Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Единая Россия" отказалась от участия в предвыборных теледебатах


Программу ведет Андрей Шароградский . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович .



Андрей Шароградский : Российская предвыборная хроника. Центризбирком проводит сегодня жеребьевку бесплатного телеэфира для партий- участниц выборов в Государственную Думу. Сегодня же стало известно, что партия "Единая Россия" отказалась от участия в предвыборных теледебатах. Сейчас в прямом эфире корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович, которого я прошу подробнее рассказать о том, как проходит жеребьевка, и чем вызвано решение партии "Единая Россия".


Данила, здравствуйте! Прошу вас.



Данила Гальперович: Здравствуйте! Надо сказать, что, прежде всего, от бесплатного телеэфира не отказалась ни одна партия. И в Москве, и в общероссийском масштабе проходит сейчас жеребьевка. Я поясню, почему я так делю - в Москве и в России. Потому что в Москве тоже есть бесплатные средства массовой информации, естественно, государственные средства массовой информации с госучастием, на которых будет предоставляться бесплатное время. Действительно, это технический процесс. Там распределяется время между теми 11 партиями, которые сейчас зарегистрированы Центризбиркомом. "Единая Россия", как уже было сказано, отказалась от теледебатов. Она будет исключительно использовать это время для своей агитации. Все члены ЦИК говорят, что это вполне законно. В Москве, кроме "Единой России" от теледебатов отказалась Демократическая партия России. Поясняет, как может сказаться на имидже "Единой России" ее отказ от теледебатов руководитель исследовательской группы "Меркадор" Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: "Единая Россия" и не могла пойти на открытые дебаты в эфире. Что касается оценки, то, думаю, что в наших условиях ущерба это ей не нанесет, в то время как участие в дебатах, скорее всего, нанесло бы ущерб и не только ей, но и, что более важно, Владимиру Путину, который ее лидер, но при этом сам он в дебатах участвовать заведомо не станет и не может по статусу. Поэтому "Единая Россия" проявила то, что и должна была проявить. Она себя в глазах избирателя связывает с Путиным. Она хочет сделать из выборов референдум по поддержке популярного президента. И уже одним этим она вынуждена ставить себя вне контекста спора с другими политическими партиями. Если парламентские выборы у нас не спор между коммунистами, демократами, националистами, державниками, а референдум в поддержку или против поддержки Владимира Путина, то какие здесь могут быть дебаты?! Тогда в дебатах должен участвовать сам Путин, а не какая-то там "Единая Россия".


Более того, де-факто у нас в стране действует такой консенсусный взаимно принятый запрет на критику персонально Владимира Путина. Можно ругать власть, можно ругать режим, Кремль, центр, Москву, кого угодно, но Владимира Владимировича Путина ругать нельзя.


Отсутствие "Единой России" в эфире, отсутствие ее на дебатах может, в конце концов, проявиться в том, что вместо дебатов друг с другом политические партии могут начать дебатировать с отсутствующим противником. Потому что любая партия, выступающая в оппозиции, прежде всего, критикует "Единую Россию", даже если ее представителей в данный момент в эфире нет. А ответить на критику люди из "Единой России" уже не смогут. Это политическое решение, с одной стороны, очень понятно и неизбежно, я думаю, для "Единой России", а, с другой стороны, несет для нее некоторую опасность. Потому что критика будет, все равно ее в рукав не спрячешь, а ответить на эту критику ей будет довольно трудно.



Данила Гальперович: Вы сказали, что остальные партии начнут, может быть, вместо того, чтобы спорить друг с другом, спорить с заочным оппонентом, то есть с "Единой Россией". А на избирателей как это скажется? Потому что, если само отсутствие "Единой России" в дебатах тоже вещь знаковая, то уж критика в ее адрес, когда она не сможет ответить, как повлияет на избирателя?



Дмитрий Орешкин: Мне кажется, что "Единая Россия" вообще достаточно сильно рискует, как это ни странно. Все ей раскрывают блестящие перспективы, а вот у меня складывается ощущение, что Россия такая страна, где очень болезненно относятся к таким вдруг приобретающим большую значимость этическим соображением. И вот это ощущение перегретости, слишком массированного давления на избирателя, слишком очевидной успешности, слишком явного преимущества может вызвать у избирателя раздражение. Правда, как оно реализуется, я не знаю. Кто-то, возможно, не пойдет на выборы, кто-то, возможно, пойдет и испортит бюллетень, а кто-то, может быть, проголосует за оппонентов. В этом смысле, мне кажется, у "Единой России" не такие уж безоблачные горизонты, как нам говорят. Потому что нам говорят и про 70 процентов, и про 80 процентов поддержки. Мне представляется, что ей будет довольно трудно набрать даже больше 50 процентов. А если она это и наберет, то некоторый шлейф сомнительных способов, которыми такие цифры получаются, будет тянуться за этой партией, что тоже совершенно ни к чему, в частности, Владимиру Путину.



Данила Гальперович: "Единой Россия" в таком случае понадобятся в Думе те, кто будет спорить с коммунистами вместо них. В этом смысле может ли быть использован административный ресурс для ЛДПР, как для партии, которая на протяжении всего срока своего в Думе, берет на себя эту роль спорщиков с коммунистами?



Дмитрий Орешкин: Ситуация политическая вообще крайне упрощается. И не надо "Единой России" никаких помощников иметь в Государственной Думе. Она вполне справиться с любым противником, имея конституционное большинство. А именно на конституционное большинство, 66 процентов мандатов, "Единая Россия" со всей очевидностью и настроена. Ее, по существу, не занимает вопрос - сколько будет оппозиционных партий в Думе. Одна, то есть коммунисты? Слава богу. Две? Ну, тоже ситуация ничуть не меняется. ЛДПР как против коммунистов далеко не самая сильная партия. ЛДПР всегда голосовали за такие достаточно жесткие державные ценности, а в Думе вели себя, как ласточки, поддерживая выступления президента. Они нейтрализовали потенциальную угрозу, исходящую от националистического фланга. Теперь у нас на фланге националистическом, на державном отчасти неплохо выступает сам президент и, соответственно, "Единая Россия". Так что, функциональная необходимость в ЛДПР, как мне представляется, в значительной степени отпадает. В общем-то, для "Единой России" это вопрос третьестепенной значимости - будет там ЛДПР, не будет там ЛДПР. Задача в том, чтобы 60-70 процентов мест было за партией власти. А все остальное - это уже частности.



Данила Гальперович: Это было мнение Дмитрия Орешкина об отказе "Единой России" от теледебатов.



Андрей Шароградский : Спасибо.



XS
SM
MD
LG