Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Немецкий эксперт о психологии политического радикализма


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ирина Лагунина.



Андрей Шарый : О психологии политического радикализма с известным немецким экспертом по деятельности экстремистских групп, бывшим членом берлинского парламента, курировавшим вопросы антитеррористической деятельности спецслужб, Александром Ритцманом беседует моя коллега Ирина Лагунина. Ритцманн провел несколько исследований о трансатлантических аспектах борьбы с международным терроризмом.



Ирина Лагунина : Что является питательной средой для подобного рода крайне радикальных идей – не важно, как мы будем это называть – идеологией, крайней формой толкования религии, извращением религии и так далее?



Александр Рицман : Питательную среду в данном случае определить очень сложно. Все исследования, которые пытались выявить мотивы, заставляющие человека принять радикальный ислам и стать джихадистом, личные истории жизни этих людей, не выявили какую-то определенную тенденцию. Среди них есть и хорошо образованные, хорошо обустроившиеся в жизни молодые люди - представители среднего класса, и молодые люди без работы, практически выкинутые из этой жизни. И все они вступили в джихад. Что объединяет их, так это то, что они все впитывают эти радикальные идеи в определенной среде – в мечетях, в семьях или через своих друзей. Радикализация всегда происходит в замкнутых общественных группах.



Ирина Лагунина : Вы упомянули мечети. Пару лет назад французское министерство внутренних дел ввело обязательную программу обучения имамов французскому языку, что вызвало только улыбки. В Великобритании ширится движение за то, чтобы пятничные проповеди велись не на арабском, а на английском. Но есть ли в Европе какой-то положительный опыт, как бороться с проповедью экстремизма в мечетях?



Александр Рицман : Замечу для начала, что в большинстве мечетей проповедь радикальных идей не ведется. Но, конечно, есть религиозные центры, которые использовались для радикализации молодежи. Обычно это делали имамы, которые приезжали из стран Ближнего Востока, которые ничего не знали о европейской культуре или о культуре мусульман в Европе. Самый яркий пример – это мечеть Финсбери в Лондоне, где имам годами призывал вести джихад, вооруженную борьбу против США, Израиля и всего Запада. И никто ничего не делал, потому что Великобритания гарантирует свободу слова. В Германии в последнее время законы стали намного более жесткими. В последние четыре года власти получили возможность экстрадировать тех, кто проповедует насилие, если, конечно, они не являются гражданами Германии. Так что, в Германии не осталось мечетей, где регулярно ведутся проповеди насилия. Но проблема осталась, она ушла на другой уровень – в гостиные и на кухни, на задние дворы. Она переместилась в другую среду.



Ирина Лагунина : И в эту среду постороннему человеку, человеку другой веры проникнуть сложнее, чем в мечети. И уже даже эксперты по безопасности говорят о том, что побороть это явление – терроризм на почве джихада – можно будет только в том случае, если против него выступит само мусульманское сообщество.



Александр Рицман : Многие мусульмане говорят о том, что они не имеют ничего общего с радикальным, экстремистским течением в исламе. Они сами полагают, что эти экстремисты – не мусульмане, они только называют себя мусульманами, они только заявляют, что делают все во имя Аллаха, но это не так. Эта борьба в первую очередь касается ислама. В нем есть меньшинство, которое хочет насадить жесткие религиозные правила в первую очередь на большинство мусульман, а потом уже распространить это на остальной мир, вновь завоевать его, как уже было в истории ислама. Но повторяю, это – борьба внутри ислама. Именно поэтому я всегда призывал мусульман высказываться на эту тему, присоединиться к усилиям западного сообщества, которое пытается побороть экстремизм. Мы делаем много ошибок, но у нас есть и победы. Но без участия мусульман победить радикальный ислам невозможно.



Ирина Лагунина : Мы беседовали с экспертом по терроризму и экстремистской идеологии в Европейском фонде демократии Александром Рицманом.



XS
SM
MD
LG