Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«100 лет русской графики». Выставка Вологодской картинной галереи в Москве


А. А. Успенский. Вид на Исаакиевский собор от Поцелуева моста. 1935 год. [Фото — <a href="http://www.rah.ru" target=_blank>«Российская академия художеств»</a>]

А. А. Успенский. Вид на Исаакиевский собор от Поцелуева моста. 1935 год. [Фото — <a href="http://www.rah.ru" target=_blank>«Российская академия художеств»</a>]

«100 лет русской графики» — такую выставку подготовила для московского показа Вологодская картинная галерея. Ей удалось собрать на редкость целостную коллекцию рисунков, которые практически неизвестны столичным зрителям. Среди авторов — как громкие имена, так и полузабытые художники. Вологодскую экспозицию можно увидеть в Выставочном комплексе Российской академии художеств на Пречистенке.
В.В. Владимиров (1880—1931), «Давид, играющий на арфе перед Саулом». Около 1908 года. Бумага, гуашь. [Фото — «Музеи России»]

Триста показанных на выставке произведений созданы в золотой для русского рисунка период. Самые ранние вещи относятся к середине XIX века, времени раннего романтизма. В последнем зале — середина века XX-го. «Для нас эти рамки появились, потому что именно в середине XIX века русский Север, русская провинция, Вологда стали формироваться в своих художественных пристрастиях, — говорит директор Вологодской картинной галереи Владимир Воропанов. — И здесь представлены работы как крупнейших российских мастеров, так и художников региональных, провинциальных и даже в раннем периоде русского художественного любительства. Во времена русских дворянских усадеб очень известные русские семьи, какие как Бречаниновы, Бабарыкины, произведения явно любительские, даже копийные, но сохраняющие интерес родовитого дворянства к искусству. Это такие поздние брюловские традиции».


Несмотря на то, что по вологодской коллекции можно изучать основные вехи развития русского искусства, у нас — говорит Владимир Воропанов — не просто сколок с его истории: «Нам хотелось показать мастеров любопытных — по судьбе, по истории. Мы стремимся собирать какие-то целостные фамилии, русские художественные гнезда и судьбы, трудные для России. Потому что много художников забытых, есть художники репрессированные, погибшие, художники, которые в силу ряда причин как бы оказались на обочине. Вот сегодня время их пришло».


— Вы упомянули, что собираете русские художественные гнезда. Это, значит, фамилии целые художников?
— Да, потому что, например, такие семьи, как Лансере, Бенуа — это и фамилия, но это целое гнездо, связанное с домом, Никольско-морским собором, это определенный круг друзей, близких, учеников. Вот это из старого времени. А сегодня мы собираем круг мастеров, который связан с домом Фаворского.


— Знаете, что удивительно. Вы говорите, что собираете такие громкие имена. Между тем, столичные музеи, которые, наверное, финансируются лучше, жалуются на то, что у них совершенно нет средств на покупку новых вещей, о которых они мечтают, которые им готовы продать. А как вам удается собирать это?
— Дело ведь здесь не в средствах. Нас ведь финансируют по сравнению с национальными сокровищами вообще никак. Практически большая часть работ, здесь представленных, они получены в дар.


Так целая коллекция работ Зинаиды Серебряковой попала в Вологду по завещанию сына художницы Евгения Борисовича, которого с галереей связывали десятилетия самых доверительных отношений.


XS
SM
MD
LG