Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Список альтернативных кандидатов в президенты


Елена Рыковцева: Десять лет в эти празднует газета «Новые известия». Если точно говорить, 1 ноября – сам день рождения. Хороший повод для встречи с ее главным редактором Валерием Яковым.


Мы с Валерием думали до эфира, какой бы вам вопрос задать, и договорились оттолкнуться от веры Михаила Касьянова в то, что все-таки перед президентскими выборами не правящие партии смогут как-то договориться о едином кандидате. Мы не спрашиваем вас, разделяете ли вы эту веру, мы просто просим, что если такое все-таки случится, и если они попытаются договариваться, чтобы вы им назвали свою кандидатуру. Кого вы считаете достойным для выдвижения от не правящих партий на пост президента? И главное, у кого есть шансы при этом? Не просто достойный человек, но чтобы были шансы, чтобы побольше людей его поддержало. Вот такие ответы мы будем от вас принимать, и Валерий будет комментировать ваши кандидатуры, нравится, не нравится, считает он проходимой эту кандидатуру, не проходимой, и сколько она может собрать голосов.


Итак, сначала, конечно же, разговор о газете. Валерий, изменилась ли миссия вашей газеты за эти десять лет? Зачем вы ее тогда начинали, и зачем она сейчас?




Валерий Яков

Валерий Яков: Тогда мы начинали ее вынужденно, потому что это была известная в ту пору история, десять лет назад, когда в старых «Известиях» сменился собственник, который отказался работать с Игорем Голембиовским, одним из лучших главных редакторов «Известий». Игорь Несторович ушел, и вместе с ним в знак протеста и в знак поддержки Голембиовского ушла целая группа журналистов – больше 40 человек тогда ушли. И вот мы решили тогда придумать свою газету, нам хотелось сохранить часть аудитории известинской, сохранить дух известинский – тот дух, который с 90-х годов – может быть, конца 80-х. И мы придумали газету «Новые известия», нашли инвестора. Тогда на первом этапе это был Березовский, что тоже известно. И запустили это издание. За два месяца мы сделали все: дизайн, идею, концепцию, нашли здание. 1 сентября вошли в здание, которое еще строилось, и 1 ноября вышел первый номер газеты. А завтра мы будем делать юбилейный номер, который будет десять лет спустя, что называется. Не было речи о миссии какой-то, каких-то политических целях. Нужна была работа, и хотелось все-таки нам, известинцам, остаться вместе. Удалось ли сохранить всю команду? Часть команды до сих пор у нас работает из тех людей, которые работали еще в старых «Известиях». Кого-то с нами нет. Игорь Несторович на пенсии. Часть журналистов ушли в другие издания. К сожалению громадному, нет с нами Отто Лациса. Но газета остается. Она, конечно, уже другая, она не та, что была десять лет назад, не та даже, что была пять лет назад. Сменились инвесторы, сменились собственники.


Четыре года назад мы практически опять ее начинали с нуля, имея в руках только название газеты и в поисках опять носились помещения, оборудования и так далее. Тем не менее, она выходит. И на мой взгляд, самое главное, что в ней осталось, это демократический дух, своеобразный известинский дух, на мой взгляд, все-таки в ней сохранился. И не зря нас и правозащитники, и интеллигенция продолжают считать своей газетой. Хотя сегодня мы и не оппозиционное издание, и не чрезмерно политизированное издание, а скорее, наверное, информационное, общественно-политическое. Я бы так охарактеризовал нашу газету сегодня.



Елена Рыковцева: Но, по крайней мере, без апологетики, которая уже во многих изданиях присутствует. Я имею в виду провластную.



Валерий Яков: Да, и нам удалось сохранить такую равноудаленность от политических партий, от политических движений. И, на мой взгляд, это тоже одно из достоинств. Главное, что сегодня это сложно. Сегодня нужно было к кому-то прибиваться, к какой-то из сил, для того чтобы выжить. Мы пока не прибились и пока выживаем.



Елена Рыковцева: Вы берете пачку в руки изданий. Вы их все очень хорошо знаете. Вы читаете каждый день газеты. Почему вы считаете, нужно читать вашу газету? Вот вы считаете, что нужно читать вашу газету, наверняка. Почему? На фоне всех остальных.



Валерий Яков: А я бы не стал так утверждать, что читать нужно именно нашу газету.



Елена Рыковцева: Не хотите хвалить себя.



Валерий Яков: Я начинаю утро не с «Новых известий», утро я начинаю с других газет. Я бы даже назвал, я начинаю утро с «Коммерсанта», смотрю газету «Ведомости», смотрю «Известия» всегда. То есть смотрю ряд изданий, потому что считаю их прямыми конкурентами, несмотря на то, что у нас немножко разные ниши. И мне всегда очень важно перед нашей редакционной планеркой понять, в чем мы сегодня проиграли нашим коллегам. И разговор на планерке мы начинаем ровно с этого, что нам удалось сделать в сегодняшнем номере, в чем мы опередили коллег и в чем мы проиграли коллегам. И в этом есть, на мой взгляд, живой процесс, который развивает газету.


И я бы советовал читать «Новые известия», может быть, не потому что мы можем опередить по какому-то информационному насыщению, нам это сложнее сделать, особенно в мире интернета и активных теле- и радиоканалов. Но по эксклюзивным материалам мы зачастую опережаем эти издания. И любой радиослушатель может об этом судить хотя бы по обзорам прессы. Практически нет дня, чтобы «Новые известия» не звучали в обзорах прессы. А звучат «Новые известия» как раз за счет тех эксклюзивных материалов, на которые нацелены все наши журналисты. И у нас первая полоса отличается от основных первых полос федеральных газет ровно тем, что мы очень редко выносим на главный материал событие минувшего дня – то, что делают основные газеты. Потому что утром открываешь газету, и практически в большинстве из них главные материалы похожи по теме. Потому что все отрабатывают событие минувшего дня. А у нас установка на эксклюзивный материал, то есть у нас в каждом номере каждый день первая полоса должна открываться эксклюзивной темой «Новых известий». И поэтому мы попадаем в обзоры, и есть что обсудить, и есть что почитать, и есть чем гордиться, если материал удался.



Елена Рыковцева: Какую нагрузку смысловую несут сегодня газеты во время предвыборной кампании, что они могут объяснить, что могут рассказать избирателю?



Валерий Яков: Сегодня газеты почти ничего уже не могут с учетом и закона «О выборах», и поправок различных к закону «О печати». Потому что нас настолько обложили всевозможными флажками, что довольно сложно рисковать. Мы начинаем получать предупреждения, вызовы в ЦИК. В частности, «Новые известия» уже были вызваны в ЦИК.



Елена Рыковцева: Уже сейчас?



Валерий Яков: Да.



Елена Рыковцева: А за что?



Валерий Яков: Из-за того, что мы опубликовали опрос общественного мнения и не сослались на то, когда этот был произведен опрос, какая аудитория была опрошена и так далее. Хотя заметка была просто полной перепечаткой «Интерфакса». То есть в колонке новостей стоял «Интерфакс», стояла ссылка на «Интерфакс». Тем не менее, мы были приглашены в ЦИК и должны были там давать объяснения. После чего мы практически отказались от публикаций опросов, потому что это становится немножко бессмысленным, потому что сама аннотация к этому опросу становится длиннее, чем результаты опроса. Потому что очень долго нужно перечислять, когда, где, кто, с какими целями проводил этот опрос. Это только один пример.


Далее, известно, что журналисты теперь не могут писать критические материалы о кандидатах, потому что это тоже считается участием в предвыборном процессе, агитации, контрагитации. А писать об их предвыборных обещаниях просто нет никакого смысла. Потому что мы все понимаем, что за этим ровным счетом ничего не стоит. Соответственно, правду писать невозможно, обманывать читателей не хочется. Поэтому наши публикации о грядущих выборах свели просто к минимуму.



Елена Рыковцева: Сознательно.



Валерий Яков: Да, абсолютно сознательно. И если есть возможность читателю просто лишний раз напомнить о заслугах тех или иных партий или представителей партий в действующей Думе, кто какие законы принимал, кто за что голосовал, мы делаем это. Для того, чтобы читатель мог перед выборами просто получить картинку о тех партиях и движениях, которые уже во власти, которые претендуют дальше оставаться в этой власти, и просто сделать правильный вывод, просто понять их заслуги и отделить зерна от плевел, то есть обещания от реальных дел, которыми они занимались. Вот это мы себе еще позволяем и будем это делать.



Елена Рыковцева: Конечно, поразительную историю вы рассказали про вызов в Центризбирком, потому что я прочитала гораздо более возмутительную заметку в газете «Известия» и говорила об этой заметке члену ЦИКа, которая была у меня в эфире, не называя газету. Это был материал директора ВЦИОМ Валерия Федорова, замечательно он назывался «Демократы за Путина», и было сказано, что «мы провели опрос демократически настроенных избирателей». Ты демократически настроен? Значит, мы тебя спрашиваем. Не понятно, как опрашивали. То есть никаких данных под этой колонкой не было вообще, никакой информации о том, как проводился этот опрос. И он пишет на голубом глазу, что все демократически настроенные избиратели за «Единую Россию», за Путина, потому что у них изменились ценности за последние десять лет, они теперь поняли, что им нужна стабильность и порядок, и теперь они видят стабильность и порядок в образе «Единой России» и Путина. Я считала, что это абсолютно прямая агитация. Это абсолютное нарушение правил публикации опросов. И это нарушение делает директор ВЦИОМ. Однако же, как я понимаю, никаких проблем у газеты «Известия» не возникло. И вы будете работать, конечно, в условиях крайне неравного подхода, крайне несправедливого отношения к газете и телекомпаниям, в которой «Единая Россия» каждую минуту присутствует, и это, конечно же, агитация, с точки зрения, может быть, нашей с вами. С точки зрения Центризбиркома, это всего лишь освещение деятельности вот этой партии. Видимо, так это будет.



Валерий Яков: Видимо, да, поэтому ровно поэтому мы дистанцировались отчасти от этого предвыборного процесса, потому что в шоу участвовать не хочется. Причем не в самом чистом, корректном, честном шоу. А быть абсолютно свободным у нас нет возможности. Потому что мы настолько обложены всевозможными флажками, что приходится все время учитывать вот эти ограничения. Что же касается вами приведенного примера, то мы практически стараемся не пользоваться опросами ВЦИОМа, особенно касающимися политических тем. Потому что для нас уже давно стала очевидной субъективность, прямо скажем, этих опросов. Чтобы не сказать жестче. Потому что мы многократно проверяли, проводились свои опросы на сайте газеты. У нас очень посещаемый сайт, до 50-100 тысяч посетителей ежедневно. И у нас абсолютно разные получались данные, полностью противоположные вциомовским. Хотя мы делаем поправку на то, что интернет-аудитория и аудитория нашей газеты, понятно, что она, может быть, тоже субъективна, но тем не менее. Поэтому нам важнее, может быть, оценки нашей аудитории. И когда нас интересуют те или иные вопросы, в том числе и по выборам, то мы опрашиваем нашу аудиторию и публикуем эти результаты. И они, конечно, выглядят, прямо скажем, не соответствующими официальным результатам.



Елена Рыковцева: Валерий, а что вы скажете о такой теории, которую я уже не от одного человека слышала? Что сама то власть тоже не ориентируется на опросы ВЦИОМа, которому она за свои собственные деньги эти опросы и заказывает. Это официальная, государственная структура и получает с удовольствием заказы от государства и даже жалуется, что мало получает, хотелось бы больше, потому что это оплачиваемые вещи. И вот сама власть, как говорят некоторые эксперты, не верит этим опросам, а верит опросам, которые она заказывает другой организации – ФАПСИ (Федеральному агентству правительственной связи и информации). Эти опросы в свое время и показали, что падает рейтинг «Единой России». И поэтому пришлось срочно укреплять ее Путиным. То есть поставили Владимира Владимировича перед фактом, что плохи дела, помогите любимой партии, и он помог. Эти же опросы ФАПСИ якобы сейчас являются причиной безобразно развернувшейся кампании против СПС. Казалось бы, чего с ней бороться? Ну, у нее 1% по ВЦИОМу. Чего вы на них выливаете эти тонны «черного пиара» в печатной прессе, а также посвящаете сюжеты в программе Пушкова? И это только начало. Сейчас на других каналах начнется. И вы не увидите Никиту Белых в этих информационных обязательных блоках. Даже Зюганова сейчас госканалы показывают в информационных блоках. Явлинский, Зюганов – перечисляют их как-то, показывают. Белых нет, просто нет и все. Якобы это тоже на основании данных ФАПСИ, что есть шансы у СПС попасть в Думу. Что вы скажете на это, правда, нет?



Валерий Яков: Мне трудно судить, правда это или нет. Хотя я знаю, что даже наши опросы, которые мы делаем у себя на сайте, они тоже принимаются в расчет, когда складывается общая картинка во властных кабинетах. И для меня это неудивительно, сегодня во власти преимущественно выходцы из спецслужб, люди, привыкшие работать с информацией, и люди, привыкшие анализировать информацию, не доверяя одному источнику, а собирая информацию из различных источников и совмещая ее, начиная от президента и заканчивая целым рядом министерств и ведомств и партий. Поэтому в этом нет ничего удивительного. Уж кто-кто, а они прекрасно знают, что тот же ВЦИОМ отчасти выполняет и пропагандистские функции, публикуя те или иные нужные результаты нужных опросов. Я не удивлен, что и ФАПСИ проводит свои исследования, не только ФАПСИ, очень внимательно относятся к исследованиям «Левада-Центра», потому что они, на мой взгляд, тоже более объективны. Так что, на мой взгляд, нет как раз ничего удивительного.



Елена Рыковцева: Читаю вам сообщения: «Валерий Васильевич Яков, я – Уханов Олег Алексеевич, журналист и писатель, сотрудничал в старых «Известиях», был политически репрессирован. Вчера на ваше имя отправил заказное письмо, ибо продолжаю служить. Прочитайте его лично».



Валерий Яков: Получу, прочту.



Елена Рыковцева: «Таким лидером объединенной оппозиции может стать Геннадий Семигин, партия «Патриоты России, - пишет слушатель Добрый. – Под его крыло могут войти левые и правые, что он не раз озвучивал и предлагал. Это реальная сила». Интересная сила эта «Патриоты России». Я о ней думаю в связи с огромным количеством рекламных материалов в прессе, которые появляются в пользу этой партии. Я вижу, что у них большой бюджет. Я вижу, что сегодня в «Комсомольской правде» появился аналитический материал, который рассказывает, что все опросы врут, а вот не врут те опросы, которые показывают 7-6% у «Патриотов России», и приводится список агентств, названия которых мне ни о чем не говорят, но зато они дают 6-7% этой партии. То, что партия хорошо упакована, это я вижу по прессе. А что она из себя представляет? Что вы скажете о Семигине?



Валерий Яков: Мне трудно судить об этой партии. Я только знаю, что часть журналистов, в том числе и из «Новых известий», уходили под издания, которые так или иначе финансировались этими движениями. Поэтому у меня субъективное отношение и к Семигину, и к его партии. Хотя я понимаю, что там действительно достаточно средств, потому что коммунисты нынешние, особенно из-под крыла Семигина активно занимаются капиталистической деятельностью и достаточно состоятельны. Шансы у этой партии, на мой взгляд, существуют, вряд ли 7%, конечно, далеко вряд ли. Не 7% хотя бы потому, что есть усталость от Зюганова. И сторонники коммунистических движений, коммунистических идей ищут более свежую фигуру, свежее лицо. И в этом смысле Семигин, конечно, более свежая фигура. Но то, что ему удастся набрать необходимый минимум и пройти семипроцентный барьер, я лично глубоко сомневаюсь.



Елена Рыковцева: Вы знаете, я когда думаю о какой-то свежей проходной фигуре, мне тоже почему-то приходят в голову коммунистические имена, потому что шансов больше. Это абсолютная, может быть, иллюзия, потому что я еще не продумала эту позицию, но мне кажется очень хорошим кандидатом от не правящих партий, но это надо, чтобы КПРФ еще отказалась от Зюганова для начала, была бы Елена Лукьянова. Женщина, адвокат, юрист очень хороший, коммунист и при этом, человек трезвый. Между прочим, она была юрисконсультом «Новой газеты», то есть очень хорошо вступает в контакт с демократической аудиторией. Вот мне пришла в голову вдруг эта мысль. Никому, кроме меня, она не пришла. И потом женщина, значит, ее будут меньше мочить все-таки, неудобно с женщиной то бороться такими грязными совсем методами.



Валерий Яков: Да нет, в нашей то стране это как раз не тормоз.



Елена Рыковцева: Да, удобно? Затопчут все-таки несчастную Лукьянову.



Валерий Яков: Скорее наоборот. Тут еще одно достоинство – папа у нее поэт.



Елена Рыковцева: Папа – поэт, да.



Валерий Яков: Папа – поэт и сиделец опять же. Прошел тюрьмы.



Елена Рыковцева: Ну, дети не отвечают и в хорошем смысле за отцов, не будем уж их путать совсем с папой.



Валерий Яков: Хотя, надо сказать, что Лукьянов был очень интересным политиком.



Елена Рыковцева: Конечно.



Валерий Яков: Очень ярким, интересным и полемистом был очень интересным.



Елена Рыковцева: Ну, наверное, вам нужно, может быть, сказать, что он и поэт хороший, а то он обидится.



Валерий Яков: Поэта Лукьянова не было, был поэт Осенев.



Елена Рыковцева: Что-то в этом есть, скажите? Как вам моя мысль?



Валерий Яков: Как вариант возможен.



Елена Рыковцева: Значит, я от себя уже предложила. А вы пока думайте, может быть, и у вас какой-то вариант появится. Вот уже предложили мы Семигина, Лукьянову. «От оппозиции должен быть коренной москвич, - пишет Сергей Митрофанов. – Их слишком давно не было у руля страны. Это геноцид образованного народа. Вопрос: двухпартийная система Запада – это триумф или упадок демократии?»



Валерий Яков: Ну, я думаю, что, наверное, это стабилизация демократии, если говорить о Западе. Потому что там существует не только двухпартийная система, там существует множество партий, но к власти приходят партии наиболее весомые. Для нашей страны это упадок.



Елена Рыковцева: «А раньше в «Новых известиях» работал Гагик Карапетян. Куда он потом ушел и чем сейчас занимается? И чем «Новые известия» отличаются от просто «Известий»?», - спрашивает Станислав Павлович. Станислав Павлович, можно две газеты рядом положить и прочитать один раз и сразу все поймете, чем отличаются. Ну, скажите, где Гагик Карапетян?



Валерий Яков: Я не знаю, где он работает. Я знаю, что он уходил работать на Радио Свобода , потом уходил в какую-то банковскую структуру руководить центром по связям с общественностью. Где он работает сегодня, трудно сказать.



Елена Рыковцева: Алла пишет: «Максим Галкин – абсолютно проходимая кандидатура». Ну, не абсолютно. Все-таки несерьезно. Мы же серьезно спрашиваем. Всерьез люди не проголосуют за Галкина.



Валерий Яков: Максим Галкин – как раз серьезный человек. Мне приходилось с ним общаться лично и не один раз, очень серьезный, очень образованный человек, с прекрасным чувством юмора.



Елена Рыковцева: Но работа у него несерьезная.



Валерий Яков: Телевизионная роль – ну, это имидж.



Елена Рыковцева: Шансы есть?



Валерий Яков: Конечно.



Елена Рыковцева: Хорошо.



Валерий Яков: Думаю, что мы бы, наверное, не проиграли с таким президентом.



Елена Рыковцева: «При доступе к прессе мог бы победить Болдырев Юрий», - пишет Владимир Павлович.



Валерий Яков: Не исключено. Я не исключаю. Я хорошо тоже знаю Болдырева. Он прекрасный полемист, очень интересно, логически мыслит. Главное, что с репутацией у него все в порядке.



Елена Рыковцева: Блестяще.



Валерий Яков: Он не был замечен, скажем так, в каких-то сомнительных историях, в предательствах и прочее. И даже когда он работал в Счетной палате, то и оттуда он ушел ровно потому, что был противником давления со стороны властных структур на него.



Елена Рыковцева: «К сожалению, выписываем только одну газету. И это не «Новые известия». Но интересные статьи нам откладывают друзья», - Майоровы пишут. По-моему, Майоровы выписывают «Новую газету», я помню, они нам писали об этом. «Что касается свободной темы, слава Богу, что зарегистрировали нашу партию. Не придется голосовать за всех скопом. По Москве то она наберет более 4%, а вот что будет в России, пока туманно». Наверное, слушатели Майоровы не хотят подставлять нас под законодательство агитационное. Но вы же можете писать о том, как партия называется, ничего страшного.


«Почему «Новые известия» не могут работать свободно и независимо, как «Новая газета»?» - Станислав Павлович спрашивает.



Валерий Яков: А кто сказал, что мы не можем работать независимо? Мы продолжаем работать независимо и продолжаем работать в рамках той свободы, которая сегодня еще возможна. Поэтому я бы не сказал, что мы уж совсем сложили руки и пишем о гламуре. У нас сохраняется и политическая полоса, довольно жесткая, и экономическая полоса, еще более жесткая. Но у нас нет задачи делать политический боевой листок. У нас есть задача делать информационное издание, которое бы несло читателю ту информацию, которой он сегодня лишен на телеэкранах, на радиостанциях отдельных, государственных прежде всего. И имеют возможность черпать либо из интернета, либо со страниц нашей газеты.



Елена Рыковцева: Просто это другая газета. Вот и все. Савельева предлагает радикально решать проблему с единым кандидатом: «Чтобы стране избежать диктатуры власти, нужно не допустить к власти чекистов-силовиков, как это произошло при Путине. Сейчас в России установлен режим, как в Чили при Пиночете в лице Путина. Желательно, чтобы у нас была изменена структура власти, и был сформирован парламент из известных оппозиционных политиков». То есть всех их просто включить в парламент, и вот это решение проблемы.


«Зачем народу нужен буржуазный миллионер Семигин? У нас есть Зюганов, честный, справедливый человек». Семья Егоровых не хочет менять Зюганова ни на кого.


Эвелина Сергеевна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: До сих пор «Новые известия» как-то не читала, а теперь в интернете буду просматривать. Раз все действительно свеженькое – это хорошо. Я тоже хотела сказать о Юрии Болдыреве. Есть еще такой лидер Николай Васильевич Маслов, бывший зам. председателя Госстроя Российской Федерации. Довольно молодой человек лет 40. Елена, много лет вас слушаю, но удивляюсь вашему желанию прижаться к земле пониже, а собеседника поставить выше себя. Мне кажется, в 21-м веке женщинам пора быть на равных с мужчинами, иначе зачем тогда на «Свободе» работать?



Елена Рыковцева: Спасибо, я буду расти. Валерий, что скажете о Маслове?



Валерий Яков: Не готов обсуждать.



Елена Рыковцева: Вот мы не готовы. Извините нас, пожалуйста. Алла Павловна, здравствуйте.



Слушатель: Вкратце скажу, что я, конечно, поддерживаю Юрия Юрьевича Болдырева. Это совершенно однозначно. Я только приехала, была в гостях в Израиле. И там имела счастье смотреть RTVI , там выступал Михаил Веллер. Прекрасно, что я – «яблочница» уже стабильная, так же как и мои дети. Но Веллер сказал, что он всегда был противником коммунистов, но сейчас он призывает голосовать за компартию. И знаете, я сейчас в нерешительности.



Елена Рыковцева: Что скажете, Валерий, пожалуйста?



Валерий Яков: Отчасти мне понятна позиция Веллера. Он не одинок. Я знаю многих даже своих коллег, которые активно поддерживали Явлинского…



Елена Рыковцева: А я и друзей знаю.



Валерий Яков: …поддерживали СПС, поддерживали другие демократические партии. И сегодня на нынешнем политическом безрыбье готовы поддержать коммунистов. В данном случае, это протестное голосование. Потому что уж за ЛДПР, наверное, не совсем удобно.



Елена Рыковцева: Это невозможно.



Валерий Яков: А вот коммунисты – это та самая ниша, с помощью которой можно выразить, наверное, свой протест. Хотя я не думаю, что это лучший способ выражения протеста.



Елена Рыковцева: Даже, может быть, не столько протест, сколько явная форма нежелания того, чтобы была доминирующей «Единая Россия», наверное, что хотя бы как-то, хотя бы какой-то партией ее попытаться уравновесить, хоть какой-то партии подбросить голосов – той, которая имеет шансы. И на это, кстати говоря, стремление людей на такие мысли, которые у них появляются, очень даже льют воду эти опросы, которые показывают: все, ни у кого больше шансов нет. Вот две партии проходят: коммунисты и «Единая Россия», а у других вообще нет шансов. И у людей формируется ощущение того, что кому бы я ни отдал голос, он пропадет. Поэтому нужно выбирать что-то одно из двух. Вот ставят перед выбором две партии. И что же остается людям, которые ни при каких обстоятельствах не проголосуют за «Единую Россию»? Виктор из города Королев, говорите, пожалуйста.



Слушатель: Я бы считал, что лучшей кандидатурой, которая бы представляла демократически настроенных граждан России, был бы Сергей Глазьев. Потому что те проблемы, которые лежат в ближайшие десятилетия перед Россией, они лежат в плоскости экономической. Он – доктор экономических наук, член-корреспондент Российской академии наук. Во-вторых, он человек терпимый к иному мнению, полемист, человек, не испытывающий комплексов, имеющий опыт работы во властных структурах, бывший министр, человек принципиальный, потому что ушел из правительства, когда был не согласен с курсом Ельцина. И человек, самое главное, не испытывающий комплекса неполноценности перед Западом, он будет говорить на равных и не упадет в обморок при виде британской королевы. А вот наши политики и СМИ – «как во всем цивилизованном мире», априори, значит, - нецивилизованная страна. Вот этого всего у Глазьева нет. Достойный, честный, нормальный человек и демократических взглядов.



Елена Рыковцева: Валерий, что скажете о Глазьеве в качестве такого кандидата?



Валерий Яков: На мой взгляд, не самый худший вариант. Потому что он действительно достаточно профессиональный человек, и яркий человек, и по крайней мере, мы бы не проиграли с ним. Но я бы не вычеркивал настолько резко из рядов «Единой России» всех только за то, что они там являются либо членами «Единой России», либо поддерживаются «Единой Россией» и находятся во власти. Потому что и в этих рядах есть достаточно много интересных и ярких фигур.



Елена Рыковцева: Может, мы даже и не знаем, что они члены «Единой России».



Валерий Яков: Есть Александр Жуков, очень интересный политик, есть Козак, крайне интересная фигура.



Елена Рыковцева: А он в партии?



Валерий Яков: Нет, он не в партии. Но по крайней мере, он в партии власти, скажем так. То есть достаточно много фигур, которые и во власти находятся, но я думаю, могли бы, по крайней мере, участвовать в этой гонке. И уж говорить о них в негативном свете только из-за того, что они либо поддерживаются «Единой Россией», либо находятся в партии власти, я бы не стал. И только из-за этого искать обязательно кандидата в протестном поле.



Елена Рыковцева: Но мы пытаемся как можно реальнее смотреть на вещи и представить себе, что вот эти не правящие партии поддержат политика и выдвинут от себя политика, который находится в правящем поле, на это совсем маленький шанс. Вот мы о чем говорим. Мы не говорим сейчас вообще реальный кандидат, хороший кандидат на президентский пост. Мы говорим: может быть, будет какой-то человек, вокруг которого им можно договориться. Что касается Глазьева, я со словом «яркий» не соглашусь. Есть у него проблема, что он не очень яркий. Немножко харизмы все-таки не хватает, мне кажется, и словесные конструкции очень большие выстраивает.



Валерий Яков: Ему, мне кажется, не дают возможности проявить себя. Если бы у него была такая возможность, он имел публичное поле телевизионное, радийное, то мне кажется, совершенно спокойно можно было бы подправить этот его не очень яркий, с вашей точки зрения, имидж.



Елена Рыковцева: Анна Федоровна из Москвы, говорите, пожалуйста.



Слушатель: Мне кажется, что последние 17 лет наглядно показали, что нам нужна сила, которая смогла бы объединить многих представителей нашего общества. Мне кажется, что такой силой может быть Коммунистическая партия. Думается, что и Болдырев, и Глазьев, Явлинский могли бы внести свой вклад. Ведь надо вспомнить, что редкие люди не служили родине.



Елена Рыковцева: Мы сейчас не про партии говорим. Хорошо, пусть будет кандидат от КПРФ, которого бы поддержал, например, Болдырев и Явлинский. Кто бы это мог быть?



Слушатель: Я думаю, что ее лидер.



Елена Рыковцева: Все-таки Зюганов. «Путин не идет на третий срок, не хочет урезать полномочия президента, но хочет играть роль. Вывод: преемником Путина будет Путина Людмила. Смотри новейшую историю Аргентины», - советует Александр. Ну, что сказать? Поздно уже, наверное.



Валерий Яков: Будем воспринимать как шутку.



Елена Рыковцева: Поздно. Она все-таки совсем не в политике и не успеет уже.


Спрашивают вас: «Чем отличаются программы основных политических партий, в том числе демократических?» - Евгений.



Валерий Яков: Не готов обсуждать, потому что я не видел программы «Единой России», не видел программы «Справедливой России». И потом не очень интересно сегодня их читать, потому что многие из них просто сделаны под кальку. И программы в большей степени являются теоретическим продуктом. Потому что когда дело доходит до реальности, а мы уже имели возможность наблюдать последние четыре года за представителями нескольких по крайней мере партий во власти, то программы остались программами, а реальность осталась реальностью и никак не соприкасается с тем, что они обещали.



Елена Рыковцева: «Что касается будущего президента, - очень грустно пишет Ирина Волкова, - то те, кого я и мои близкие хотели видеть, или ушли из жизни, или находятся в местах очень отдаленных». Даже я понимаю, на кого вы намекаете. «А так, честное слово, абсолютно все равно».


Послушаем Юрия Николаевича из Москвы.



Слушатель: Вы, ведущая, и ваш гость в студии плакались, что мало говорят СМИ об СПС и, в частности, о его лидере Белых. Но ведь никто иной, как сам Белых, похвалялся, что Путин проводит в экономике чисто либеральную политику. Свидетельством этому может служить тот факт, что Путин в правительстве держит таких идеологов СПС, как Кудрин, Чубайс, Александр Жуков и другие.



Елена Рыковцева: Ну, это не идеологи СПС, кого вы перечислили. Только Чубайса правильно назвали, он был отцом основателем, финансировал. А то, что партия себя раньше не позиционировала как оппонирующая президенту Путину, это тоже известно.



Валерий Яков: Она и сейчас не очень то оппонирует Кремлю и Путину.



Елена Рыковцева: И сейчас не больно оппонирует, а просто почему-то она вдруг стала мешать. Почему-то ее не хотят. Что касается внимания, которое ей уделяют, внимание абсолютно негативное, черное и плохое, позитивного внимания нет никакого в принципе. И даже в обычном информационном формате Никиту Белых не показывают вообще по телевизору.


Василий из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Мне кажется, что не самым проходным, может быть, но одним из самых проходных на пост президента мог быть Филипп Киркоров. У нас такой менталитет, что все поколения голосовали бы за него, если бы была его кандидатура. И он вполне подходит на этот пост, на мой взгляд. Если торговец мебелью может быть министром обороны, почему попсовик не может быть президентом?



Елена Рыковцева: Валерий, что скажете?



Валерий Яков: Всерьез комментировать это довольно сложно.



Елена Рыковцева: Я бы всерьез сказала, что у Киркорова очень подмоченная репутация – история с кофточкой. Если говорить серьезно, то есть поп-звезды, которых любят и уважают, и есть поп-звезды, которых перестали уважать в какой-то момент.



Валерий Яков: Тем не менее, если бы Киркоров участвовал в выборах, то он бы собрал очень большое количество голосов не потому, что он – Киркоров, а ровно по той причине, о чем я говорил, приводя в пример коммунистов. Протестные голоса собрались бы вокруг Киркорова. Обсуждалась ведь тема лабрадора Кони. И я думаю, тоже участие лабрадора Кони в президентских выборах, наверное, создало определенную остроту и проблемы для реальных кандидатов, потому что оттянуло бы очень много голосов на свою сторону.



Елена Рыковцева: Да он перекусал бы всех, вернее, она.


Мы слушаем Олесю из Москвы.



Слушатель: Это Олеся из Полесья. Я очень бы хотела, чтобы президентом стал человек-москвич, столичный. А то все с Ленина начиная, с худосочного революционного Санкт-Петербурга идут.



Елена Рыковцева: Ну, Ленин то из Ульяновска.



Слушатель: Я бы за Касьянова голосовала, если его допустят к выборам. Потому что на него навесили ходячую репрессию «2 процента». Я в это все не верю. У нас испоганить человека могут только так. А вообще, хватит этого революционного худосочного Санкт-Петербурга. Нам нужны москвичи округлые, кустодиевские. Лужков – хорошо, что москвич правит.



Елена Рыковцева: Давайте разделять. Насколько принципиально, чтобы это был именно москвич? И второй вопрос – Касьянов. Не будем это все прямо увязывать, что Касьянов, потому что москвич.



Валерий Яков: Я бы не хотел все-таки по географическому принципу определяться. Да, меня, может быть, по-человечески раздражает чрезмерное количество во власти людей, представляющих тот или иной город. В данном случае питерских, конечно, просто уж очень много, просто критично много во власти. Но тем не менее, я думаю, что, наверное, не москвич должен быть, не питерец, не человек из Свердловска, а должна быть яркая, убедительная, харизматичная фигура, которая своим профессионализмом прежде всего, наверное, будет полезна нашей стране своими деловыми качествами, а не географическим положением, принадлежности к каким-то службам или кругам. Важна не профессия, на мой взгляд, и не география.



Елена Рыковцева: Вы считаете, что эта кличка «два процента», которую когда-то Касьянову приклеили, он даже знает кто и как, в каких обстоятельствах это случилось, это была какая-то специальная кампания против него когда-то много лет назад, но она приклеилась… Вы считаете, это навсегда? В это верят? И это действительно, то, что никогда не даст ему шансов стать президентом? Что люди верят, что что-то с ним не так, что как-то он не чист.



Валерий Яков: Опять мне сложно судить, так это или не так. Но беда Касьянова в том, что у него возможности отвечать на все обвинения, реальной возможности он лишен. Если бы Касьянов мог выходить «К барьеру!», скажем, на телеканале НТВ…



Елена Рыковцева: Хотя бы.



Валерий Яков: Или я уж не говорю, появляться у Познера и участвовать в дискуссиях с реальными претендентами и кандидатами, тогда у нас была бы возможность оценивать фигуру Касьянова не по каким-то кличкам, придуманными политтехнологами, а по его реальным возможностям, по тому, как он мыслит, и что он предлагает для этой страны. У нас этой возможности нет, поэтому оценивать фигуру Касьянова объективно очень сложно.



Елена Рыковцева: «Решил проголосовать сразу за СПС и «Яблоко», осталось только расщепиться», - пишет Вячеслав. Расщепленные избиратели…


«У нас в Удмуртии, город Глазов, можно купить только «Новую газету», и то редко. Если бы в регионах была альтернатива кремлевским СМИ, то мы жили бы без Путина и клики», - пишет Александр.


«Касьянов и Каспаров – оба достойные кандидаты на пост президента России. Они должны все-таки договориться между собой, кому под силу потянуть президентский пост», - пишет Галина из Белоруссии. То, что Касьянов и Каспаров договорятся, даже нет смысла обсуждать. Не договорятся. Как вам кажется, Валерий?



Валерий Яков: Я тоже думаю, что лидеры наших демократических сил настолько дискредитировали себя и тем самым, к сожалению, демократические силы, что перспектив у них нет как раз по их собственной вине.



Елена Рыковцева: «Как вы думаете, что делал у президента Буша генерал Шаманов на аудиенции?» Ну, это старая история. «Не услышим ли мы поближе к президентским выборам эту фамилию?» - спрашивает Геннадий.



Валерий Яков: Мы можем услышать любую фамилию. И хорошо, что такая возможность еще сохраняется. Хотя у Шаманова, на мой взгляд, меньше всего шансов.



Елена Рыковцева: Иван из Москвы, говорите, пожалуйста.



Слушатель: Я не из правящих партий вижу Шойгу Сергея.



Елена Рыковцева: Вот, вроде бы и из правящей, казалось бы, из «Единой России», и человек, которого, может быть, вот эти не правящие партии могли бы поддержать, несмотря на то, что он из «Единой России»?



Валерий Яков: Давайте скажем, что во главе «Единой России», кроме Шойгу, еще есть и Лужков. И Юрий Лужков – прекрасный хозяйственник, который, наверное, не помешал бы своей стране в более серьезном качестве, чем просто мэр Москвы, я не знаю, президент ли, премьер-министр. Страна бы точно не проиграла от такого руководителя. И уж с Шойгу, с его колоссальным опытом антикризисного управления, на мой взгляд, мог бы быть не самый плохой фигурой, несмотря на то, что он – один из лидеров «Единой России». То есть вот лишние примеры того, что принадлежность к партии власти… Ведь «Единая Россия» вовсе не является отрицательным критерием.



Елена Рыковцева: Но существует ли хоть какой-то шанс, что не правящая партия поддержит кандидата, принадлежащего к руководству вот этой правящей партии? Хоть какой-то шанс есть, или это совсем невозможно?



Валерий Яков: Насчет лидеров партий, то как раз скорее всего, нет. А электорат этих партий – почему нет? Электорат этих партий достаточно здравомыслящий и вполне может поддержать нормальные фигуры, не ориентируясь просто на какие-то политические ярлыки.



Елена Рыковцева: Яков Алексеевич из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Почему нам упорно навязывают партию СПС? Ведь они целиком и полностью выполняют заказ США, и разве еще они мало награбили? Хотите дать еще возможность? Я лично против.



Елена Рыковцева: Все наоборот. Вам ее не навязывают, делают все, чтобы даже тот процент один, который дают им эти самые опросы, чтобы он уменьшился до каких-то минусовых величин. Не навязывают СПС, не волнуйтесь.


Светлана Леонидовна из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Отвечаю прямо на вопрос, кандидатура от не проходящих партий – прежде всего, это Болдырев, на втором месте Глазьев как грамотный аналитик, экономист, и от КПРФ, я считаю, Алферов – к сожалению, уже возраст не проходит, и Иван Иванович Мельников. Я уважаю честную профессуру. Это такая редкость.



Елена Рыковцева: Спасибо, Мельникова мы еще не обсуждали. Что скажете про Мельникова?



Валерий Яков: Не возражаю.



Елена Рыковцева: «Считать Козака великим государственным деятелем по меньшей мере странно. Он наглупил везде, где ни появлялся. Правительственные реформы, расплодил какие-то непонятные агентства без денег, министры без власти, чиновников стало больше, порядка меньше», - пишет Александр. Это вы Козака хвалили.



Валерий Яков: Да, и продолжаю его хвалить.



Елена Рыковцева: Ну, за что? Если такая реформа бездарная.



Валерий Яков: Дело в том, что реформой занимался не только Козак. У нас такая вертикаль власти сегодня, что все находится практически в одних руках. Поэтому оценивать только по Козаку результаты реформы было бы абсолютно неправильно. Тем не менее, Козак нормально себя проявлял и находясь во власти в Москве и особенно на Кавказе, показал себя прекрасным переговорщиком. И действительно, то, что напряжение там стало меньше, вокруг Чечни, в этом есть и заслуга Козака.



Елена Рыковцева: «На кличку «Миша 2%» я бы ответила так: «А Вова – 98%», - пишет Анна Павловна.


«Считаю, что в России президентом должен стать Виктор Анпилов, а премьер-министром – Геннадий Зюганов», - так пишет Вячеслав.


«Я бы выбрала президентом Болдырева или Рыжкова», - пишет Наталья.


«Просьба вспомнить о Владимире Рыжкове, человек, совершенно поддержанный в своем регионе, создавший огромную партию, образованный, демократ, полемист прекрасный, представитель нового поколения политиков», - пишет Михаил из Москвы. Что скажете, Валерий?



Валерий Яков: Думаю, что очень удачная тоже кандидатура.



Елена Рыковцева: А Анпилов?



Валерий Яков: Не готов поддержать эту фигуру из-за слишком радикальных взглядов, призывов, действий. Хотя мы с ним коллеги по факультеу журналистики МГУ, который в свое время он тоже закончил.



Елена Рыковцева: Вы учились как-то более-менее параллельно?



Валерий Яков: Ну, однокашники, из одного дома вышли. В разные годы, но тем не менее, он тоже журфак закончил.



Елена Рыковцева: Просто потому что журфак. Вот мы выдвинули целый список кандидатур, многих из которых даже вы лично считаете достойными. Газета что-то перед президентской кампанией сможет сделать, чтобы некую кандидатуру как-то попытаться пропагандировать от себя? Или законодательство никак не позволяет газете высказать свои предпочтения в этой ситуации?



Валерий Яков: Точно не будем пропагандировать, абсолютно точно. Информировать постараемся, насколько будет это возможно, о реальных шансах или оценивать те или иные программы, позиции, которые будут высказывать кандидаты, и постараемся предоставить любому из них наши площади, если это будет возможно.



Елена Рыковцева: Ну, нам тут прогнозируют, что «скорее всего, в президенты пройдет Любовь Слиска и наведет порядок по всем демократам». На этой оптимистической ноте мы заканчиваем программу «Час прессы», в которой мы начинали отмечать десятилетие газеты «Новые известия», которое еще будет торжественно продолжаться. И даже Валерий по секрету сказал, что концертом.



Валерий Яков: Да, 15 ноября в Кремлевском дворце съездов. Приглашаем, приходите на сайт газеты, и получите приглашение, билет на этот концерт.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG