Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Партия СПС заявляет о давлении на нее перед выборами


Программу ведет Михаил Саленков.



Михаил Саленков: Тема предвыборной борьбы, порой нечестной. Сегодня первая в нашей программе партия "Союз правых сил" заявляет, что на нее оказывается давление перед выборами. В регионах произошло немало неприятных инцидентов, к примеру, накануне в Красноярском крае по решению избиркома был изъят тираж предвыборной газеты СПС. В Краснодаре одного из лидеров партии, Бориса Немцова, во время презентации книги забросали мукой, а вчера вечером партия выступила с заявлением о политическом доносе генпрокурору, якобы о нарушениях закона со стороны партии. По мнению моего собеседника политолога Александра Кынева из Независимого института выборов, давление на СПС существует и не только на СПС. Более того, в ближайшем будущем объектом нападения могут стать и другие партии. Почему и кому это выгодно, узнаете из нашей с Александром беседы.



Александр Кынев: Действительно на СПС в регионах оказывается давление, потому что та кампания, которую мы видим, она является достаточно массовой. То есть случаи, например, с появлением листовок по поводу того, что СПС якобы приглашает на работу ВИЧ-инфицированных, они отмечены по всей стране: в Красноярске, в Томске, в Ленинградской области и так далее. То есть в абсолютно разных географических зонах совершенно как бы однотипные материалы, очень похожие на те, которые были весной на выборах в заксобрания. Плюс начинаются изъятия распространяемых газет. Например, в Перми уже были инциденты, в том же Красноярске по поводу запрета на распространение печатного издания под названием "Проблема номер один", которую как раз региональные организации СПС распространяли. Я уже молчу про инциденты, которые были со сжиганием книги Немцова в Москве, которые были, когда тот же Немцов ездил во Владивосток, когда помещение, где у него была встреча, залили фенолом, чтобы сорвать встречу. То есть таких больших и маленьких пакостей в регионах довольно много и это в принципе продолжает ту стратегию, которая была весной, когда с СПС активно боролись в целом ряде регионов. Как мы знаем, была совершенно скандальная ситуация в Дагестане, в Московской области и в Ленинградской области. По сути дела можно говорить о том, что результаты были сфальсифицированы. Например, в той же Ленинградской области первоначально СПС, как известно, преодолевал 7-процентный барьер, а на потом на нескольких участках пересчитали голоса, часть бюллетеней записали в недействительные, и получилось, что они получили 6,997. Этого оказалось недостаточно для прохождения в парламент. Понятное дело, что говорить о том (когда примеров так много), что это все частные случаи, не приходиться. Это конечно спланированная кампания.



Михаил Саленков: Что можно сказать о том, кем спланирована и главное, кому выгодно?



Александр Кынев: Что касается вопросов, кем и кому, понятное дело, что когда речь идет о разных регионах, о довольно разнообразных технологиях, от провокационных листовок до использования для задержания агитаторов представителей правоохранительных органов, понятное дело, что это все невозможно без использования админресурса. Значит, соответственно, понятное дело, что речь идет о тех, кто обладает властью. А что касается, почему это происходит, я думаю, причина в том, что те технологии, которые использует в работе, скажем, Антон Алексеевич Баков, это работа с избирателями по месту жительства, работа в сельской местности, которая в современных условиях для партии власти является зоной почти тотального господства, доминирования, то есть федеральная статистика однозначно говорит о том, что за последние годы, особенно осень прошлого года, весна этого, почти во всех регионах голосование за "Единую Россию" на периферии регионов, в сельских районах, в малых городах было наиболее высоким и больше всего голосовали за оппозицию региональные центры, то есть крупные города. В этих условиях сознательная была кампания, когда работали на максимальное повышение явки в сельской местности и на максимальное ее снижение в городах. А как раз СПС вот эти технологии, которые использует Баков, это технологии, в основном активно использующиеся именно в сельской местности, как раз там, где доминирует "Единая Россия", то есть они по сути дела покусились на того избирателя, который в современных условиях является для "Единой России" базовым. Я думаю, что именно этим и вызваны вот эти наезды на правых, тем более вот эти провокации, они для избирателя образованного выглядят скорее, как красная тряпка, потому что настолько они очевидны и настолько они вызывают раздражение. А для неискушенного жителя сельской глубинки подобные листовки, что СПС нанимает на работу больных СПИДом, принимаются за чистую монету и люди боятся пускать в дом агитатора, видя в каждом агитаторе человека, который несет в себе какую-то личную физическую угрозу и так далее. В этом смысле, я думаю, что причина именно в этом.


Кроме того, все-таки власть стремится иметь полностью подконтрольный парламент и все, кто не свои, даже при условии, что с ними можно договариваться, что там есть какие-то другие как бы вопросы, тем не менее, хочет иметь абсолютно своих, то есть тех, кто готов на любые действия и вообще не проявляет никакой самостоятельности. Понятное дело, что оппозиция антисистемная, в нынешних условиях как бы нет, она вообще не участвует в выборах, потому что эти группы, типа "Другой России" или НБП, они вообще не имеют политического статуса, эти люди находятся вне рамок легального политического поля. Но даже в том легальном поле, которое существует, все равно есть желание иметь максимально послушную, управляемую структуру. И все, что хоть как-то отходит в сторону от этого некоего шаблона, оно все, мы видим, искусственным путем загоняется в гетто так, чтобы люди существовали, но не имели шансов никаким образом участвовать в распределении мандатов, чтобы ни на что не могли влиять.



Михаил Саленков: Сейчас больше всего страдают ведь две партии, насколько я понимаю, это СПС и "Справедливая Россия".



Александр Кынев: Во всяком случае так было последний месяц. Но сейчас такое ощущение, что кампания против "эсеров" стала немножко спадать, потому что уже стало понятно, что еще немножко додавить и у нас может оказаться вообще двухпартийный парламент, где не будет никого, кроме "Единой России" и коммунистов, а для имиджа страны это, наверное, было бы не самым лучшим вариантом. В современных условиях, скорее всего, мне кажется, что сейчас такая активная кампания против "эсеров", наверное, немножко стихнет, потому что они сами сделали много ошибок, в общем, кампания и так достаточно далеко зашла. Что касается кампании против СПС, надо смотреть, как ситуация будет развиваться. Не исключаю, что давление как раз на СПС в этой ситуации будет продолжаться. Я думаю, что в ближайшее время, скорее всего, мы увидим рост кампании против коммунистов, потому что коммунисты за последние месяцы, особенно в условиях борьбы с "эсерами", очень резко усилились, они ведут очень качественную кампанию в целом ряде регионов, и уже начинают возникать опасения, что они получат больше, чем им заранее было отведено по некоторым кремлевским сценариям. Поэтому я думаю, что в ближайшее время, скорее всего, начнется борьба очень активная именно с КПРФ.



Михаил Саленков: Но, мне кажется, что нельзя так однозначно утверждать, что это дело рук "Единой России" или это делается исключительно в ее интересах.



Александр Кынев: Скажем так, это делается в интересах власти. Чиновников не надо переоценивать. Чиновники всегда склонны выполнять максимально простые и четкие приказы. То есть любые сложные схемы, они очень тяжело транслируются по вертикальным каналам. Вертикаль у нас способна выполнять максимально четкие приказы: этих мочить, этих поднимать. И когда начинают выполнять приказ, никто не думает о том, что во всем должна быть мера. Если делают, так делают на полную катушку, полутонов в нашей политике не бывает и к этому давно пора привыкнуть. Я говорю, есть некий сценарий, который, наверное, на этих выборах реализуется и, соответственно, всех участников кампании пытаются различными, скажем, методами держать в рамках тех ниш, которые им определены, и не выпускать за определенные пределы, когда они начинают слишком сильно усиливаться. Но я думаю, что в любом случае у нас очень много примеров, когда на выборах все равно последнее слово за избирателем, и множество примеров, когда люди в конце концов все равно голосовали по-своему и голосовали вовсе не за тех, за кого было заведомо предначертано по тому или иному плану. И за последний год таких примеров в регионах было достаточно. Так что я думаю, что на федеральных выборах есть шанс, что все равно результат будет отличаться от неких умозрительных построений каких-то технологов.


XS
SM
MD
LG