Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политический кризис в Боснии и судьба Дейтонских соглашений


Ирина Лагунина: Десять дней назад словацкий дипломат Мирослав Лайчак, управляющий от имени международного сообщества в Боснии, сообщил об изменениях порядка работы кабинета министров и парламента страны. Мирослав Лайчак стал Верховным представителем в Боснии летом и сразу столкнулся с боснийской реальностью – общие органы власти трёх этнических групп (сербов, хорватов и боснийских мусульман) не в состоянии функционировать, потому что никакие законы, никакие решения не могут быть приняты, когда представители одной из трёх национальностей постоянно блокируют работу. А это можно сделать, просто не появляясь на заседаниях. Например, в Совете министров Боснии и Герцеговины девять министров – три от республики боснийских сербов, три хорвата и три боснийца-мусульманина. До сих пор все решения принимались, если за них проголосовали хотя бы по два министра из каждого народа. По новому закону, который принял Лайчак, нужны лишь голоса одного министра из каждой этнической группы. Решение вызвало негодование сербов, потому что не все их представители в государственных органах власти по национальности сербы, ведь в выборах принимали участие все граждане, проживающие в Республике сербской. Но согласно так называемым «боннским полномочиям» Верховный представитель в Боснии имеет чрезвычайные права самостоятельно принимать законы. Теперь Мирослав Лайчак пошёл на применение строгих мер. Руководство боснийских сербов в ответ грозится отозвать своих представителей из коллективных органов власти Боснии и даже организовать референдум об отделении Республики Сербской от Боснии. За ситуацией следит наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: В сербской части Боснии и Герцеговины в понедельник прошли митинги протеста против последних мер Верховного представителя ЕС в стране Мирослава Лайчака. Сербы воспринимают его решения как намерение централизовать страну так, чтобы их, относительно самостоятельная часть была полностью подчинена остальной Боснии.


На митингах звучали лозунги: «Республику Сербскую не отдадим», «Меняем Боснию, меняем Европу на Республику Сербскую». С резкой речью в ходе демонстрации в главном городе Республики Сербской Баня Лука выступил лидер боснийских сербов, глава правительства Милорад Додик.



Милорад Додик: Решение Верховного представителя - ненужный шаг, который мы воспринимаем как обман. В этой форме оно не может оставаться! Отведите его, господин Лайчак, или существенно измените! Если нет, то моя партия примет решение уйти в оппозицию. А это означает, что наших представителей в исполнительных структурах власти не будет – управляйте сами! Но без нас вы сейчас не можете, и не сможете в будущем. Я считаю и знаю, что не будет Боснии, если не останется Республики Сербской. Мы требуем от тех, кто поддерживает существование Боснии и Герцеговины, чтобы они приняли Республику Сербскую как равноправную и уважаемую составляющую часть страны, тогда мы можем остаться в её составе. Если будет иначе, то мы не допустим больше, чтобы нас унижали и покоряли.



Айя Куге: Боснийские сербы поддерживают Милорада Додика, и в эти дни заметно, как народ сплотился вокруг него. Но как смотрят на ситуацию аналитики из Баня Луки? Срджан Пухало считает, что политическая ситуация в Республике боснийских сербов ухудшилась с тех пор, как в минувшем году к власти пришёл этот разбогатевший бизнесмен, политик-популист - Милорад Додик.



Срджан Пухало: Я считаю, что у нас сложилась ситуация, которая может в любой момент взорваться. Но ещё не все карты на столе, и поэтому мы не знаем, останутся ли все участники конфликта до конца при своих нынешних позициях, что на самом деле могло бы привести к очень серьёзному кризису.



Айя Куге: Милорад Додик вряд ли отступит, считают в Баня Луке. Ведь речь идёт о его политическом будущем, которое он строит именно на обещаниях самостоятельности сербской республики и её тесных связях с Сербией. Социолог из Республики боснийских сербов Иван Шиякович отмечает, что и Додик, и главный представитель в Боснии Лайчак, в своем конфликте дошли до той грани, откуда отступления нет.



Иван Шиякович: Они, условно говоря, дошли до конца, и никто из них не может сделать ни шага. Если Лайчак и дальше будет настаивать на своих мерах, я опасаюсь, что может случиться то же, что случилось в Косово в конце 80-тых годов. Слободан Милошевич тогда отнял у албанцев все права, и они отступили в тень, построили параллельное общество. Я боюсь, что то же самое может случиться и в Республике Сербской.



Айя Куге: Атмосфера в сербской части Боснии напряжённая. Многие белградские аналитики также считают, что решения Верховного представителя ЕС Мирослава Лайчака представляют опасность для сохранения мира в Боснии.



Йован Бакич: Этими мерами Лайчак на самом деле нарушил позиции Республики Сербской в рамках Боснии и Герцеговины. Так можно дойти до того, что Республика Сербская в один день будет упразднена. Проблема состоит в том, что такое решение могло бы быть пагубным для мира на Балканах в течение будущих десятилетий. Сегодня в Боснии не может быть войны, но неудовольствие сербского народа может принять такие же масштаб, как пятнадцать лет назад. Это игра с огнём, и я опасаюсь, что в перспективе от Боснии и Герцеговины может не остаться камня на камни.



Айя Куге: Все вспоминают начало 90-х, когда боснийские сербы, при помощи Белграда, под предлогом, что их права ущемляются, вышли из всех органов власти в Боснии и провозгласили свою республику. Так началась война. Многие наблюдатели отмечают и другой аспект политического кризиса в Боснии: его прямую связь с Сербией - с близким разрешением статуса Косово. Руководство Сербии этого даже не скрывает. Министр внутренних дел Драган Йочич.



Драган Йочич: Меры Лайчака уже вызвали кризис, и они должны быть немедленно отменены. Вся ответственность за возможное ухудшение межэтнических отношений в Боснии ложится сейчас на Лайчака, из-за его попытки навязать решения и упразднить Республику Сербскую. Сербия крайне решительно требует полного соблюдения Дейтонских мирных соглашений и сохранения Республики Сербской, также как и соблюдения Резолюции ООН 1244 и сохранения Косово в составе Сербии. Не могут международные соглашения и международное право нарушаться всегда, когда это касается сербского народа, и ему в ущерб.



Айя Куге: Премьер-министр Сербии Воислав Коштуница усмотрел в решениях Мирослава Лайчака параллели между, якобы, попыткой международного сообщества отнять у сербов их республику в Боснии и отнять у самой Сербии Косово. Коштуница заявил, что Сербия «окажет мощную поддержку» боснийским сербам. Кто-то прочитал за этими словами угрозу применить военную силу.


На вопрос журналистов, опасные ли такие заявления официального Белграда, Лайчак ответил утвердительно.



Мирослав Лайчак: Они опасны, и они удивляют меня. Я считаю, что Сербия не в той ситуации, чтобы искать врагов или новые проблемы, ей их и так хватает. Но если сербское руководство считает, что надо искать новые проблемы, то оно выбрало не тот вопрос, оно полностью в этом промахнулось. Были бы хорошо, если бы Сербия решала свои собственные проблемы, и не пользовалась ни Боснией, ни Республикой Сербской как разменной монетой. Сербия ведь уже терпит последствия своего безответственного поведения.



Айя Куге: В последнее время два премьера, Сербии –Коштуница и Республики сербской- Додик, очень сблизились. Порой складывается впечатление, что Милорад Додик важный государственный деятель из Сербии: так часто он бывает в Белграде, и всегда рядом с Коштуницей. В кругах демократической интеллигенции Сербии есть мнение, что глава правительства Сербии вообще воспринимает Республику Сербскую в Боснии как часть Сербии.


Белградский аналитик Милан Николич.



Милан Николич: Его тенденция, действительно, занять даже более твердую позицию по отношению к сохранению Республики Сербской, чем по отношению к сохранению Косово в Сербии. Возможно, это страх, что сначала уйдет Косово, а потом и Республику Сербскую упразднят. Тогда международные державы действительно нанесли бы сербскому народу серьезный ущерб. Но самый большой страх Коштуницы – это потерять Косово в то время, когда он является премьер-министром. Если сразу после этого не станет Республики Сербской, то он воспримет это как тотальное поражение сербских интересов. В этом случае, я не исключаю, что Коштуница может пойти на коалицию с ультранационалистами и вести борьбу за возвращение Косово и реконструкцию республики боснийских сербов, или нечто подобное.



Айя Куге: Елена Милич из Европейского движения в Сербии считает, что для белградских политиков, возможно, важнее присоединить боснийских сербов к Сербии, чем добиться сохранения в составе страны Косово, где осталось не так уж много сербов.



Елена Милич: У меня уже долгое время назад сложилось впечатление, что у нас ведётся борьба не за Косово, а за Республику Сербскую в Боснии. И речь идёт не только об обострении отношений с Верховным представителем ЕС в Боснии, чем очень интенсивно и, вероятно, не полностью самостоятельно занимается Додик, а о долгосрочной стратегии решения велико-сербского вопроса через создание союза Сербии с Республикой Сербской и раздела Боснии.



Айя Куге: Боснийский политик Сулейман Тихич полагает, что Сербия, при поддержке России преднамеренно создает повод для дестабилизации Боснии.



Сулейман Тихич: Заявление премьер-министра Сербии господина Коштуницы и более раннее заявления заместителя министра иностранных дел Российской Федерации вызывают подозрения, что речь может идти об определенном сценарии дестабилизации Боснии и Герцеговине, и шире. Ведь Верховный представитель ЕС в Боснии своими решениями не нарушил Дейтонские мирные соглашения, не нарушил конституцию, не уменьшил никаким образом права ни одного из народов, в том числе сербского, который обладает равными правами со всеми остальными народами в Боснии. У него даже больше прав, чем у остальных - он имеет свою часть общего государства.



Айя Куге: Любопытно, что митинги протеста боснийских сербов в понедельник прошли под огромными портретами президента России Владимира Путина. Наблюдатели отмечают также, что когда Верховный представитель ЕС в Боснии десять дней назад сообщил о своих решениях по изменению порядка работы правительства и парламента, лидер боснийских сербов Додик выступал примирительно. Но его тон изменился через два дня, после встречи в Белграде с заместителем министра иностранных дел России Владимиром Титовым. Белград и Москва постоянно повторяют, что они не допустят нарушения Дейтонских мирных соглашений. Однако существует мнение, даже в Хорватии, заинтересованной в благополучии своих соплеменников - боснийских хорватов, что Дейтонские соглашения устарели и из-за строгого их применения Босния дальше функционировать не в состоянии. Президент Хорватии Стипе Месич.



Стипе Месич: Я надеюсь, что люди поймут, что Дейтонские соглашения - не окончательное решение. Они остановили войну, а теперь Боснии и Герцеговине надо дать возможность, чтобы она функционировала как любое другое европейское государство. Составные части государства не являются государством, и они не могут взять на себя функции государства.



Айя Куге: В Сараево начинается очередное заседание исполкома Совета по установлению мира в Боснии - международного органа, следящего за ситуацией в стране. Ожидается, что этот Совет попытается урегулировать политический кризис в Боснии и Герцеговине.


XS
SM
MD
LG