей, утверждают в театре. Каждый может увидеть в пьесе что-то свое, потому что к ней можно добавить подзаголовок «Мечта», говорит актриса театра Раиса Иванова.



Раиса Иванова : Чтобы стать человеком, все равно надо пройти какой-то свой путь, свой жизненный путь.



Анна Липина : По словам главного режиссера Театра кукол Александра Заболотного, эта пьеса и о не сбывшейся мечте, и грустный взгляд на счастливое детство. А настоящая мечта режиссера – из Кукольного театра сделать Театр кукол. Постановка по трагедии Гете «Фауст» на сцене Псковского театра кукол тому подтверждение.



Александр Заболотный : Я последние несколько месяцев говорил о том, что мы будем делать «Ромео и Джульетта». Мечтаешь, а потом не ставишь, потому что нет денег, потому что нет оборудования, нет сцены, потому что это невозможно.



Анна Липина : Между тем, спектакли Псковского театра кукол уже много лет побеждают на различных театральных фестивалях.



Александр Заболотный : Мы всегда делаем спектакли в 10-20 раз дешевле за счет энтузиастов.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG