Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наталия Орлова: "Единственная цель замораживания цен – это просто уложиться в некоторые инфляционные показатели"


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Иван Трефилов.



Дмитрий Волчек : О ситуации на российском продовольственном рынке мой коллега Иван Трефилов беседовал с главным экономистом «Альфа-банка» Наталией Орловой.



Иван Трефилов : Во второй половине октября ведущие российские производители продуктов питания и торговые сети приняли решение о временном замораживании цен на некоторые социально значимые продукты питания. С точки зрения экономиста, насколько эффективна такая мера сейчас, когда цены на продовольствие во всем мире растут?



Наталия Орлова : Я бы вообще не говорила про эффективность такой меры, то есть единственный результат, который от такой меры можно ожидать, что инфляция в этом году, может быть, уложится в интервал от 10 до 11 процентов. Пока это тоже такие достаточно грубые предположения, потому что динамика цен мало предсказуема. Но я хочу сказать, что как мера антиинфляционной политики замораживание цен, конечно, такой мерой просто назвать нельзя. Это просто временная отсрочка. Поэтому я хочу сказать, что на долгосрочную динамику цен она не сказывается.



Иван Трефилов : А для продовольственного рынка, насколько такие меры эффективны? Сейчас уже приходят сообщения, что наоборот начинается ажиотажный спрос на эти продукты, да и не только на эти продукты.



Наталия Орлова : Вы знаете, откровенно говоря, мне кажется, что ажиотажный спрос – это может в какой-то степени такое наследие советского периода, когда, действительно, у нас многие боятся, что вслед за заморозкой цен просто товары исчезнут. Мне кажется, что с точки зрения какого-то спекулятивного поведения это мало осмысленно. Потому что, в общем-то, идти потом и перепродавать масло, молоко или что-то еще вряд ли, наверное, люди будут. Конечно, этот контроль за ценами – просто желание показать статистическую инфляцию, она действительно порождает такое не совсем здоровое поведение. Но опять-таки, я еще раз повторюсь, что, мне кажется, единственная цель таких мер – это просто уложиться в некоторые показатели, более или менее приемлемые показатели, инфляции по итогам этого года, не более того.



Иван Трефилов : То есть вы хотите сказать, что это в большей степени сделано для достижения каких-то макроэкономических целей правительством, чем для людей?



Наталия Орлова : Безусловно. Потому что, на самом деле, самое главное в антиинфляционной политике (это во всех странах) – это управление инфляционными ожиданиями. Потому что самое главное, чтобы население знало, что динамика цен остается под контролем, она в некотором тренде. Совершенно понятно, что замораживание цен никоим образом на инфляционные ожидания положительно не влияет. Потому что, наоборот, люди скорее ожидают, что сейчас цены заморозили, а потом они могут подскочить. То есть это создает некую ситуацию нервозности и неопределенности. Соответственно, любые меры, которые на инфляционные ожидания положительно не сказываются, их просто нельзя отнести к эффективным мерам антиинфляционной политики.



Иван Трефилов : Цены, как объявлено, заморожены до 31 января. Дальше что будет?



Наталия Орлова : Дальше, я больше чем уверена, что как бы замораживание цен будет снято. Это значит, что если к тому времени нам повезет и на мировых рынках тенденция по росту сельскохозяйственных цен изменится, и они начнут снижаться, тогда это будет означать, что внутренние цены могут остаться просто на тех уровнях, на которых были. Если к тому времени мировые цены будут продолжать расти, то это означает, что внутренний рынок России тоже последует за мировым рынком.


XS
SM
MD
LG