Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Рецессия или инфляция: американский центральный банк перед трудным выбором. Политический тотализатор предсказывает успех Хиллари Клинтон. СПИД пришел в США из Гаити



Юрий Жигалкин: Рецессия или инфляция: американский центральный банк перед трудным выбором. Политический тотализатор предсказывает успех Хиллари Клинтон. СПИД пришел в США из Гаити. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке», у микрофона в Нью-Йорке - Юрий Жигалкин.


В американском центральном банке во вторник начинается двухдневное заседание, результатом которого будет решение, способное сказаться на экономическом здоровье всего мира. Управляющие Федеральной резервной системой должны принять решение, от которого будет зависеть в ближайшие месяцы курс доллара, цена нефти, а самое главное - состояние американской экономики и рынка недвижимости. Но это решение, скорее всего, станет одним из самых трудных и рискованных для центрального банка и его председателя Бена Бернанке. Инвесторы, напуганные потрясениями конца лета, вызванными кризисом на американском рынке недвижимости, открыто требуют от банка снизить стоимость кредита. Руководители ведущих финансовых фирм в телевизионных интервью предупреждают, что если ставка не будет снижена, финансовая система страны, а вместе с ней и экономика, могут оказаться в кризисе. Некоторые комментаторы говорят, что такие выступления попахивают шантажом. Они считают, что это чрезвычайно опасная идея, поскольку удешевление кредита повлечет дальнейшее падение доллара, удорожание импорта, нефти, повышение инфляции и новое раздувание кредитного пузыря, который стал причиной самой серьезной за последние десятилетия стагнации на рынке недвижимости.


Какой выбор может сделать американский центральный банк, и какими могут быть последствия этого выбора? Я задал этот вопрос американскому экономисту президенту Фонда экономического образования Ричарду Эбелингу.



Ричард Эбелинг: Создалось ощущение, что Федеральный резерв должен выбрать меньшее из двух зол. Посредством монетарной политики Федеральный резервный банк может либо ввергнуть экономику в рецессию, либо спровоцировать высокую инфляцию, третьего нейтрального варианта решения проблемы, к сожалению, нет. Проблема заключается в том, что политика низкого, почти нулевого процента в последние годы привела к тому, что рекордный экономический рост в нездоровой степени зависел от инвестиционного бума. Взять хотя бы абсурдный скачок на рынке недвижимости, обернувшийся перенасыщением рынка домами, не находящими сбыта, и серьезными проблема в строительной отрасли. Это произошло, потому что инвестиционные фонды всего мира с готовностью финансировали американские ипотечные кредиты. Однако сейчас управляющие Федеральным резервным банком явно опасаются, что здоровая монетарная политика, то есть поддержание сравнительно высокой кредитной ставки, может в самом деле спровоцировать рецессию, и они, скорее всего, понизят ее на заседании в среду с тем, чтобы поддержать экономический рост. Они не могут в предвыборный год допустить экономический спад и подъем безработицы. Беда в том, что такое решение приведет к росту инфляции, падению курса доллара и рано или поздно - рецессии. Инфляция, и это хорошо известно, предшествует рецессиям.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор Ричард Эбелинг, президент Фонда экономического образования. Снижение Федеральным резервом кредитной ставки, которое прогнозируется подавляющим большинством экономистов, наверняка вызовет всплеск энтузиазма на финансовых рынках, который вскоре может смениться резким разочарованием.


Ставки на политическом тотализаторе указывают на победу на президентских выборах Хиллари Клинтон. Такой способ прогнозирования до недавнего времени списывался американскими политологами как чистое гаданье, однако, как утверждают его организаторы из университета Айовы, рыночная модель предсказаний была до сих пор гораздо эффективнее социологических опросов. Слово - Аллану Давыдову



Аллан Давыдов: Организация Iowa Electronic Markets - IEM - была создана в 1988 года на базе Университета Айовы, штата, открывающим первичные голосования. В отличие от обычных рынков купли-продажи фьючерсных контрактов, IEM является некоммерческой организацией. Ее цели в основном образовательные и исследовательские. Смысл в том, чтобы проследить, может ли рынок быть эффективным инструментом предсказания политического будущего. Максимальная ставка в торгах политическими прогнозами составляет 500 долларов, минимальная - 5 долларов. Промежуток между этими ставками равномерно разбит на проценты. Участвовать в них могут все желающие. Согласно недавним очередным торгам, шансы сенатора от Нью-Йорка Хиллари Клинтон выиграть номинацию в президенты от демократической партии составляют 70 процентов против 15 процентов у ее ближайшего соперника сенатора от Иллинойса Барака Обамы. У республиканцев бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани имеет 40 процентов против 31,5 процента у бывшего губернатора Массачусетса Митта Ромни. В случае противостояния Клинтон и Джулиани в финале президентской гонки у Клинтон 48 процентов на победу, у Джулиани - 32.


Это - всего лишь рыночный прогноз голосования, которое произойдет ровно через год. Но 20-летняя история Iowa Electronic Markets свидетельствует, что прогнозы результатов политических выборов, сформированные на этом рынке, отличаются более высокой точностью, чем традиционные опросы общественного мнения.


Чем вызвана такая точность? Об этом я спросил члена правления IEM , профессора Университета штата Айова Джойс Берг.



Джойс Берг: Во-первых, мы просим брокеров предсказать, что произойдет в будущем, в то время как при опросах общественного мнения ответ респондента отражает ситуацию, соответствующую моменту ответа. Во-вторых, наши брокеры ставят на кон пусть и небольшие, но живые деньги. Так что, прежде чем ставить на того или иного кандидата, у них есть стимул хорошенько подумать и собирать информацию. Третья причина в том, что если при традиционном опросе у вас есть только выбор между категорическими "да" или "нет", наши брокеры имеют возможность выражать оттенки уверенности или неуверенности. Скажем, шансы на победу этого кандидата в президенты равны 80 процентам, а того - 50 процентам. Принцип "все или ничего" исключен.



Аллан Давыдов: А легко ли организовать и поддерживать такой необычный рынок политических прогнозов?



Джойс Берг: После первоначальных затрат управление им обходится очень недорого. Разумеется, наша деятельность требует компьютерного оборудования, но нам не надо постоянно названивать брокерам в ожидании обновлений. Все самые свежие данные моментально появляются на экранах наших компьютеров перед нами. Цены отражают мнение брокеров и агрегаторов в той или иной момент. Опрос же требует длительного контакта с людьми.



Аллан Давыдов: По словам профессора Берг, интенсивность обмена прогнозами в последние годы резко возросла с развитием Интернета.



Юрий Жигалкин: Рассказывал Аллан Давыдов.


Коротко - о некоторых из новостей дня и о поисках идеального детектора лжи.


Сенатор Хиллари Клинтон, один из неизменных лидеров в предвыборных опросах американцев, одержала однозначную победу в еще одной категории. В результате предхэллоуинского опроса, проведенного информационным агентством "Ассошиэйтед пресс", выяснилось, что 37 процентов американцев считают, что в ночь на Хэллоуин не может быть ничего более страшного, чем встреча с маской, изображающей Хиллари Клинтон. Вслед за ней, хотя с серьезным отрывом, в ряду самых пугающих масок - изображение Рудольфа Джулиани - предвыборного лидера среди республиканских кандидатов, его боятся 14 процентов опрошенных. Судя по всему, результаты опросы наверняка имеют больше отношения к имиджу, чем к внешним данным кандидатов. Хиллари Клинтон, например, пугает две трети республиканцев и лишь пятую часть демократов. Что может быть особо неприятно для первой американки, реально претендующей на президентство, что треть женщин считает, что маска с ее изображением будет самой страшной в хэллоуинскую ночь. Интересно, что Рудольф Джулиани пугает лишь четверть демократов. Не исключено, что добрых оттенков его образу в глазах даже крайне либеральных избирателей добавили центристские позиции Джулиани по многим социальным проблемам, например, отношение к праву женщин на аборты и к однополым союзам.


Бывший вице-президент Альберт Гор «удивительно скучный человек», а бывший государственный секретарь Уоррен Кристофер «очень милый человек, но уж очень похож на чернослив». Эти и многие другие замечания и наблюдения принадлежат бывшему президенту Джералду Форду, оставившему о себе память кратким президентством, он провел в Белом доме два с половиной года, оставшиеся до конца срока ушедшего в отставку Ричарда Никсона, и безукоризненной репутацией исключительно корректного человека. Уйдя из Белого дома, Форд не позволял себе публичной критики своих преемников, но у бывшего президента, скончавшегося в декабре прошлого года, были, как выясняется, очень острые мнения относительно самых разных политиков. Он поделился ими с журналистом Томом Дефранко и позволил обнародовать свои мнения только после своей смерти, что Дефранко и сделал в книге «Напишите, когда я уйду». «Билл Клинтон был лучшим из когда-либо встреченных мной политиков, - говорил Джералд Форд с восхищением, - этот человек может продать лед трехдневной давности, он так хорошо умеет убеждать». Разворачивающая драма с Моникой Левински дала бывшему президенту повод для вывода о том, что Билл Клинтон страдает болезненным пристрастием к сексу. "Ему нужна помощь, - сетовал Форд, - он уже безвозвратно подорвал свое президентство". Еще пять лет назад Джералд Форд отметил «неограниченные политические амбиции» Хиллари Клинтон и предупредил, что ее нельзя списывать со счетов, хотя, по его словам, Америка все еще не созрела для дамы-президента.


Вирус СПИДа, скорее всего, был занесен в Соединенные Штаты иммигрантом из Гаити в 69-м году. Такой вывод сделали американские ученые в результате длительных исследований генотипа вируса, который был выделен из образцов крови, взятой у пациентов в начале 80-х годов. По словам ученых, теперь с почти стопроцентной вероятностью доказано, что африканские носители вируса, а в Африке вирус перешел в человеческую популяцию от обезьян в 30-х годах, занесли ВИЧ-инфекцию на Гаити в 66-м году. После появления инфицированного человека в большом американском городе, скорее всего, Майами, инфекция несколько лет набирала силу, и после заражения нескольких сотен человек критическая масса была достигнута. Когда СПИД был окончательно диагностирован в начале 80-х, вирусом были заражены сотни тысяч человек во всем мире.


Как распознать ложь? Война с терроризмом, добавившая актуальности этому вопросу, заставила некоторых ученых начать изобретать новый детектор лжи, способный анализировать мозговую деятельность человека. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Американские ученые и инженеры-изобретатели пытаются найти наиболее совершенные способы распознавания лжи. Нынешний детектор лжи - полиграф - остается несовершенным. Например, Олдрич Эймс, сотрудник ЦРУ, работавший на советскую разведку, легко прошел несколько проверок на детекторе лжи, зато ученый, сотрудник Министерства энергетики США Вен Хо Ли, ошибочно обвиненный в шпионаже в пользу Китая, не смог пройти проверку на полиграфе. Из-за этого подозрения в том, что он продавал Китаю американские ядерные секреты, только усилились, но так и не были доказаны. Американская судебная система, в частности, Федеральный апелляционный суд не принимает показания детектора лжи в качестве доказательства вины или невиновности подсудимого.


Полиграф, изобретенный в 1910 году гарвардским психологом Уильямом Марстоном, а затем уменьшенный до портативных размеров полицейским из Калифорнии Леонардом Келером, основан на идее, будто в момент лжи у человека повышается кровяное давление, повышается оно потому, что человек, когда говорит неправду, делает усилие, заглушая голос совести. Полиграф Келера фиксирует не только уровень давления, но учащенность пульса и дыхания, а также повышенную потливость ладоней. Но такое состояние, вызывающее давление, сердцебиение и потливость, может быть вызвано множеством иных причин. Проверка, проведенная Национальной Академией наук США, показала, что полиграф фиксирует волнение, а не ложь. Профессионал в этом деле, сотрудник нью-йоркской полиции Билл Маджески говорит.



Билл Маджески: Я никогда не начну полиграфическое тестирование, если человек в состоянии повышенного волнения. Я изначально отношусь к любому тестируемому, как к честному человеку. А его нервозность - естественна. Честный человек, когда его подозревают во лжи, волнуется намного больше, чем профессиональный лжец. Честный человек боится быть обвиненным в том, чего он не совершал.



Ян Рунов: Несовершенство имеющихся полиграфов очевидно, как очевидна и необходимость детекторов лжи. Так считает Пол Рут Вольпе из Центра Биоэтики пенсильванского университета.



Пол Рут Вольпе: Нет сомнения, что если бы у нас был эффективный детектор лжи, он нашел бы широкое применение в борьбе с терроризмом, с уголовной преступностью, при найме на секретную или ответственную работу. Полиграфические тесты остаются пока недостаточно надежными.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG