Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Кто поможет калифорнийскому погорельцу. С верой в потустороннее американцы вступили в XXI век


Юрий Жигалкин: Кто поможет калифорнийскому погорельцу. С верой в потустороннее американцы вступили в XXI век. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


После нескольких дней пожаров Калифорния начала подсчитывать потери. К счастью, число погибших сравнительно невелико в контексте масштаба бедствия: к концу прошлой недели было найдено двенадцать тел, четверо из них - мексиканские мигранты, подпольно переходившие границу и оказавшиеся во власти огня в безлюдном приграничном районе. Огонь уничтожил около двух тысяч построек, более тысячи семей потеряли свои дома, стоимость потерянного предварительно оценивается в полтора миллиарда долларов. Губернатор штата Арнольд Щварцнеггер назвал пожары «одной из тяжелейших катастроф в истории Калифорнии».


Тем не менее, погорельцы проявляют, казалось бы, неестественную для жертв пожара уверенность и даже оптимизм, твердо говоря о том, что они отстроятся на пепелищах. Что внушает им это чувство? Является ли в условиях, так сказать, цивилизованной калифорнийской жизни потеря дома, скарба бедствием? Помочь разобраться в экономической подоплеке этой ситуации я попросил Михаила Бернштама, профессора экономики сотрудника Гуверовского института.



Михаил Бернштам: Разумеется. Потому что очень многие из них покупают меньше страховки по объему покрытия своего ущерба, чем то, что может случиться в катастрофическом смысле, потому что они считают, что вероятность не очень велика. В среднем стоимость самой постройки в Калифорнии такого среднего дома – 200, 250, 300 тысяч долларов. Люди обычно страхуют на 100-150 тысяч долларов, поэтому, в общем-то, многие из них окажутся в больших убытках, потому что те страховки, которые они купили, могут покрыть, скажем, половину тех расходов, которые они понесут при строительстве нового дома. В 2003 году был тоже крупный пожар в районе города Сан-Диего, там, где и сейчас приходится один из эпицентров сегодняшних пожаров. И после этого очень многие люди подали в суд на страховые компании, обвиняя их в том, что те не дали им правильный совет, не объяснили им, что надо покупать страховку на более высокое покрытие. И вот как раз по стечению обстоятельств в апреле сего года было вынесено первое решение суда – в пользу страховых компаний, что люди сами должны, в общем-то, делать свои расчеты, сколько они хотят купить покрытие и платить, соответственно, больше, если они хотят.



Юрий Жигалкин: Но ведь люди не просто остались от дома, им ведь нужно где-то жить, вновь обзаводиться всем необходимым для жизни, а это огромные расходы.



Михаил Бернштам: Вот это очень интересный момент, потому что как раз в Калифорнии существует закон, по которому страховые компании, а не государство, не правительство, должны оплачивать расходы по эвакуации. В других штатах страховые компании платят лишь незначительную сумму, которая называется «разница издержек на расходы по поддержанию уровня жизни, то есть то, что человек живет не в своем доме, а платит за гостиницу, платит за еду в ресторане, вместо того чтобы готовить дома. А в Калифорнии полностью или почти полностью все расходы по эвакуации должны оплачиваться страховыми компаниями на время, пока они не могут вернуться в свои дома.



Юрий Жигалкин: Кстати, в эти дни стало модным среди комментаторов сравнивать положение жертв катастрофы в Калифорнии и в Луизиане, Новом Орлеане и делать вывод о несправедливости отношения к ним: калифорнийцы, по-видимому, возместят почти все свои убытки, в то время как многие луизианцы, потеряли почти все.



Михаил Бернштам: В Луизиане люди потерпели очень большие убытки, и вот почему. Потому что традиционно страховка от пожаров развита намного больше во всех западных странах, включая США, чем страховка от других стихийных бедствий. Страховки на потерю дома от пожара, они исторически существуют уже сотни лет, они начались в Англии, во Франции в XVI - XVII веке. В Луизиане в том была проблема, которая до сих пор не решена, что страховые компании в большинстве своем не покрывают ущерб от наводнений. Они покрывают ущерб только от ветра в результате ураганов. И страховые компании заявили, что те погибшие дома в Луизиане, которые были разрушены, они были разрушены в результате наводнений в штате Миссисипи и в штате Луизиана, и это не покрывается. Люди подали в суд, происходят суды. Но пока что все суды вынесли решения в пользу страховых компаний.



Юрий Жигалкин: Профессор, при всем сочувствии к жертвам этих бедствий слышны голоса и тех, кто говорит, что те люди, кто решил жить в местах подверженных природным катаклизмам, должны быть готовы к риску и не должны рассчитывать, что государство или страховые компании рассчитаются за их рискованный выбор, когда они хотят жить с видом на море или в райских районах Калифорнии, богатых на землетрясения и пожары.



Михаил Бернштам: В этой ситуации самый большой вопрос для общества – это то, чтобы страховые компании не изменили свою политику после таких стихийных бедствий. Часто бывает так, что, научившись на этих стихийных бедствиях, страховые компании не продают страховку новую, не возобновляют тем людям, которые получили один раз страховку и уже отстроили свои дома. Второй раз они уже ни за какие деньги не могут купить себе страховку.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Михаил Бернштам.


Приближение праздника всех чертей Хэллоуина американские социологи отметили необычным опросом общественного мнения, приоткрывшим интересную особенность американского национального характера. Как выясняется, значительная часть населения всерьез верит в потустороннее.


Слово – Аллану Давыдову.



Аллан Давыдов: Примерно одна треть американцев считают, что они могут превратиться в призраков. А около четверти людей утверждают, что видели призраков или ощущали их присутствие. Об этом свидетельствуют результаты проведенного накануне Хэллоуина опроса информационного агентства Associated Press и глобальной службы маркетинговых исследований IPSOS . Каждый пятый опрошенный говорит, что допускает существование магии и колдовства. Каждый второй верит в экстрасенсорное восприятие. Наиболее вероятными кандидатами для общения с призраками являются холостяки, католики и те, кто никогда не посещает церковную службу. Среди либералов таких почти вдвое больше чем среди консерваторов. Трое из каждых десяти просыпаются ночью, ощущая чье-то присутствие в комнате. Разумеется, это чувство больше присуще холостякам. 14 процентов опрошенных утверждают, что видели неопознанные летающие объекты.


Страхи и подозрения, связанные с потусторонним миром, многократно усиливаются в Хэллоуин. Про словам Мэри Раундтри, сотрудницы библиотеки города Неошо, штат Миссури один из таких духов в виде огонька блуждает в Озаркских горах.



Мэри Раундтри: У нас в семье об этом рассказывали, когда я была ребенком. Мы, конечно ходили смотреть этот огонек, и мне было страшно: помню, как билось сердце и в горле пересохло. Легенда гласит, что один старый индеец, наткнувшись там на несколько мертвых тел, похоронил их. Затем туда пришел фермер с фонарем. Согласно преданию, они убили друг друга, а фонарь так и продолжает блуждать в пространстве.



Аллан Давыдов: Интересно, что многие представители других культур, переселяющиеся в Соединенные Штаты, на первых порах испытывают шок от хэллоуиновскоой традиции. Вспоминает жительница Нью-Йорка Джулиет Джегасоти, иммигрировавшая почти 40 лет назад из Шри-Ланки.



Джулиет Джегасоти: Мы тогда были молодоженами и жили в Бруклине. Наслушавшись историй о вооруженных нью-йоркских бандах я боялась открыть кому-либо дверь. Как-то муж работал в ночную смену, оставив меня одну с грудным ребенком. В дверь позвонили, и в глазок я увидела какие-то страшные существа, которые издавали рычание. Посоветовавшись с мужем по телефону, я затаилась с дочкой в спальне, обливаясь холодным потом от страха. Час спустя муж позвонил и сообщил, что, оказывается, американцы отмечают странный праздник под названием Хэллоуин, и в эту ночь принято звонить людям в двери и пугать друг друга. Я никогда не забуду, в каком я тогда была ужасе. А дочь моя подросла и полюбила Хэллоуин.



Аллан Давыдов: В США производство одежды, манекенов, окровавленных рук и голов и другой хэллоуиновской атрибутики давно стало индустрией с многомиллиардным оборотом.



Юрий Жигалкин: Встреча с призраками в Хэллоуин – дело естественное. Собеседники моего коллеги Владимира Морозова сталкиваются с ними и в обычные дни недели.



Владимир Морозов: Я опросил своих соседей по даче в деревне Коринф. Среди них плотник, домохозяйка, тюремный охранник, медсестра. Первый вопрос: вам приходилось встречаться с призраками?



Тэмми: Да, я верю в их существование. Вон дом через дорогу. Зимой там никто не живет. И вдруг возник какой-то оранжевый свет. Он то зажигался, то гас.



Владимир Морозов: Так, может, кто-то приехал и включил свет?.. Я пытался спорить, но потерпел поражение, так как мне тут же предъявили свидетеля.



Роуз: Тэмми меня позвала, когда там зажегся свет. Странный какой-то, то ли желтый, то ли оранжевый. Я тоже знаю, что там никто не живет. Когда хозяйка уезжает, то выключает свет. А тут он мигал часа два.



Владимир Морозов: Другой сосед слышал эту историю уже не раз и реагирует политически некорректно.



Том: У баб куриные мозги! Не верь что они там наговорили (смеется).



Владимир Морозов: Этот маловер утверждает, что у него нет предрассудков. «А если ко мне явятся привидения, - храбро заявляет он, - то я вытолкаю их за дверь!» Беседовать с женщинами куда интереснее. Их мир причудлив и красочен.



Эн: Когда над твоей головой летают птицы или бабочки, это значит, что кто-то, живущий в раю, посылает тебе привет. Это добрая весть. Знак с неба.



Владимир Морозов: Другая соседка, так сказать, подвела под призраков почти научную базу и рассказала про своего родственника.



Джейн: Он написал книгу «Призраки округа Саратога». Люди обращаются к нему, когда в их доме появляются привидения. Да, я верю ему. Он хорошо описал этих призраков.



Владимир Морозов: Опять-таки не без помощи науки…



Роуз: У него есть счетчик Гейгера и еще какие-то приборы, которые помогают ему в охоте на призраков. Потом, он владеет телепатией. Наверное, он просто видит их.



Владимир Морозов: Или верит, что видит…



Боб: Я верю в другую реальность. Мир, который живет параллельно нашему и никак с ним не соприкасается. Нет, это не рай и не ад. Не знаю, что это, но что-то такое там есть. Я надеюсь…


XS
SM
MD
LG