Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжный угол. Альбом "Государственный Дарвиновский музей"


Алексей Кузнецов: В последние годы слово «дарвинизм» почти автоматически вызывает одну ассоциацию – процессы, которые с разной долей успеха проводят в разных странах противники дарвиновской теории эволюции. Креационисты, как их называют, стремятся как минимум исключить преподавание теории Дарвина в школах, как максимум – оспорить саму суть дарвинизма. Многочисленные дискуссии на эту тему, в том числе позвучавшие и на волнах Радио Свобода, конечно, не решат вопрос о пользе или вреде дарвинизма, да в этом, мне кажется, и нет особой необходимости. Но при всей остроте споров важно не выплеснуть, как говорится, с водой и ребенка – например, не забыть о Государственном Дарвиновском музее в Москве, который не так давно отметил свое столетие.


Этот юбилей, кроме всего прочего, был отмечен выходом в свет памятного издания, осуществленного в издательстве «Интеррос», - роскошного фолианта, где есть все: и история музея, и прекрасные старинные и современные фотографии. Рассказать об этом издании я попросил доктора биологических наук, члена ученого совета Дарвиновского музея, профессора МГУ Алексея Гилярова.


Алексей Меркурьевич, издание такого альбома, понятно, должно было состояться к 100-летию музея. Это не тот юбилей, чтобы обойтись без такой книги. Были ли раньше подобные издания в истории музея, и насколько сегодня эта книга может как-то повлиять на ситуацию вокруг музея?



Алексей Гиляров: Вы знаете, насколько мне известно, ничего похожего раньше не было. Хотя музей всегда вел издательскую деятельность какую-то свою, очень скромную, конечно, но каких-то шикарных альбомов, таких иллюстрированных, касающихся истории музея или его коллекции, ни разу еще не было. Ну, а как это может повлиять, я думаю, что просто создан замечательный прецедент. Во-первых, то, что показана коллекция, кусочек, конечно, крошечный кусочек коллекции музея, и включен рассказ об истории музея, снабженный тоже великолепными фотографиями и так далее, вот это очень какой-то удачный прием.



Алексей Кузнецов: Я слышал, что очень много использовано в оформлении этого альбома материалов, которые не представлены в основной экспозиции музея. Это так?



Алексей Гиляров: Да, это так. И вот это замечательно, потому что там задумывалось так, что авторы, сотрудники музея, они написали длинный текст, очень добросовестно, о том, как и что было, и так далее. А потом, когда начали делать книгу, выяснилось, что у тех, кто непосредственно в издательстве занимался книгой, у них другой взгляд. И как мне рассказывали сотрудники музея, для них не сразу как бы просто все это было, не сразу согласились. Но затем поняли, что все совершенно замечательно. И вот то, что там про музей, про историю музея совершенно замечательный раздел, пожалуй, самый интересный там, великолепно оформленный старыми фотографиями, вот это совершенно замечательно. Там, вы знаете, ведь начало музея 100 лет назад – это Александр Федорович Котс и его супруга Надежда Николаевна Ладыгина-Котс организовали. И вот рассказ о первых десяти годах музея – это просто рассказ самого Александра Федоровича Котса, который включен как часть этой большой главы об истории музея. И этот текст, написанный лет 60 тому назад, если не больше, он сейчас воспринимается как абсолютно современный текст. То есть основатель музея продолжает работать на музей сейчас, и это великолепно.


Великолепно представлены старые фотографии. Есть отдельный как бы альбом в книге. Крупного формата репродукции. Там есть фотографии чучел, что очень сложно сделать, потому что чучела – это очень мертвая натура. Чучела стараются имитировать жизнь, но это есть мертвая натура, а фотография чучела – это еще дальнейшее омертвление, поэтому это очень сложно сделать. Когда там показаны чучела некоторых птиц, которых уже давно не существует на свете, которые истреблены человеком, то это, конечно, впечатляет. Кроме того, там они показали фотографии из архив музея, прежде всего фотографии Надежды Ладыгиной-Котс, ее опыты с молодым шимпанзе Ионе, который жил некоторое время в семье у Котсов, это, по-моему, был 1916 год. Надежда Ладыгина-Котс вела за ним наблюдение, а потом через несколько лет у них появился собственный сын, и она вела над ним такие же наблюдения и эксперименты. И вот этот труд иллюстрировался фотографиями самого Котса. Вы знаете, эти фотографии сейчас можно выставлять на любую выставку художественной фотографии. Это вот не только документальные какие-то свидетельства, а это просто великолепные образцы художественно фотографии. Их рассматривать просто наслаждение. Кроме того, там представлены развороты старинных книг по естественной истории. Вы знаете, это же невозможно выставить в музее, можно открыть книжку на какой-то странице и все, а там показаны эти старинные гравюры, необычайно, конечно, красивые.



Алексей Кузнецов: Может быть, музей нашел бы возможность такие книги издавать в репринтном виде, и таким образом они вышли бы за пределы этого юбилейного альбома?



Алексей Гиляров: Вы знаете, это совершенно замечательная мысль, она тоже у меня возникала, и я даже немножко говорил. Мне говорили, что на самом деле альбом изображений птиц орнитолога XIX века Гулда сейчас опубликован, он продается и в центральных магазинах, и в ларьке в самом Дарвиновском музее, и он сделан с использованием конкретно той книжки, которая была в библиотеке музея, в собрании вот этих редких книг.



Алексей Кузнецов: Сегодня далеко не все музеи могут похвастаться и хорошим финансированием, и возможностью издать такую книгу, пусть даже и к своему юбилею. В этом смысле Дарвиновский музей на каком счету? Он нуждается в каком-то финансировании или же у него совсем другая ситуация?



Алексей Гиляров: Мне трудно ответить на этот вопрос квалифицированно, я член ученого совета музея. Надо задать вопрос, конечно, директору Анне Иосифовне Клюкиной. Но, во всяком случае, знаете, наблюдая несколько со стороны, вся история музея – сплошная борьба за выживание. И вот эта борьба за выживание была еще и до революции, она была в первые годы, конечно, после революции, тяжелое время, во время войны, после войны. И она продолжается все время. Но музею повезло, что во главе его были вот такие подвижники, как Александр Федорович Котс и его супруга Надежда Ладыгина-Котс. А сейчас уже, не помню точно, с 198.. какого-то года музей возглавляет Анна Иосифовна Клюкина, и это совершенно выдающаяся личность, которая просто своей необычайной энергией, преданностью делу все делала и делает. Кроме того, там замечательный коллектив молодых сотрудников. Это вообще очень молодой музей по составу работающих там людей.



Алексей Кузнецов: Музей один из немногих в мире, который посвящен истории развития одной научной теории. Это, наверное, и плюс и минус музея. Сейчас в ходу, очень популярен креационизм так называемый, и у всех на слуху названия судебных процессов, которые ведут против преподавания теории Дарвина. Насколько это отражается на деятельности самого музея? И отражен ли этот спор в издании, посвященном 100-летию?



Алексей Гиляров: (смеется) Вы знаете, борьба со всякими выпадами креационизма, и такими, в общем, безграмотными выпадами, она там, в общем, не отражена. И очень хорошо, что не отражена, потому что альбом, музей – они как бы выше этого. Другое дело, что основная идея Дарвина, вот это представление о том, каким образом осуществляется естественный отбор, что вот есть такой случайностный, вероятностный подход, нет жесткого детерминизма, это все очень важно, но взгляд на то, что есть эволюционная теория, взгляд на механизм, он, конечно, менялся за эти 100 лет. И поэтому современный дарвинизм, в общем-то, отличается от того, что было задумано Дарвином, но основные посылы Дарвина, основные его идеи, они не изменились.



Алексей Кузнецов: Так считает член ученого совета Дарвиновского музея, доктор биологических наук Алексей Гиляров. Спор о том, прав был Дарвин, или нет, наверное, в ближайшее время научного результата не даст. Скорее важно тут другое: понять, возможен ли в данном случае именно научный, и насколько он тут важен сам по себе. Но будем надеяться, что юбилейное издание «Государственный Дарвиновский музей» останется ценным, независимо от итогов спора.


XS
SM
MD
LG