Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия вспоминает о жертвах репрессий


В Москве ветераны ГУЛАГа и их родственники в этот день приходят к Соловецкому камню на Лубянке

В Москве ветераны ГУЛАГа и их родственники в этот день приходят к Соловецкому камню на Лубянке

Траурные мероприятия, посвященные памяти жертв политических репрессий, проходят сегодня по всей России. В Москве в них приняли участие правозащитники, политики и сами люди, пострадавшие от репрессий.


«Бутовский полигон», где с августа 1937-го по октябрь 1938-го были расстреляны 20 тысяч 765 человек, посетил президент Владимир Путин. Только по документам, в период с 1921-го по 1953-й годы по политическим причинам были репрессированы более 4 миллионов человек, 800 тысяч приговорены к расстрелу. Многие жертвы и родственники сталинских репрессий до сих пор не могут добиться реабилитации.


На бутовском полигоне Владимира Путина встретил глава Русской православной церкви патриарх Алексий II . В храме Воскресения Христова и новомучеников и исповедников российских прошла панихида в память о жертвах политических репрессий. После этого президент возложил цветы к Поклонному кресту. «Мы долгие годы до сих пор ощущаем эту трагедию на себе. Многое нужно сделать для того, чтобы это никогда не забывалось, для того чтобы мы всегда помнили об этой трагедии. Храня память о трагедиях прошлого, мы должны опираться на все самое лучшее, что есть у нашего народа. Мы должны объединять свои усилия для развития страны. У нас для этого все есть», - сказал Владимир Путин.


В Москве основные траурные мероприятия проходили у Соловецкого камня на Лубянке. Туда к полудню пришло около тысячи человек. В руках многие держали цветы и фотографии своих родственников, пострадавших во время Большого террора. В этом году, уже по сложившейся традиции, возложению цветов к памятнику жертвам репрессий предшествовал митинг. Его организовала правозащитная организация «Мемориал» совместно с Общественной палатой России. Организаторы акции намеренно не приглашали для выступления перед собравшимися политиков из Государственной Думы. «Идет предвыборная кампания, и мы не хотим, чтобы наша встреча превратилась в политический пиар некоторых партий, - заявили во вступительном слове участники митинга памяти. - Мы просто пригласили всех сюда прийти и почтить память жертв политических репрессий». К Соловецкому камню, чтобы почтить память погибших, пришел лидер лишенной регистрации Республиканской партии Владимир Рыжков: «К сожалению, не сделали той работы по увековечиванию памяти жертв политического террора, который обязаны сделать. По-прежнему, засекречены архивы и нет доступа к ним. Даже очень часто у родственников нет доступа к полным данным о своих уничтоженных родственников. Во-вторых, в стране нет национального мемориала памяти жертв политических репрессий. который стал бы центром изучения, куда бы приезжали дети с экскурсиями. Мы по-прежнему стыдливо замалчиваем правду о нашей истории и покрываем палачей».


Комиссар молодежного движения «Наши», а по совместительству еще и член Общественной палаты Ирина Плещеева напомнила собравшимся, что от Большого террора в России в общей сложности пострадало 25 миллионов человек. Надо помнить о них, не сомневается девушка: «Миллионы жизней унесла эта страшная чума, но некоторые выжили. Они выжили путем страшных страданий и лишений. Они сейчас здесь. Они нашли в себе мужество и волю прийти сюда, чтобы вспомнить тех, кого уже с нами нет сейчас. Низкий поклон».


Член Общественной палаты Николай Сванидзе, выступая перед участниками митинга, говорил о том, что отношение к сталинским репрессиям и культу личности Иосифа Сталина сегодня в России неоднозначны: «Наше общество разделено по отношению к нашей истории. Бытует еще мысль (и она очень популярна), что любые многомиллионные, в том числе, жертвы могут быть оправданы некоей абстрактной высшей государственной идеей. Выходит учебник истории. И он активно пропагандируется, хотя красной мыслью проходит там та же идея - идея, которая уже была много лет назад, оформленная известным образом кратко и емко - лес рубят, щепки летят. Это свидетельствует о том, что мы подобно французским бурбонам все помним, но ничему не научились. А это говорит о том, что история может повториться».


Каждый год, собираясь 30-го числа у памятника жертвам политических репрессий, мы здесь говорим о том, что не решены вопросы реабилитации многих пострадавших, начал свое выступление член Общественной палаты Анатолий Кучерена. Надо за предстоящий год сделать так, чтобы в следующем октябре мы все смогли бы прийти к мемориалу жертвам сталинских репрессий, уверен адвокат: «Из года в год встречаясь здесь, мы понимаем, что ничего не делается. Я вас очень понимаю и разделяю ваши чувства и абсолютно уверен в том, что вы бы все хотели прийти сюда к памятнику и почтить память ваших родственников. Но вы вынуждены сюда приходить и просить власть, чтобы власть решала ваши проблемы. Давайте в следующем году придем сюда к памятнику и поблагодарим власть за то, что власть позаботилась о вас».


Борис Бочков просидел в тюрьме 2 года и 22 дня. В 1952 году его обвинили в антисоветской деятельности за то, что хотел уехать за границу. Он уверен, что сегодня сотни людей, не имея никакого отношения к репрессиям, добиваются реабилитаций: « В 1991 году реабилитированных в Москве было всего 4 тысячи. Сейчас их осталось около 100 человек. Вот у меня в районе, я координатор района Филевский парк, было 15 человек, а сейчас осталось 3. Умерли все за эти 15 лет. И вот очень много приезжих, очень много просто самозванцев. В Бутово наш координатор района одного подходит к журналистам - снимите ее, она тоже пострадавшая. Я говорю, а как вы пострадавшая? А у меня двоюродного брата посадили. Какая же она пострадавшая, если двоюродного брата посадили?! Лет 10 об этом вообще ни слуху, ни духу не было. А теперь начали ходить политики разные. Никто здесь никогда представления не имел, какие были тюрьмы. Конечно, говорят про какие-то ужасы после войны. Никто не говорит, что после войны был отменен расстрел. Только после смерти Сталина через год, через два возобновился».


Митинг на Лубянке закончился минутой молчания. В это же время в воздух запустили 70 черных шаров, по количеству лет, прошедших с начала Большого террора. Говорит лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский: «То, что произошло в нашей стране - это особое событие - это государственный террор. У государственного террора есть отличие от всех других видов терроризма. Сейчас много говорят о международном терроризме, но государственный террор - это террор, в ходе которого уничтожаются самые лучшие люди. Это такая рана, которую страна может не пережить. Она теряет то, что обеспечивает стране будущее».


В Самаре у памятника жертвам политических репрессий прошла акция памяти, которую организовало общество «Мемориал» совместно с объединенным гражданским фронтом и движением «За права человека». Где сейчас расположен детский парк, в 30-е - 40-е годы прошлого века было место расстрела сотен человек.


Для современной России тоже становится актуальным понятие политических репрессий. «Для того чтобы каждый человек, каждый гражданин знал о том, что мир стоит на грани опасности, поэтому это общая опасность. Здесь все люди, независимо от их политической ориентации, должны быть едины, поскольку это общий враг и общая опасность», - говорит исполнительный директор самарского отделения Объединенного гражданского фронта Валерий Павлюкевич.


В Челябинске, в день памяти жертв политических репрессий открылась выставка «Большой террор. Трагические страницы истории». На выставке, открывшейся во вторник в выставочно-экспозиционном зале Архивной службы Челябинска, представлены как исторические документы и фотографии, так и личные вещи заключенных. Их посетители выставки увидят впервые. Кое-что из экспонатов было изъято при арестах, а остальное принесли родственники репрессированных. На отдельной экспозиции будут представлены материалы о судьбе православных храмов - история гонения на священнослужителей и прихожан. Из 37 тысяч следственных дел, переданных Управлением ФСБ в челябинский архив, несколько тысяч были заведены на православных верующих людей.


Устроители выставки собрали фотографии репрессированных священников, а также их личные вещи, изъятые во время обысков - иконы, богослужебную литературу, кресты, переписанные от руки книги религиозного содержания. Во времена сталинских репрессий люди расплачивались за них свободой, а иногда и жизнью. Экспозиция «Большой террор. Трагические страницы истории Челябинской области» будет работать в течение года.


Траурные мероприятия, посвященные жертвам политических репрессий, завершатся сегодня панихидами в храмах.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG