Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Первую победу в суде одержали противники строительства "Охта-центра" в Петербурге


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Марк Крутов: Первую победу в суде одержали противники строительства одиозного небоскреба "Охта-центр" в Петербурге: Верховный суд России отменил решение городского суда и направил жалобу о незаконном строительстве здания на повторное рассмотрение.



Татьяна Вольтская: Скандальная история проекта почти 400-метрового небоскреба "Газпром-сити", длится давно. Уже в 2004 году, когда глава "Газпрома" Алексей Миллер и губернатор Петербурга Валентина Матвиенко объявили о строительстве в городе небоскреба для структур "Газпрома", это вызвало резкое неприятие общественности. У противников проекта три главных аргумента: небоскреб непоправимо испортит панораму Невы, включенную ЮНЕСКО в список охраняемых объектов; за первым небоскребом, обязательно последуют другие, печальный опыт других городов мира уже известен; и, наконец, финансовый вопрос - почему миллиарды рублей на офис "Газпрома" должны пойти из городского бюджета? Несмотря на многочисленные протесты, "Газпром" устроил конкурс, и 1 декабря 2006 года победителем было признано бюро RMJM London limited. В 2006 году была принята целевая программа о строительстве делового центра на Охте, в марте 2007 года проект получил новое название - "Охта-центр". Противники проекта нашли множество нарушений на разных стадиях его продвижения, в частности, отсутствие публичных общественных слушаний, экологической экспертизы, технико-экономического обоснования и прогноза ожидаемых экологических результатов. Защитники города подали в суд, прося признать незаконной городскую целевую программу о строительстве "Охта-Центра". После того, как городской суд Петербурга им отказал, они подали кассационную жалобу в Верховный суд России, который отменил решение горсуда и отправил дело на повторное рассмотрение.


Это еще не победа, но очень важный этап в борьбе против возведения небоскреба на фоне расстрелиевского Смольного собора, - считает активист Движения гражданских инициатив Михаил Дружининский.



Михаил Дружининский: Мы увидели, что федеральные власти могут принимать грамотные, нормальные решения, что прокуратура адекватно реагирует и судьи. Второе, в этом деле принимает активное участие экспертное сообщество, в частности, люди из Ростехнадзора. Они нам предоставили честный ответ о том, что у них нет радиоэкспертизы. Кроме того, большую роль, я считаю, сыграл Аркадий Небольсин, из семьи военно-морских офицеров, русский дворянин, очень известный в кругу тех людей, которые охраняют различные памятники в разных странах. В Европе происходит то же самое, и там тоже нужна помощь. Первая, очень важная, но пока промежуточная победа - результат действий очень большого количества людей. И простых людей, которые выходили на "Марши несогласных", которые требовали остановить это беззаконие.



Татьяна Вольтская: Есть еще группа активистов, которые занимаются вопросом субвенций.



Михаил Дружининский: Субвенции - это выделение бюджетных денег коммерческой организации на невозвратной основе. Фактически это воровство, потому что коммерческая организация должна получать прибыль, и из этой прибыли она может отдавать долги. Кроме того, "Газпром" не самая бедная коммерческая организация, и давать из бюджета ей субвенции, на мой взгляд, преступление.



Татьяна Вольтская: На заседании суда был член координационного совета Движения гражданских инициатив Михаил Беляев.



Михаил Беляев: Стройка идет без соучастия города. Не было распоряжения губернатора на эту стройку, не было распоряжения губернатора о выделении земельного участка, соответственно, и всех согласований, которые предшествуют выходу распоряжения. И на суде, кассационном суде в Верховном суде, представитель губернатора Шумилов признал, что никакой стройки нет, это идет только обсуждение проекта, выбор места, где это будет строиться, выбор, кто будет строить. А один из трех судей Верховного суда довольно по-простому спросил: "Деньги где? Вот я вижу, почти 2 миллиарда потрачено в том году, почти 4 миллиарда - в 2007 году. Где деньги?" Он говорит: "Ну, деньги пошли на конкурс". - "А был конкурс?" - "Ну, как бы не было..." - "Был или не был?" В общем, он там плел, путался.



Татьяна Вольтская: Получается, что официально не было ни конкурса, ни разрешения на строительства, которое, тем не менее, идет полным ходом. Хотя совсем недавно Валентина Матвиенко сказала, что с "Охта-центром" еще ничего не решено, и решать должны сами горожане. А Михаил Беляев сам был на днях на этой стройке и видел огромный котлован.



Михаил Беляев: Много раз я бывал в разных судах и знаю, что не нужно обольщаться, если судья начинает сильно ругать одну сторону, а с другой обращаться лояльно, что он вынесет именно соответствующее решение. Нет, частенько бывает так, что судья в пух и прах разобьет представителей правительства, а потом мило вынесет решение в их пользу. И только когда представитель Генеральной прокуратуры встала и сказала, что она тоже считает, что надо это решение отменить, я думаю: ну, вот, как Генеральная прокуратура скажет, так, скорее всего, и будет. Тем не менее, меня удивило то, что когда судьи удалились на совещание, они туда, как обычно бывает, входят и обратно выходят, а на этот раз они удалились на час. Наверное, у них какие-то жаркие прения были. Можно только гадать, что произошло, но, во-первых, сторона губернатора, может быть, как-то не подготовились, не тех судей посадили из Верховного суда. Может быть, у Валентины Ивановны там какие-нибудь отношения не сложились. Я уже не говорю о законе, закон у нас как дышло.



Татьяна Вольтская: Противники "Охта-Центра", конечно, не рассчитывают на полную победу, но надеются хотя бы существенно понизить высоту небоскреба. А потом свой опыт борьбы с проектом "Охта-центра" они собираются использовать для борьбы с другим одиозным проектом - намывом на Васильевском острове.


XS
SM
MD
LG