Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия опустилась со 127-го на 148-е место в мировом рейтинге уровня коррупции


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Александр Гостев: Россия в этом году опустилась со 127-го на 148-е место в мировом рейтинге уровня коррупции, ежегодно публикуемом международной неправительственной организацией Transparency International. В то же время в России продолжают говорить с высоких трибун о необходимости борьбы с коррупцией, вплоть до создания с этой целью новой спецслужбы. Петербургские экономисты, социологи, юристы тоже обсуждают эту животрепещущую проблему: возможна ли вообще борьба с коррупцией в России.



Татьяна Вольтская: В мировом рейтинге коррупции, публикуемом организацией Transparency International, 180 стран, и в этом списке Россия стремительно скатывается к последним позициям - из бывших республик СССР ее опережают все страны Балтии, а также Молдова и Украина. Кроме того, установлен индекс восприятия коррупции - страны получают баллы от 0 до 10: 0 - самый высокий показатель, 10 - самый низкий. К тому же эксперты отмечают, что высокий уровень коррупции в большинстве случаев совпадает с высоким уровнем бедности - сильно коррумпированные страны не бывают богатыми. "Сегодня взятки составляют полтора бюджета страны", - говорит доктор экономических наук, профессор Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры России Вадим Колесников, который, тем не менее, видит и некие положительные сдвиги в решении проблемы.



Вадим Колесников: Многие пугаются, например, процессов глобализации, а они привносят струю новую и в сферу противодействия преступности. Российское законодательство стало впитывать в себя международные конвенции. 9 декабря 2003 года в Мексике была принята конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции. Мы тоже подписали эту конвенцию и, соответственно, сейчас пытаемся учитывать ее положения при разработке антикоррупционного законодательства. Наш институт участвовал уже дважды в обсуждении проекта этого закона, Генеральная прокуратура недавно приняла такой приказ, буквально 17 сентября, о правотворческой деятельности органов прокуратуры о том, что система прокуратуры может участвовать в подготовке такого рода законодательных актов и в анализе на предмет криминогенности, в том числе коррупциогенности самих положений закона. Я считаю, что это интересное положение, которое уже учитывает требования, в том числе конвенции ООН.



Татьяна Вольтская: Совсем не так светло смотрит на проблему криминолог, социолог, доктор юридических наук Яков Гилинский, который говорит о том, что коррупция в России стала институтом, так что даже ставки публикуются в открытых источниках.



Яков Гилинский: Плата за невозбуждение уголовного дела от 1-й до 10 тысяч долларов, за изменение меры пресечения с освобождением из-под стражи - от 20 до 25 тысяч долларов, смягчение наказания - от 5 до 15 тысяч долларов, игнорирование таможенных нарушений - от 10 до 20 тысяч долларов или 20-25 процентов от таможенного сбора и так далее, и тому подобное. Я вам могу назвать опубликованные таксы по всем видам деятельности нашего государства: сколько стоит место председателя комитета в Госдуме, сколько стоит внесение законопроекта на рассмотрение Госдумы, два-три слова про нашу армию. Таблица, услуга, столько стоит и кому давать, что очень важно. Призывника признать негодным к военной службе сотруднику военкомата - 10 тысяч долларов, это 2006 год. Представление к Ордену мужества - от 3 до 5 тысяч долларов. Услуга награждения благодарностью президента Российской Федерации - 30 тысяч долларов. Повторяю слова одного из криминологов итальянских, который жил лет 150 назад, он говорил о том, что преступность настолько вросла, пустила корни в общество, что если бы представить себе теоретически, что мы можем вырвать всю преступность со всеми корнями, то образуется бездна.



Татьяна Вольтская: Катастрофизм во взгляде на коррупцию непродуктивен, считает научный руководитель Агентства социальной информации Роман Могилевский.



Роман Могилевский: У нас есть возможность идти тем путем, в котором мы минимизируем нагрузку коррупционную на общество. Мы должны поставить государство в равное положение с другими акторами его социально-политического пространства: с обществом, с экспертными сообществами, с журналистами и так далее. Это абсолютно банально. Если мы это сделаем, то мы будем иметь преступность, как в каких-то более-менее благополучных странах.



Татьяна Вольтская: "Правда, дальше, - говорит Могилевский, - нужны определенные человеческие качества". Между тем, исследования ВЦИОМ отмечают катастрофическое падения нравов в России: судя по опросам, честность в последние годы упала в 5 раз, доброжелательность - в 6 раз, бескорыстие - в 8 раз. Эффективна ли будет в таких условиях борьба с коррупцией, этот вопрос остается открытым.



XS
SM
MD
LG