Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Могут ли частные дошкольные учреждения войти в систему образования в России


Ирина Лагунина: Сегодня в России, с одной стороны, наблюдается дефицит детских садов, с другой, открылось много новых детских дошкольных учреждений, в которых еще не научились ориентироваться ни родители, ни зачастую городские власти. У микрофона Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Количество детских садов в России за последние 15 лет сократилось почти в два раза. Сегодня рождаемость хоть немного, но растет, и детские учреждения стали большим дефицитом. Некоторым мамам приходится становиться на очередь в садик еще во время беременности, а уж если действующий детский сад собираются закрыть, родителям приходится разворачивать настоящую военную кампанию по его спасению. С другой стороны, количество детских дошкольных учреждений в больших городах увеличилось, появилось много частных детских садов, а также всевозможных прогулочных групп и центров раннего развития, куда ребенка можно привести пару раз в неделю на несколько часов. И видовое разнообразие этих учреждений, и новые формы дошкольного образования не представляют собой застывшую картину, все течет и изменяется весьма динамично, отвечая запросам родителей и времени. Говорит начальник сектора модернизации образования петербургского комитета по образованию Леонид Илюшин.


Леонид Илюшин: Для Санкт-Петербурга вопрос с негосударственными детскими садами, было бы банально сказать, является банальным. Это мегаполис. Он существует и его можно разделить на несколько вопросов. Первое – это осуществление этой деятельности в поле теми, кто по каким-то причинам не имеет лицензии и таким образом действует на страх и риск родителей. Часто сюда относятся те, кто занимается не дошкольным образованием, а организацией пребывания детей где-то. Это организованное пребывание, может быть осуществляется какое-то развитие, но они лицензии не имеют. Нет и не может быть задачи, скажем, сбить «температуру» очереди, которая везде поднялась во что бы то ни стало. Есть достаточно глубокое понимание демографической ситуации на будущее, есть целевая программа, все-таки 66 детских садов будет построено до 2011 года. И понятно, что по адресу каждого детского сада идет работа. Я не хочу сейчас себя противопоставлять коллегам из негосударственного сектора, но это не поиск того, где вы поставите, где бы найти – это анализ ситуации с микрорайоном, с плотностью застройки и прочее. Возвращение по сути дела к идее грамотной социальной застройки города. Социальная инфраструктура была. Прекрасно все понимают, что в новую квартиру приезжают люди, которые заводят семьи, хотели бы иметь детей и которые потом хотели бы, чтобы, перейдя через двор, была возможность отвести ребенка в детский сад. Конечно же, город сохраняет курс на то, чтобы абсолютное большинство затрат на пребывание в дошкольном образовательном учреждении компенсируются из средств бюджета.

Татьяна Вольтская: С этой радужной картиной заботы городских властей о маленьких детях не совсем согласна директор негосударственного образовательного учреждения "Студиум" Наталия Микловас.

Наталия Микловас: Городу очень сложно будет решить вопрос постоянно растущей очереди. Я специально посмотрела ту цифру, которая в бюджете заложена на 2008 год на содержание в бюджете государственных дошкольных учреждений. Так вот эта цифра по сравнению с прошлым 2007 годом увеличена на 10%. Это только инфляция.

Татьяна Вольтская: Депутат Госдумы Оксана Дмитриева, анализируя недавно принятый бюджет города, отметила, что многое в нем ее тревожит.

Оксана Дмитриева: Сокращение доли расходов на образование – эта тенденция, к сожалению, продолжается. Бюджет нужно повернуть от чиновников к человеку.

Татьяна Вольтская: И если на самом деле денег на увеличение мест в государственных детских садах недостаточно, то решением проблемы действительно могут быть частные детские сады, - считает Наталия Микловас.

Наталия Микловас: Сделать зеленый свет частным детским садам и пусть они решают эту проблему. Потому что если решить проблему с арендой, если решить проблему с коммунальными платежами, то есть вполне реально сделать стоимость 6-7 тысяч в месяц. А это уже сможет платить практически любая молодая семья, где оба работают.

Татьяна Вольтская: Сейчас плата частный детский садик в Петербурге в среднем 16-18 тысяч рублей в месяц, что для многих семей является совершенно фантастической цифрой, кое-где она доходит до 30 тысяч.

Наталия Микловас: Частные детские сады не просят бюджетного финансирования. То есть это прямая экономия бюджетных средств, они сами готовы все, только дайте им помещение на длительный срок.

Татьяна Вольтская: Вот здесь-то, как говорится, и собака зарыта. Чиновник Илюшин заметил вскользь, что для государство думает о высоком, а не о том, куда что поставить, но для негосударственных учреждений это как вопрос жизни и смерти: есть помещение - есть садик, нет помещения - нет садика. И здесь в отношениях с Комитетом по управлению городским имуществом играет колоссальную роль так называемый коэффициент 0,1, - говорит Наталия Микловас.

Наталия Микловас: Существует в Санкт-Петербурге такой закон о порядке предоставления льгот по арендной плате. Льготы по этому закону имеют те организации некоммерческие, которые реализуют социально-значимые виды деятельности. И вот образовательная деятельность наряду с медициной относится к социально-значимым видам деятельности. На основании этого закона те школы, детские сады, которые реализуют образовательные программы, они имеют коэффициент социальной значимости 0,1. То есть если у меня арендная плата, скажем, сто тысяч в квартал, то с коэффициентом 0,1 я буду платить десять тысяч. То есть четкая позиция: если я отказываюсь платить 0,1, то мне продлевают договор аренды, если я не отказываюсь, то продлить практически нет возможности. Но они считают со своей стороны, они считают свой доход, который они приносят в город от использования площадей. Но они же не считают те средства, которые родители инвестируют не в детский садик, они инвестируют, между прочим, в экономику города. Это заработная плата, это налоги, это занятость, это коммунальные платежи. То есть эти же деньги не считаются, не считаются деньги, которые из бюджета выделяются на этих детей. На 2008 год финансирование на одного ребенка, посещающего государственный детский сад, 39 тысяч триста с чем-то рублей. Пусть это немного – сорок тысяч. Но если взять в Московском районе, в лицензированные сады ходят порядка трехсот детей. Сорок тысяч умножить на триста – это уже 12 миллионов. А если взять в рамках города?

Татьяна Вольтская: Частные детские сады удовлетворяют не потребности в местах, то есть сокращают очередь. Есть довольно много детей, кому по тем или иным причинам затруднительно находиться в обычном детском коллективе, среди них дети-аллергики, которых становится все больше. Новую программу для таких детей пытаются внедрить в детском садике при частной школе "Эпиграф", говорит ее генеральный директор Елена Лялягина.

Елена Лялягина: Пробуем ее сейчас развернуть. Там дополнительное финансирование нужно, поэтому начинаем диалог с бизнесом. Мне кажется, что мы как раз на самом деле по программе «Особый ребенок» работать можем лучше, чем большие сады. Потому что мы маленькие, мобильные.

Татьяна Вольтская: Почему нужна особая программа для детей-аллергиков?

Елена Лялягина: Им очень часто отказывают в посещении детского сада, потому что, как правило, особый режим питания – это самое большое. Хотя и содержание тоже. Ковриков поменьше, мягких игрушек поменьше. Просто так стало получаться, что к нам родители отдают ребенка и по ходу дела выясняется, что аллергия жуткая. Мне эта проблема особенно близка, потому что я сама аллергик, дети у меня аллергики, поэтому не могу отказать людям, чьи проблемы на самом деле понимаю очень хорошо. И так получилось, что мы сначала научились с ними работать эмпирическим путем, а теперь мы хотим это делать со знанием дела. Поэтому мы вступили в переговоры с медицинскими учреждениями и тоже с негосударственными, с ними проще разговаривать, им это тоже интересно.

Татьяна Вольтская: Аллергия - конечно, не единственная проблема, которая встречается.

Елена Лялягина: Я просто знаю по коллегам. Приходят иногда дети слабослышащие, которых не хотят отдавать в спецучреждения, где все дети слабослышащие. Они хотят, чтобы ребенок находился, как в Европе, как в Америке, особые дети учатся со всеми. Жить-то им на самом деле вместе со всеми.

Татьяна Вольтская: Настоящая беда, по словам Елены Лялягиной, что помещения у детских садов иногда отбирают под любым предлогом, а иногда оказывается невозможным вернуть помещение детсада, ранее переданное в аренду какой-нибудь коммерческой структуре.

Елена Лялягина: Автошколы, аптеки, люди тоже заключали договора надолго и они деньги свои вкладывали. Поэтому сейчас пытаются освободить, Но процесс тяжелый.

Татьяна Вольтская: А вот председатель петербургского отделения Ассоциации негосударственных образовательных организаций регионов России Татьяна Щур считает, что основная проблема для частных детских садов - это выход из тени.

Татьяна Щур: Выяснилось, что лицензировано 22 дошкольных учебных заведения, а по рекламе, мы просто взяли элементарно рекламу, там где-то около 60. Вот считайте – сорок не имеют лицензии. А сколько еще, которые не дают рекламы – это вообще неизвестно. И на каких условиях они содержатся и какие предоставляют услуги, каково качество этих услуг, никто не знает, кроме самих граждан, которые туда водят своих детей.

Татьяна Вольтская: От правильной организации детских садов, от их разнообразия, от уровня образования воспитателей и, если можно так выразиться, от того, насколько эти учреждения в целом дружественны к родителям и детям, не в последнюю очередь зависит решимость молодых семей завести хотя бы второго ребенка, что для многих европейских стран является острой проблемой. Да и проблема детских садов существует не только в России. Говорит наш берлинский корреспондент Юрий Векслер.

Юрий Векслер: Проблем с помещениями для детских садов в Германии нет. Известен только один казусный случай, когда владельцы частного дома заставили расположившийся неподалеку детсад переехать, так как шум от него якобы превышал норму. Помещений хватает, но молодые родители в Германии на собственном опыте познают сегодня то, о чем говорят политики: детсадов в стране не хватает и они по качеству ухода за ребенком и поддержке его развития, подготовке к школе, например, оставляют желать много лучшего. Существуют сады, финансируемые государством, но их очень мало и они, как правило, плохо оснащены. Есть сады при религиозных сообществах, организованные католической и протестантской церквями, например, но их тоже немного. Большинство же детсадов частные, возникающие, например, как родительские инициативы, когда группа родителей определенного места сама решает проблему отсутствия садика поблизости. Отдельные частные детсады могут быть очень хорошими, но тогда, как правило, весьма дорогими и в результате элитными. Все их обозреть трудно, так как разнообразие форм велико и в каждой федеральной земле свои особенности. В Берлине, например, качество садов восточной, бывшей социалистической части города, по-прежнему лучше, чем западной, так как на востоке сохраняются хорошие традиции и уровень подготовки воспитателей выше. Требования же к воспитателям детсадов Германии в целом невысоки и практически воспитателем может быть принят на работу любой человек без среднего образования после непродолжительных специальных курсов. Поэтому во многих частных детсадах учат и воспитывают детей кто во что горазд.


Для малообеспеченных родителей существует государственная поддержка в детском саду, но и в этом случае они должны платить от 23 евро в месяц в государственных или церковных до 140 и более евро в месяц в частных детских садах. Существующие частные детские сады различаются по времени работы. Кроме принимающих детей с утра и до вечера есть многие работающие либо до обеда, либо после обеда. Некоторые, привязанные к заводам со сменной работой, например, детские сады открываются в 5.30 и заканчивают работу в 20 часов. В таких детсадах часто есть возможность оставлять детей и в субботу, а так же и на ночь. Есть так же двуязычные сады с поддержкой второго языка, куда стараются отдать своего ребенка работники посольств и двуязычные семьи. В Берлине есть, например, и немецко-русские детские сады и даже немцеко-английско-испанский детский сад. Есть в нашем городе и созданный по инициативе пианиста и дирижера Даниэля Баренбойма детский сад для детей с рано проявившимися музыкальными способностями, в который принимают детей с двух лет.


В последние годы в Германии набирает силу тенденция организации яслей и садов под одной крышей, что до сих пор было редкостью. За этой тенденцией, видимо, будущее, так как совсем недавно государство выделило более двух миллиардов евро на поддержку создания новых яслей в период с 2008 по 2013 год.


XS
SM
MD
LG