Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Кириченко: "Законодательство становится все более и более двусмысленным"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский эксперт Леонид Кириченко.



Андрей Шарый: Независимые российские эксперты в области избирательного законодательства указывают и на то, что несовершенство правовых норм дает власти возможность для свободного их толкования и, следовательно, расширяет пространство для административного произвола в ходе выборов. В беседе с московским экспертом Леонидом Кириченко я предположил, что между характером законодательства и политической обстановкой в стране существует прямая связь.



Леонид Кириченко : Наш закон очень долго совершенствовался. Никто никогда не говорит о том, что в законе есть прямая норма, что под предлогом обнаруженной ошибки комиссия имеет право, законное право – подчеркиваю, переписать протокол об итогах голосования заново с новыми результатами. Этот протокол будет являться подлинным и действительным. А те копии, которые получат наблюдатели, они, естественно, являются ошибочными, предварительными. Поэтому они в суде, как это было 4 года назад, ничего сделать нельзя. Закон очень предусмотрительный. Он пишет, что комиссия сама решает – показывать ли кому-нибудь эту ошибку или просто вежливо отказать всем желающим установить истину.


Любые фальсификации являются основанием для отмены результатов выборов, итогов голосования, допустим, на участке, но неизвестно каким основанием достаточным или не достаточным. Поэтому суд сам решает, что, да, действительно, нарушение было, но это недостаточное основание. За фальсификацию член избирательной комиссии не может быть привлечен ни к какой ответственности без согласия либо Генерального прокурору, либо прокурора субъекта Федерации. Как вы думаете, зачем это сделано? Чтобы он честнее считал голоса?



Андрей Шарый: А как сложилась такая ситуация, при которой такого рода законодательство стало возможным? Чем вы это объясняете?



Леонид Кириченко : Мало компетентностью автора избирательного нашего законодательства, который этим занимался. Он просто был наивный человек. Ему говорили, что это нужно для независимости членов избирательных комиссий. И он соглашался с этим. Эти заготовки попадали в закон. Им уже 10 лет. 13 лет в наш закон не может попасть норма, которую мы подписали в декларации о честных и справедливых выборах, что государство должно гарантировать честность подсчета голосов. Вот этой нормы у нас нет в законе. Гарантируется только свобода волеизъявления граждан, а вот как считать голоса будут – это дело избирательных комиссий, а вовсе не граждан.



Андрей Шарый: Я верно вас понимаю, что такая ситуация возникла еще в силу тех причин, что 13, 15 или 10 лет назад, когда это законодательство формировалось в основе своей, в России были другие политические навыки, другая политическая атмосфера, существовала некая возможность для общества контролировать выборы. Сейчас политическая ситуация изменилась, однако законодательство осталось прежним, и возникла возможность для любого административного произвола.



Леонид Кириченко : Законодательство стало хуже. Оно совершенствуется. Оно становится все более и более двусмысленным. Вот, например, наш закон запрещает суду опротестовывать результаты выборов, отменять результаты выборов, если они сфальсифицированы правильно. Есть такое интересное понятие, что, оказывается, если, допустим, партия «Яблоко» не прошла, потому что у нее голоса похитили и подбросили тем партиям, которым вообще ничего не светило, так вот норма закона такова, что не является основанием для отмены итогов выборов действия, направленные на прохождение в Думу тех партий, которые итак не пройдут, даже с этими приписками. Приписки обратно вернуть нельзя. Это норма закона. И Страсбург ничем им не поможет. Такая норма закона.



XS
SM
MD
LG